Смертельное желание похудеть

12 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 2889

Булимию и анорексию называют болезнью ХХI века. По степени сложности лечения она занимает второе место после наркомании. К сожалению, в России ее распознают не сразу. Неудивительно, что таких больных лечат от гастрита, язвы желудка, мигрени, иногда доходит до трепанации черепа! Проходят годы, прежде чем удается выявить реальную причину недуга. Для большинства это оказывается слишком поздно.

Особенно часто, как ни странно, с диагнозом “анорексия” или “булимия” в столичную клинику неврозов юноши и девушки попадают во время Великого поста. Как объясняют психиатры, зачастую молодые люди, пытаясь совместить увлечение религией и стремление похудеть, злоупотребляют строгим постом. Психологически не готовые выдержать испытания ограничением в еде, молодые люди оказываются не в силах подавить пищевой инстинкт, срываются, начинают переедать и тут же бросаются в другую крайность — наказывают себя еще более строгим постом. Но опять его не выдерживают. И все повторяется по кругу.

Огромная территория 14-й городской психиатрической больницы на окраине столицы обнесена высоким бетонным забором. Рядом — лесопарк. Мы проходим в один из корпусов. По левой стороне длинного коридора расположены палаты без дверей. В одной из них проходят лечение больные булимией и анорексией. Комната рассчитана на тринадцать человек. И это на всю Россию. Подобных лечебных учреждений больше нигде не существует.

Девушки окидывают меня равнодушным взглядом. Под тренировочными костюмами и халатами безобразная худоба пациенток незаметна. Единственное, что может выдать таких больных, — щиколотки объемом в несколько сантиметров и еще более узкое запястье. На шее видна каждая прожилочка, на лице — сильно выступающие скулы, впалые щеки и темно-коричневые круги под глазами оставляют мрачное впечатление.

— Пойду покурю, — тихим голосом произносит одна. — Кто со мной?

Несколько девочек еле-еле поднимаются с кроватей. Опираясь на деревянные палочки, друг за другом выходят в коридор.

— Они довели себя до такой степени дистрофии, что даже передвигаться самостоятельно не могут, — объясняют врачи. — А ведь когда-то были красавицами!..

“За полчаса я съедала кастрюлю супа, десять котлет и несколько ведерок мороженого”

— Я до сих пор не могу забыть то время, хотя с тех пор прошло больше трех лет, — рассказывает бывшая пациентка клиники Юлия. — Иногда мне снятся эти жуткие палаты, душевнобольные люди — с ними я провела около двух месяцев. Я помню одну женщину, которая справляла нужду в коридоре, не стесняясь окружающих. А другая — каждое утро танцевала лезгинку в нашей палате абсолютно обнаженной.

Всю жизнь Юля занималась профессиональными танцами. Когда денег стало не хватать, уехала в Грецию работать в ночной клуб стриптизершей.

— Однажды кто-то из наших девчонок сказал мне, что я слишком толстая для подобных танцев, — продолжает Юля. — Я весила 65 килограммов при росте 175 см. Как-то я услышала, чтобы похудеть, надо каждый раз после еды вызывать рвоту. Попробовала несколько раз — эффект оказался потрясающим! С тех пор я стала этим заниматься каждый день. Первые полгода приходилось вызывать тошноту с помощью пальцев. Потом мне достаточно было нажать на диафрагму или просто нагнуться, чтобы “процесс” пошел. Так я сбросила 14 килограммов.

Когда вес Юлии достиг 45 килограммов, она не могла продержаться на сцене больше пяти минут — у нее начиналась одышка и боли в ногах.

— Каждый день я говорила себе: “Все, это последний раз, завтра остановлюсь”. Но остановиться уже не могла. За полчаса я съедала кастрюлю супа, десять котлет, выпивала два литра воды и тут же бежала в туалет вызывать тошноту. Моя подружка-булимичка съедала сковородку макарон, десяток огромных сэндвичей и восемь ведерок мороженого, потом все это тоже оказывалось в унитазе. Чувство голода пропадало всего на полтора часа. Мой желудок мог растягиваться до невероятных размеров, а потом резко уменьшаться. Постепенно пища перестала усваиваться в организме. Меня тошнило от одного глотка воды. Тогда я обратилась к врачам...

Так Юля попала в 14-ю психиатрическую лечебницу.

— Меня накалывали мощными психотропными препаратами. Я все время находилась в состоянии прострации. Видимо, с помощью этих сильных лекарств врачи перекрывают нам какой-то центр головного мозга. Я уже не думала ни о еде, ни о тошноте, ни о фигуре.

После выписки Юля уехала в Италию со своим мужем, где она продолжила курс лечения.

В Италии подобное лечение стоит порядка сорока долларов в день. В Америке три месяца пребывания в подобной клинике обходится пациентам в 49 000 долларов. Перед тем как попасть в такую лечебницу, больной подписывает контракт, обязательное условие которого — соблюдение всех правил. Если в течение двух недель больной не поправляется, с ним разрывают договор. Обратно такого пациента уже не примут.

— Булимичкам и анорексичкам свойственно врать. Первые не могут не вызывать рвоту, вторые — прячут любую еду в рукава, под подушку, поэтому за нами пристально следили врачи, даже в туалет сопровождали. Анорексички тяжелее переносят лечение. Заставить их есть невозможно. Я помню девочку, которая съедала две ложки риса и плакала: “Боже, как много я сожрала, я поправлюсь и буду толстая, как корова”.

Юля неожиданно замолчала...

— Знаешь, ничего бесследно не проходит, — сказала она после пятиминутной паузы. — Правильно говорят врачи, если человек страдал булимией или анорексией, в будущем риск заболеть этим остается. Сегодня я вообще не хожу в гости — боюсь переесть. Я по-прежнему могу просто нагнуться и тут же освободить желудок...

Девушки, чей вес не превышает 30 килограммов, считают себя толстыми

Болезнь нервная анорексия и булимия появилась в конце XIX века. В Советском Союзе первый случай зафиксирован в 1952 году. Тогда этой проблемой стали заниматься в Москве на кафедре психологии РУДН. За все эти годы сотрудниками кафедры было обследовано около 2500 человек из разных городов Союза.

Девушки болеют анорексией куда чаще мужчин. Особенно страшно то, что причины заболевания скорее социальные, чем личностные. Навязываемый телеэкранами и модными журналами культ манекенщиц, многие из которых, кстати говоря, куда более тощие, чем допускают физиологические нормы, заставляет юных особ идти на нечеловеческие муки, чтобы приблизиться к своим кумирам. Грань между худой и истощенной фигурой оказывается слишком тонкой, перейти ее легко, а вот вернуться обратно почти невозможно — психика ломается, и на голодание люди подсаживаются так же, как на алкоголь или наркотики.

Многие годы анорексией страдали Джейн Фонда, не смогла избавиться от страшного заболевания принцесса Диана, Кейт Мосс провела в психоневрологической клинике лучшие годы жизни. Знаменитая манекенщица Твигги пережила клиническую смерть на почве крайнего истощения организма. Все это подавалось прессой завуалированно, зато тип до крайности худощавой женщины выдавался за образец сексуальной привлекательности, подсознательно впечатывался в мозги юных девушек как гарантия будущего сногсшибательного успеха. В мужские же головы вбивался заманчивый образ худой, стильной подруги жизни, при этом мало кто помнил слова Кеннеди-старшего: “фарфоровые куколки детей не рожают”.

...Передо мной стоит 18-летняя девушка с широко распахнутыми глазами. Катя стала худеть в 15 лет. Поводом послужили обыкновенные насмешки со стороны одноклассников.

— Она выбрасывала пищу в окно, прятала в пакеты, засовывала в карманы. Затем стала пришивать спецпакеты к внутренней стороне одежды и складывать пищу туда, — рассказывает доцент кафедры психиатрии и медицинской психологии Андрей Брюхин. — Так же она изнуряла себя физическими нагрузками. Когда выходила гулять с собакой, бегала по двору с такой скоростью, что собака еле доползала до дома. Катя могла до двухсот раз согнуться-разогнуться через стул, от чего кожа стиралась до крови.

Девушки этого отделения с удовольствием делятся самыми изощренными способами похудания.

— Для выведения пищи я использовала либо слабительные, либо мочегонные препараты. Так же хорошо помогают клизмы, только не обычные, медицинские, а большие очистительные, сифонные, — советует одна из моих собеседниц.

Способ, который приводит к булимическим расстройствам, — искусственный вызов рвоты. У большинства эти процессы происходят долго и мучительно.

— А еще я все время мерзну. Несмотря на то что надеваю на себя много одежды, все равно не могу согреться, даже в жару. Говорят, это особенность организма анорексичек, — жалуется одна из девушек.

При нервной анорексии нарушается правильное восприятие собственного тела. Пациентки, чей вес не превышает 30 кг, по-прежнему считают себя толстыми, в зеркале видят выпирающий живот со складками и пухлые щеки. И... продолжают худеть. Спустя некоторое время наступает самая тяжелая стадия этого заболевания — кахексия — глубокая степень дистрофии всего организма.

— У девушек прекращаются менструальные функции, происходит дистрофия подкожно-жировой клетчатки, кожа становится сухой, ломкой, холодной на ощупь, ногти слоятся, разрушается зубная эмаль, — говорит Андрей Евгеньевич.

“Чтобы утолить голод, он доедал пищу после посетителей столовой”

Передо мной сидит пожилая уставшая женщина. Больше десяти лет она не могла избавить сына от поставленного врачами диагноза “тяжелая форма нервной анорексии с булемическими явлениями”.

— Лешенька рос робким, застенчивым и страшно пугливым мальчиком, — смотрит в окно Надежда Константиновна Рыбакова. — В 13 лет он сильно прибавил в весе. Его фигура не соответствовала мужским стандартам — тяжелый таз, широкие бедра... Он действительно много ел. За полчаса насыщался тремя батонами хлеба с маслом. Однажды он объелся так, что его вырвало.

С тех пор молодой человек после еды каждый раз шел в туалет и вызывал рвоту.

— Первый раз его положили в клинику нервных болезней, когда ему исполнилось 24 года. Но лечили его от депрессии и повышенной возбудимости, — продолжает Надежда Константиновна. — Когда сын вышел оттуда, все началось сначала. В итоге при росте 185 см его вес составлял 40 килограммов.

— Он как-то поделился со мной, что дома съедает все продукты, которые находятся в холодильнике, за один день, — вспоминает Андрей Евгеньевич. — Его родители живут бедно. И сыну было неудобно за то, что он буквально объедает свою семью. В итоге он стал каждое утро готовить себе два шестилитровых бака баланды, туда добавлял пакетик горохового супа, запирался в комнате и выпивал это варево в течение нескольких часов. Затем вызывал тошноту.

Возвращаясь домой после института, Алексей останавливался возле палатки с пирожками. Съедал больше тридцати штук и тут же, не стесняясь прохожих, вызывал рвоту прямо на улице за ближайшим кустом или деревом. Однако чувства насыщения Алексей не испытывал.

— В итоге он устроился завхозом в столовую, — продолжает врач. — Там он имел возможность не покупать, а доедать пищу после посетителей. Однажды он позвонил мне, говорил тихим, медленным голосом и умолял положить его в клинику. За месяц до госпитализации он перенес воспаление легких, в связи с дистрофией у него началась атрофия мышц нижних конечностей, Леша с трудом передвигался.

Четыре месяца молодой человек провел в стационаре 14-й больницы. Каждый день он жаловался на постоянное чувство голода. Однако за это время он ни разу не вызвал рвоту. Его вес увеличился на 20 кг.

— После выписки мы договорились, что Алексей будет еженедельно созваниваться со мной и сообщать о своем здоровье. К сожалению, с тех пор мы его больше не видели... — вздыхает Андрей Евгеньевич.

Через два года машина “скорой помощи” доставила Алексея из дома в реанимационную палату районной клиники. Молодой человек весил 26 килограммов. Семь дней он не приходил в сознание. На восьмой день его не стало...

Больные булимией обычно отличные кулинарки

На тумбочке в больничной палате лежит книга “О вкусной и здоровой пище”.

— Это наша настольная книга, мы читаем и получаем удовольствие, она заменяет нам еду, — улыбается одна из пациенток.

На днях в клинику поступила девушка, задержанная правоохранительными органами за воровство в супермаркетах. Врачи не удивляются. Некоторые больные не могут удержаться от этого при виде продуктов. Другие могут просто гулять по гастроному и насыщаться одним видом пищи.

— Булимия — массивное перенасыщение с чувством ненасыщения. Человек с подобным диагнозом круглосуточно испытывает волчий голод, — объясняет врач. — Приступы булимии завершаются депрессией, и больные вызывают рвоту. Кстати, такие пациентки, как правило, отменные кулинарки. Они буквально закармливают родителей или младших братьев и сестер. Одна больная ежедневно заставляла мать съедать по двадцать два эклера. Мать давилась, но ела, потому что дочь поставила ей условие: “Ты съедаешь двадцать пирожных, а после этого я тоже чего-нибудь “поклюю”.

В 14-й психбольнице девушек практически никто не навещает. От общения с родителями они отказываются. Молодые люди, узнав о непонятном диагнозе, предпочитают держаться подальше.

— Мужчины просто боятся находиться рядом с “ходячим скелетом”, — делятся пациентки. — Хотя одну девочку парень бросил, когда она прошла здесь курс лечения и поправилась на 15 килограммов. Говорят, она сейчас опять вызывает рвоту, чтобы вернуть любимого. Недавно сюда доставили 25-летнюю девушку. У нее пять лет не было месячных. С помощью лекарственных препаратов ей удалось восстановить цикл. С появлением месячных у нее сильно вздулся живот. Она переживала сильно, плакала по ночам. Врачи сказали, что живот пропадет не раньше чем через год. Так что восстанавливаемся мы после этих болезней очень долго...

“Мама, не ходи в школу, а то тебя учителя увидят и в обморок упадут”

Перед уходом девушки слезно умоляют меня не писать настоящих имен и фамилий, не указывать координаты места работы и учебы, а уж о фотографиях и речи идти не может:

— Это наша боль, мы не хотим, чтобы наши друзья узнали, что мы находимся в “психушке”.

...Когда-то она была известной гимнасткой. Потом вышла замуж, решила завести ребенка.

Все девять месяцев Люда провела в больнице. За все это время она ни разу не встала с кровати. После родов девушка поправилась до 88 килограммов (на 45 кг).

— При моем маленьком росте я стала похожа на бочку, — жалуется моя собеседница. — Через пять лет я родила второго ребенка, после чего набрала еще 40 килограммов. Мне стыдно было появляться на улице в таком безобразном виде. Однажды муж меня упрекнул: “Людочка, помнишь, какая ты была раньше? Я тебя полюбил совсем другую”. Последней каплей стали слова старшего сына: “Мама, ты не приходи на родительское собрание, а то на тебя там посмотрят и в обморок упадут от ужаса”.

Тогда Люда села на жесточайшую диету. Меню выбрала сама — огурец, помидор и стакан чая в день. Помимо этого она пять часов в день занималась аэробикой и два часа отдавала упражнениям в тренажерном зале. Через полгода Людмила похудела до 65 килограммов.

— Однако в тренажерном зале мой тренер не переставал меня убеждать, что мой идеальный вес 57 кг, — говорит Людмила. — Тогда я вообще перестала есть и похудела до 45 кг. В это время у меня появились жуткие боли в животе, начался сильный токсикоз, я раздражалась по мелочам, срывалась на близких. Однажды переела овощей, и мне стало плохо. Пришлось вызвать рвоту. С тех пор меня тошнило после принятия любой еды. Врачи поставили мне диагноз: красная волчанка, тяжелое заболевание печени и сердца. Сейчас я вешу 63 кг. Но все равно я постоянно думаю, как бы не набрать лишние килограммы. Чего бы мне это ни стоило, но лучше я буду худая и слабая, чем толстая и здоровая...

По официальной статистике клиники неврозов, от 3 до 20 процентов больных нервной анорексией обречены. Причина смерти — пневмония, отек легкого, туберкулез или другие инфекции. На Западе без необходимого принудительного лечения погибает каждый шестой пациент. Сколько больных булимией и анорексией погибает каждый год у нас, доподлинно неизвестно.



Партнеры