Максимальное счастье

11 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 724

Мужчина средних лет встречал в аэропорту своего сына. Ничего особенного вроде. Особенно если учесть, что сын — хоккеист, возвращающийся с чемпионата мира, где выиграл серебряную медаль.

На первый взгляд — все просто. А на самом деле послушаешь эту историю — и не поверишь, что такое бывает в реальной жизни, а не в южноамериканских сериалах.


Тогда в московском аэропорту “Шереметьево-2” царило оживление. Все как и положено: телекамеры, чтобы заснять и проинтервьюировать героев, родные и знакомые с цветами, поцелуями и поздравлениями...

Тот мужчина ждал, когда из зоны таможенного контроля появится Максим Сушинский. А его все не было. Оказалось — он не полетел в Москву, а сразу из Швеции отправился в родной Питер.

Поняв, что игрока не дождаться, Юрий Николаевич (так звали встречавшего) решил узнать, где Максим, у двух хоккеистов, оказавшихся партнерами Сушинского по омскому “Авангарду”. Ребята любезно продиктовали мужчине номер мобильного телефона...

Своего сына — Максима Сушинского — Юрий Николаевич приехал встречать в аэропорт впервые в жизни. И вообще впервые за 27 лет, прошедшие со дня рождения сына, решил взглянуть на него и пообщаться с ним.

* * *

— Мне позвонили на следующий день, — с едва уловимым оттенком равнодушия начинает рассказывать Максим. — Мужской голос представился Юрием Николаевичем. Но не Сушинским — это мамина фамилия. Родители разошлись еще до моего рождения...

— Сильно удивился такому жизненному повороту?

— Ребята — Дима Рябыкин и Дима Затонский — предупредили меня: мол, жди звонка. Они, кстати, знали, что отца я ни разу в жизни не видел. Да у меня никогда и не было желания искать его.

— Какие были первые его слова?

— “Ты, наверное, не догадываешься, кто звонит?” — “Да нет, — отвечаю, — это вы, Юрий Николаевич...” Он удивился моей осведомленности, а я ему сказал, что слухи быстро доходят.

— Как вы договорились о встрече?

— Я сказал, что если у него есть желание меня увидеть, пусть едет в Питер. Так он и поступил. Уже потом я от него узнал, что у меня есть две сестры и брат. Юрий Николаевич создал четыре семьи, но ни с одной из них жизнь не сложилась.



* * *

— Он сильно волновался, когда возник отец, — жена Лена описывает состояние Максима после звонка. — У меня легкий шок: откуда? Муж тогда не спал всю ночь, бродил по дому, смотрел телевизор. А под утро ушел, по городу просто ездил. Вернувшись, сказал: если Юрий Николаевич не перезвонит, то обратится к одной ведущей с радио, пусть она объявит в эфире...

Супруга хоккеиста отчего-то чувствовала, что отец Максима должен рано или поздно объявиться. Думала даже обратиться за помощью в телепрограмму “Ищу тебя”. Попытки Макса разузнать у мамы что бы то ни было про отца были безрезультатными — на сей счет она не любила распространяться.

— Когда я еще была невестой Максима, мне это было интересно. Но никто из его родных на мои расспросы не отвечал. Даже отсаживались, когда я пыталась затронуть эту тему. И муж уже после женитьбы ничего не рассказывал. Хотя, скорее всего, это все-таки его интересовало — в глубине души.



* * *

На людях большинство вообще-то не склонно обнажать свою душу. Не стремился к этому и Сушинский. Ни в одном интервью — а их за карьеру хоккеист раздал сотни — он не обмолвился, что это у него фамилия мамы. Поинтересоваться никому в голову просто не приходило.

— Знаешь, безотцовщиной никогда, даже в детстве, себя не чувствовал, — говорит Макс. — У меня мама крепкая и волевая женщина — бывшая спортсменка! У нее такой характер, что могла решить любой вопрос. Она мне и заменяла отца. А бабушка — маму. И я не замечал, что к моему воспитанию не приложили мужскую руку. А главное — это не сказалось на взрослой жизни. Решения я всегда сам стремился принимать.

— Максим, не было подозрений, что этот человек мог всего лишь выдать себя за твоего отца?

— Сомнения, конечно, были, но небольшие. Кто-то, кстати, злословил: мол, только выиграл медаль — так родственники и потянулись косяком. Но когда на нашу встречу с отцом приехала мама, все стало ясно. Это — он… Хотя мама поначалу наотрез отказывалась встречаться с нами. Вовсе не потому, что эта встреча спустя столько лет причинила бы ей боль. Расстраиваться, и уж тем более плакать — это не в ее правилах.

— Как ты обращался к отцу?

— По имени-отчеству — Юрий Николаевич. Папой мне его тяжело назвать, и вряд ли я поменяю точку зрения. К тому же при нашем общении я не заметил, например, хоть какой-то гордости за меня. Это человек, посвятивший жизнь исключительно себе...

— Из чего складывалось ваше общение?

— В день его приезда у меня собирались друзья. Им я даже больше времени уделял. Хотя от них не стал скрывать, кто этот человек, которого они, как и я, видели впервые. Поэтому разговоры с Юрием Николаевичем, по большому счету, были ни о чем. Как добрались, не желаете ли чаю? С чужим человеком не особо начнешь откровенничать. Сам я не очень интересовался перипетиями его жизни. Главное, что от него я узнал о двух сестрах, живущих в Москве, и одном брате в Нижнем Новгороде.



* * *

Самый известный герой этой истории — хоккеист Максим Сушинский. Но главная роль в эпопее, достойной экранизирования, принадлежит одной из его младших сестер — Оксане. Не будь ее личного упорства, кто знает, когда бы Максим познакомился со своим отцом.

У девушки, кстати, вообще увлечение — ее родословная. Оксана всегда интересовалась генеалогическим древом семьи. Поиски не были безуспешными — нашла родственников в Ставрополе, ездила даже с ними знакомиться. И с сестрой Ирмой Оксана познакомилась благодаря этой потребности искать родных. Про нее она была наслышана от отца с детства. Юрий Николаевич хоть и не воспитывал Оксану, но все же из четырех детей чаще всего общался именно с ней. Но главная встреча у двух девушек была еще впереди.

— Как я узнала про Максима? Папа обмолвился, что у него есть еще сын, который постарше меня. И эта была вся информация. Я думала, что у него фамилия отца. Но потом выяснилось, что у Макса фамилия мамы.

Поиски начались с Интернета. Однофамильцев оказалось много — художник даже какой-то нашелся. Но что-то в его внешности, как заверяет Оксана, ей не показалось: чувствовала, что должно присутствовать внешнее сходство, какие-то знакомые черты. Например, нетипичный овал лица — как у ее сестры Ирмы. И Оксана не ошиблась.

— Фотографии если и были на сайтах, то не везде качественные. Но по ним можно было хоть как-то ориентироваться. Могу сказать, что большую роль сыграла фотография дяди. Он — копия Макса. Внешнее сходство нам с Ирмой подсказало, что именно тот Максим Сушинский, который хоккеист, — наш брат и есть! Во время чемпионата мира мы с сестрой внимательно следили за его игрой.

Закончился хоккейный чемпионат мира. Коллеги Оксаны по работе вовсю обсуждали финальный матч, где Максим забил две шайбы. Девушка не стесняясь заявила: “Это мой брат!” Окружающие сочли высказывание удачной шуткой и стали подначивать Оксану, обращаться на “вы”. Мол, раз такого брата имеет…

— А через несколько дней мама мне говорит: звонил молодой человек и представился братом — Максимом Сушинским. Первая мысль: кто-то с работы разыгрывает меня. Но вычислить шутника не удалось… И вот сижу одна в кабинете, раздается звонок, междугородный. Сердце выпрыгивать начало. Поднимаю трубку и слышу голос Максима: привет, мол, сестричка. Что ответить ему — не знаю. Из головы вылетели все варианты текстов, которые я заготовила для собственной презентации. Эту ситуацию я себе несколько иначе представляла: сидим в кафе, я восхищаюсь спортивными успехами Макса. На деле же все вышло гораздо проще.



* * *

Когда Оксана и Ирма выяснили, что у Максима есть семья, дочка, то у них возникли опасения: нужно ли ему общаться с новыми родственниками?

— Мы переживали: а вдруг Макс решит, что мы его решили искать после чемпионата, раз он такой известный, — говорит вторая сестра Сушинского Ирма. — Да, нам хотелось поскорее познакомиться. Но в то же время не хотелось выглядеть навязчивыми. Иногда руки чесались позвонить, но сдерживали себя. Но, слава богу, Макс обрадовался новому знакомству...

А первый раз сестры и брат встретились в мае прошлого года на церемонии чествования лучших хоккеистов сезона. После этого виделись нечасто — приглашали друг друга на дни рождения. И еще когда в Москву прилетал на календарные матчи омский “Авангард”. У хоккеистов после игры и до посадки в автобус, увозящего в аэропорт, немного времени — и все его они тратили на разговоры.






    Партнеры