Так рассуждает диссидент

24 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 322

Диссидент — от латинского dissidens — несогласный, в переносном смысле: инакомыслящий.

Из Большого Энциклопедического словаря


Вначале я считал, что в разного рода пикетах против США участвуют люди, которых я условно называл “болельщиками проигравшей команды”. Как известно из опыта стадионов, эта категория готова на все. Вот и в политике болельщики давнего матча “СССР—США” получили повод хоть как-то компенсировать свои давние переживания. Не очень-то умно, но все же объяснимо. Но когда телевидение, радио и газеты начали безусловно инсценированную кампанию по уходу от анализа событий и навязыванию одной точки зрения — я почувствовал, что действуют и другие кроме “болельщиков” силы. Демонстрация “Единой России” окончательно подтвердила все мои размышления.

Поэтому я, рискуя оказаться диссидентом, инакомыслящим, все же хотел бы предложить свои рассуждения читателям.

1. “Серые волки” поджимают хвосты

Не подлежит сомнению, что России гораздо больше, чем внешние, угрожают проблемы внутренние. И одна из них — мусульманский экстремизм. Вопрос о том, какими идеями будут вдохновляться миллионы российских мусульман, — далеко не праздный. Эксплуатируя ошибки российского руководства и главную из них — несправедливую войну против Чечни, — экстремисты от ислама активно наступают. Я сам читал, что Россия должна остаться чем-то вроде того улуса Золотой Орды, которым она была на ее окраинах несколько веков. Ясно, что наши экстремисты — всего лишь часть гигантского мирового процесса. В мусульманском мире обильно удобряемые нефтедолларами быстро растут мощные силы, мечтающие в XXI веке взять реванш и за века ХХ и XIX, и даже XVII — когда границы ислама пролегали возле Вены.

В мусульманском мире идет и скрытая, и явная борьба прогрессивных сил ислама с агрессивными, реакционными, террористическими течениями, готовыми на все — вплоть до уничтожения зданий в центре Нью-Йорка или жилых домов в России.

А теперь я задаю вопрос: кому в России была бы выгодна победа Ирака? Гадать особо не приходится: даже не победа, а несколько первых недель сопротивления Ирака вызвали подъем и воодушевление наиболее агрессивных мусульманских сил России. Раздался призыв к джихаду. Сначала с США, но список велик, и Россия в нем будет не на последних местах.

Я глубоко уважаю и мусульманский мир, и ислам. Они составляют часть мировой культуры, науки, искусства, поэзии, философии. Я говорю именно об агрессивных силах, которые угрожают и самим исламским народам. Победа Ирака в любой форме воодушевила бы, повела бы в наступление силы агрессии и терроризма. И мы, в России, ощутили бы это в числе первых. И наоборот, разгром диктаторского антинародного режима в Ираке — вклад в успех цивилизаторских сил и в мусульманском мире, и среди мусульман России.

Яркий пример: на другой же день после того, как накинули петлю на шею и свалили статую Саддама (очень знакомая нам картина), в Москву примчался туркменбаши, готовый подписать (и подписавший) все то, о чем он совсем недавно и слушать не хотел, а рассуждал о том, как вести трубы, минуя Россию. Нужно ли еще какое-то доказательство, кому помогает победа США?

Следствия победы США будут огромными. И “серые волки” подожмут хвост. И теоретики “Великого Турана”. И иные лидеры мусульманского духовенства начали уже говорить, что заявление о джихаде “не то имело в виду” или даже чуть ли не о безумии заявлявшего.

Я могу понять тех деятелей нашего ислама и мусульманства, кто уже много лет кормится нефтедолларами. Но я не могу понять тех, кто называет себя “русскими патриотами”. Это они, кричавшие на всех углах о засилье кавказцев на рынках, о полном захвате милиции “черными”, об издевательствах над русскими в ставших независимыми мусульманских государствах бывшего СССР, — теперь бросились в пикеты против США. Каким уровнем мышления надо обладать?

США вместо нас проделали огромную, нужную нам работу. Они помогли укреплению позиций прогрессивных сил в российском мусульманстве и российском исламе и тем самым укрепили перспективы стабильности, единства и целостности России.

Диссидент рассуждает так: надо быть благодарными США за то, что они помогли передовым силам мусульманских народов в их борьбе за лучшее будущее. Надо и нам быть благодарными США за их вклад в дело стабилизации России, которое неотделимо от полного поражения агрессивных сил ислама.



2. Погибнут все бедняжки короли!

Ну, “патриоты” особой логикой никогда не отличались, у них главное — чувства. Но почему так взволновались наши левые? Как поется в песне: “кто их поднял спозаранку?”.

На одном из недавних совещаний ко мне подошел офицер и сказал: неужели вы не понимаете, что следующим объектом агрессии США станет Белоруссия? А через некоторое время я опять услышал эту же мысль: неужели не ясно, что следующим объектом станет Северная Корея? Но когда я услышал: дойдет очередь и до нас — мне все стало ясно.

Не судьба Белоруссии волнует, а судьба Лукашенко. Не судьба Северной Кореи, а судьба Ким Чен Ира. И вообще, не судьба народов, а судьба режимов. Не перспектива России, а перспектива восстановления в ней советского строя.

Война в Ираке является первой, где благодаря современной технике удары наносились не по народу и даже не по экономической мощи (это Саддам хотел взрывать все заводы, месторождения и мосты), а по режиму. Точечные удары — это война именно с режимом.

А среди наших левых еще сильно то крыло, которое борется с антинародным режимом и, очевидно, хочет установить свой режим. И немало тех, кто связывает с приходом этого нового режима мечты о судах, о мести за 1991 год, о расправах с “обидчиками”. Для них российская демократия всего лишь инструмент для захвата власти.

Нетрудно понять, что точечные удары разрушили не только режим Хусейна. Они нанесли сокрушительный удар по планам тех, кто мечтает о новом “народном” режиме для России. Теперь ясно, что даже если они захватят и восстановят советскую власть — это будет сугубо временная акция. А дальше — точечные удары и трибунал. Не такой, как при Ельцине. Неизмеримо более жестокий, чем тот, который судит Милошевича. Для тех, кто шастает в залах демократии с камнем за пазухой и ножом в кармане, победа США в Ираке — желтая карточка. Твердое напоминание, что вариант Гитлера, захватившего власть в демократической республике демократическим путем, уже не повторится.

Потому так сокрушаются многие наши левые. В рядах КПРФ предстоит раскол. Те, кто мечтает о новом режиме, о советской власти, получили последнее разъяснение. Но среди левых есть и реалисты. Они готовы бороться за интересы своих избирателей демократическими методами, соответствующими постиндустриальному обществу. Победа США в Ираке на ключевые позиции выдвигает тех, кто — не изменяя своим убеждениям — хочет и готов действовать только в рамках Конституции и законов — даже если они получат большинство голосов на выборах.

Точечная война с режимом — это, конечно, и предупреждение всем правящим ныне диктаторам. Их судьба — как пелось в песенке о временах Великой французской революции — ясна, “погибнут все бедняжки короли!”

Человечество еще много и не раз будет дискутировать о том, какие нужны критерии, чтобы тот или иной режим объявить диктаторским. Много будет споров, кто будет иметь право это сделать. Или о том, как быть, если благодаря силе оружия или психотехники народные массы данной страны обожают “своего” диктатора.

Но сам принцип права человечества решать судьбу диктатур и диктаторов — неоспорим. Слишком уязвимой стала современная цивилизация в отношении таких факторов, как радиоактивность, генетические манипуляции, отравляющие вещества, новые микробы и вирусы. Не вмешиваться — не просто непозволительная роскошь, но и безответственность перед нынешним и будущим поколениями.

Диссидент рассуждает так: историческое значение имеет тот факт, что США выдали на перспективу всем претендентам на установление новых режимов — и в мире, и в России — “пропуск” в международный трибунал.



3. Что означает низкая цена на нефть?

Роль цены на нефть для Советского Союза еще по достоинству не оценена. Десятки лет мы вывозили невоспроизводимые богатства страны, чтобы за вырученное золото получать у добрых США хлеб и тем самым продолжать победно строить коммунизм.

А когда при Горбачеве цена на нефть упала и к тому же КПСС решила обойтись без “пьяного бюджета” (не учтя уроки 1914 года, когда “пьяный бюджет” в России закрыли и быстро пришли к революции) — казна сразу опустела. Со всеми политическими следствиями.

Ну, это прошлое. Однако и все последние десятилетия уже новая Россия живет рентой от нефти и газа. Наша демократия кормится золотом от их вывоза. Все: от олигархов до милиционеров.

Ведущей силой нашего общества являются нефтегазовые олигархические объединения. Они формируют основную часть представительной и тем более исполнительной власти. Мы живем не ростом производительности, а экспортом сырья и, если уж точно, уровнем цен на него.

Однако многие эксперты считают, что победа США над Ираком резко снизит цены. Оптимисты из правительства России этого не боятся. Я думаю иначе. Не буду рассуждать о мировых процессах. А вот у нас в стране произойдет скорее всего следующее.

Станут более рентабельными многие отрасли, которые используют нефтегазовое сырье: от транспорта до производства электроэнергии. А сырьевые отрасли, снабжающие сегодня капиталами государственную машину, превратятся, не исключено, в попрошаек.

Сырьевые олигархи перестанут быть в стране хозяевами жизни. И вместе с ними уйдут все политические силы, которые деньгами олигархов питаются. И из Думы. И из Кремля. И из губерний. И из телевидения и газет.

Вот почему так взволновалась “Единая Россия”. Чует кошка, чье мясо ест. Поэтому она даже в день очевидного краха иракского диктатора устроила демонстрацию.

А тем, кому дороги подлинные интересы России, уход нефтедолларовой основы российской демократии вселяет надежду.

Диссидент рассуждает так. В экономике тон зададут другие, не нефтегазовые силы. Они приведут к власти и другие политические силы. Главными станут не специалисты по скважинам и трубам, а те, кто владеет вычислительной математикой, компьютерами, генетикой, биотехнологиями — всем тем, без чего не может быть России как великой державы в XXI веке. Ресурсов у нас будет меньше — но зато никаких иных целей, кроме правильных, не будет. Ни во внутренней, ни во внешней политике.



4. Об армейской реформе

Война в Ираке принципиально меняет ситуацию с армейской реформой. Стало ясно, что армии XXI века будут небольшими — не более двух-трех сотен тысяч. Массовые армии из миллионов граждан, появившиеся век назад, снова уйдут в небытие. Вернется время армий XVII—XVIII веков, а то и дружин. Когда несколько сот солдат Суворова, профессионалов чудо-богатырей громили тысячные толпы Пугачева или десятки тысяч “войск” турок-османов. Сегодня новая техника требует небольшого контингента сверхдорогих по оснастке и сверхквалифицированных по знаниям и навыкам военнослужащих.

Диссидент рассуждает так: и тут приходится благодарить США (как Петр I благодарил шведов). Они навязывают нам ускорение военной реформы.

Значит ли это, что надо с флагами и цветами идти приветствовать США? Конечно, нет.

Нельзя принять принцип действий — пусть самых справедливых — без ООН, без Совета Безопасности, исходя только из оценок одной, пусть уважаемой страны и ее союзников.

Нельзя принять принцип войны, пусть даже точечной, пока не исчерпаны — по мнению многих стран — все другие средства.

Нельзя принять идею действий против режима без полной мобилизации внутренней оппозиции ему. В Афганистане сначала создали правительство, а затем атаковали талибов.

Хаос, в который погрузили Ирак, — одно из доказательств того, что методы избраны не лучшие.

И еще во многом я мог бы упрекнуть США. Но мне ли это делать, если я не смог у себя в стране добиться правильного решения проблем Чечни? Если я не остановил обогащения иных участников войны с обеих сторон? Если я не смог спасти от взрывов дома в Москве и в других частях России? И в моем положении — все наши демократические критики США.

Диссидент рассуждает так: если кто-то хочет предложить США более правильные пути — мест для демонстрации преимуществ этих путей внутри нашей страны достаточно.





Партнеры