Маловато будет

16 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 218

— Справочная слушает!

— Алле, внученька, дай мне телефончик... ну, где продукты дешевые и пенсию платят...

— Извините, международные переговоры не заказываем.


“Москва. Кремль. Путину”. По этому адресу после февральской “прибавки” к пенсиям обиженные старики не сговариваясь отправляли свои мизерные тридцатки, которые в народе тут же прозвали “касьяновскими”. А ведь они искренне верили, что жизнь налаживается, — не зря же в свое время вкалывали на благо Родины. Долго верили Ельцину, поверили Путину... Но почему-то именно эта подачка переполнила чашу терпения. Стало понятно: все лучшее — уже позади. А хорошее наступит не скоро. Если вообще наступит...


Наше правительство предпочитает вспоминать только о хорошем и хвастаться — исключительно достижениями. Про плохое — ни слова. Зачем портить себе репутацию и расстраивать пенсионеров? Гораздо легче снова и снова что-либо пообещать. Но ведь обещаниями сыт не будешь. Это понимают и во властных коридорах, а потому проблему стараются лишний раз не поднимать — всем спокойнее. Показательный пример: слово “пенсии” в своем ежегодном послании Федеральному собранию Путин произносил в пять (!) раз реже, чем год назад, — всего три упоминания против 16 в 2001 году. Однако “замылить” проблему окончательно не получается: люди, заслужившие право на отдых, конечно, пожилые, однако не дураки. Поэтому и приходится властям каждый раз выкручиваться.

После того как пенсионеры всей страны прислали в Кремль свои смешные прибавки к пенсиям, Путин стал настраивать чиновников: “Хватит врать. Давайте говорить правду”. Они и начали: с экранов телевизоров и газетных страниц наперебой поясняли, что 30 рублей — это только начало большого пути. Позже еще деньжат подкинут. Но решит ли это проблемы пенсионеров?

Зинаида Семеновна, с которой мы иногда встречаемся в магазине рядом с редакцией, ностальгирует по советским временам. На пенсию вышла еще до начала реформ. И на свои 132 рубля могла чувствовать себя королевой. Однако это она поняла только сейчас...

— Девоньки, вот раньше-то как было... Праздник какой — с подругами возьмем бутылочку вина, купим всякой снеди, стол накроем. А теперь? Даже в гости кого стыдно позвать! Нечего на стол поставить... — причитает старушка. В супермаркет она ходит, как на экскурсию. В этом продуктовом “роге изобилия” ей ловить нечего. Ничего дороже батона и пачки молока она себе позволить не может: побалуешь себя сегодня — завтра придется садиться на вынужденную диету.

Взрослый сын Зинаиды Семеновны и любимые внучки живут в Калининграде. Переехать туда она не соглашалась, сколько ни звали, — начинать новую жизнь на новом месте в преклонном возрасте мало кто решится. В Москве родилась, состарилась, здесь и старика своего похоронила, да и подруги все рядышком, под рукой.

— Вот лет 10—15 назад, как только заскучаю по детям, сразу покупала билет и ехала. Теперь мне это не по карману. Откуда такие деньжищи взять?! Остается только на фотографии смотреть и плакать. А они тоже не могут приезжать. Раньше хоть я подсобить могла. А теперь самой бы кто помог. Внучек вот уже три года как не видела...

Пока правительство говорит о том, что пенсии в стране уже “перекрыли” прожиточный минимум, старики не живут, а выживают. “Прибавки” едва поспевают за инфляцией. Довольствоваться же тем, что власти называют “минимальным продуктовым набором пенсионера”, врагу не пожелаешь. Селедка — на Новый год, самый дешевый сыр — на день рождения. А весь год — один сплошной пост: на хлебе с молоком и гречке. И без излишеств. Однако если отсутствие вина, водки или папирос в правительственном “наборе” еще как-то можно объяснить заботой о здоровье уже немолодых людей, то можно ли прожить без зубной пасты и обычного мыла?!

И все же, если отбросить ненужные эмоции и говорить только цифрами, то советского жалованья пенсионеру хватало почти на шесть продуктовых минимумов. Сейчас — не дотягивает до двух.

А ведь нужно еще где-то жить и за это жилье платить. Если раньше обладатель двухкомнатной хрущевки тратил на этот самый продуктовый набор с квартплатой чуть больше четверти пенсии, то сейчас на все про все не хватает и пенсии целиком. Обладателям большего метража и вовсе не позавидуешь. Москвичам еще как-то удается сводить концы с концами. Спасибо лужковским надбавкам. Да еще и половину стоимости коммунальных услуг за них пока платят городские власти. А в некоторых регионах пенсионерам приходится отсчитывать за квартиру в полтора-два раза больше, и при этом никаких прибавок от любимого мэра у них нет. Выживать приходиться буквально на подножном корму: спасибо садам и огородам.

В общем, Зинаида Семеновна права. Советские пенсионеры даже не знали, какие они счастливые. Чтобы жить хотя бы не хуже, российский пенсионер должен получать аж 6607 рублей. То есть в 3,5 раза больше!

А теперь — элементарная арифметика. Сегодня в стране 38 миллионов пенсионеров. Для того чтобы они чувствовали себя “уверенными в завтрашнем дне”, государству придется ежемесячно раскошеливаться на дополнительные 177,7 млрд. рублей. Или в расчете на год — аж на 2,1 трлн. рублей! Это в 2,5 раза больше, чем тратит сегодня на своих стариков Пенсионный фонд. Более того, эта цифра сопоставима со всеми бюджетными доходами. Наверное, не стоит объяснять, что заработать вдвое больше в один момент государство не сможет. Ни в настоящем, ни в обозримом будущем. Выходит, наша Зинаида Семеновна еще долго не сможет увидеть сына и внучек...

Думаете, в правительстве и в Пенсионном фонде этого не понимают? Еще как понимают. Однако почему-то продолжают врать. И кормить несчастных стариков пустыми обещаниями.

Россия стремительно стареет. Демографическая ситуация в стране постоянно ухудшается, и если сегодня на одного пенсионера приходится двое трудоспособных, из отчислений которых государство и выплачивает пенсии, то завтра ситуация изменится. Через 20 лет количество работающих и неработающих сравняется. А значит, платить пенсии будет просто не из чего. При этом сегодня, когда пенсионеры буквально нищенствуют, и богатые, и бедные отчисляют налоги в одну корзину. А уже в ближайшее время ситуация изменится: в стране начнется персонифицированный учет. И на что тогда рассчитывать бедной Зинаиде Семеновне?

Разве что Калининградский анклав станет Европой. И дети уговорят ее переехать...

Без комментариев

Владимир ПУТИН, Президент РФ:

“Что будет дальше с пенсиями? Пенсии будут расти”.

(“Прямая линия” Президента России с гражданами, декабрь 2002 г.)

“Год назад мы ставили скромную, но чрезвычайно важную задачу: добиться, чтобы средняя пенсия в стране превзошла наконец прожиточный минимум пенсионеров. Сегодня можно сказать, что эта задача решена. Люди увереннее смотрят в завтрашний день...”

(Ежегодное послание Президента РФ Федеральному собранию, апрель 2002 г.)


Михаил КАСЬЯНОВ, премьер-министр:

“Зарплаты, пенсии — все, что формулирует жизненный уровень населения, — это основная цель вообще, для чего правительство делает все остальное”.

“Ситуация с выплатами пенсий в стране существенно улучшилась, задолженности уже нет давно, и никакое развитие ситуации не приведет к ее возникновению. Тема возможного долга по пенсиям ушла в прошлое, больше ее нет, это направление постоянно находится в поле нашего внимания”.

(Декабрь, 2002 г.)


Валентина МАТВИЕНКО (на посту вице-премьера правительства):

“Я хочу призвать молодых, которые только начинают работать, чтобы они работали больше, зарабатывали больше, больше средств отчисляли на свои индивидуальные пенсионные счета. Таким образом они могут к старости обеспечить достойную пенсию. О пенсии надо начинать думать с первого дня работы”.

(Март, 2003 г.)


Михаил ЗУРАБОВ, председатель правления Пенсионного фонда РФ:

“Я с удовольствием представляю себе лицо человека, который когда-нибудь придет на мое место. Он обнаружит, что никакого материального интереса тут уже нет!”

“Сейчас у нас благополучная по сравнению с предыдущими годами демографическая ситуация. Но беда вот в чем. Если средняя продолжительность жизни вырастет на полтора года, количество пенсионеров увеличится на целых шесть миллионов человек. А ведь всем им нужно платить пенсии”.

(Февраль, 2003 г.)


Александр ПОЧИНОК, министр труда и социального развития России:

“Что очень важно, в России пенсии считает не чиновник. У нас это делает компьютер Пенсионного фонда. И весь расчет пенсий абсолютно автоматизирован. Но, к огромному сожалению, в результате пересчетов за последний год в практически 100% случаев выясняется, что компьютер, увы, ошибок не делает”.

(Февраль, 2003 г.)


Виктор ЧЕРНОМЫРДИН, и.о. председателя правительства (август 1998 г.):

“Мы очень хорошо работали, нет здесь никакой вины предыдущего правительства. Пенсии платились... А что сейчас? Что тут пенсии, зарплаты, банки, а где деньги возьмешь, где возьмешь? Напечатаешь, что ли? Работать нужно, и, я думаю, можно!”





    Партнеры