Морковкин против вампиров

24 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 638

Вот что написал мне читатель “МК” Сергей Морковкин: “Вы-то сами как думаете, почему, если люди с биологической точки зрения одинаковые, на одном куске земли под названием Новая Гвинея они друг друга едят, на другом — скажем, в Швеции, они все устроили так, чтобы хотелось жить до ста пятидесяти лет, а на третьем, скажем, у нас, в России, те же самые люди трудятся только над тем, как усложнить друг другу жизнь. Все-таки почему?”

Уважаемый Морковкин! Какой вы хитрый! Надеетесь, что я смогу ответить на вопрос, который с момента возникновения человечества мучает всех, у кого две руки, две ноги, две дырочки в носу, а остального по одному, включая жизнь...

Не смогу. Есть и куда более простые вопросы, хоть бы на них-то получить ответ. К примеру, почему некоторые люди считают, что мы глупее их? Как они это определяют: по виду? или, может, по запаху? Тут на днях меня оповестили, что я, так сказать, не соответствую — ищу слова для ответного послания, пока не нашла. А дело вот в чем.

В марте прошлого года я опубликовала статью “Огонь на поражение” про Михаила Бондарева, родственники которого сожгли деревенский дом, в котором он со дня рождения был прописан. Родственникам надо было уничтожить старый дом, чтобы построить новый, кирпичный. В новом доме место для Михаила Бондарева запланировано не было, а два на одном участке строить нельзя. Выхода не было — пришлось устраивать пожар. И с октября 1998 года Бондарев живет в строительном вагончике по месту работы. Его поставили в очередь на жилье. Дали смотровой ордер. Он приехал в поселок Первомайский, на улицу Чапаева, 23, и увидел двухэтажный деревянный барак, прописка в который ЗАПРЕЩЕНА. Бондареву предложили комнату в коммунальной “квартире”, причем смежную с другой, в которой проживали бомжи. Барак без отопления: прежде там было печное, но пожарные перекрыли трубу, и живые существа, которые там ютились, обогревались теплом газовых горелок на кухне. Хозяином смежной комнаты был человек с открытой формой туберкулеза. Бондарев, находившийся в отчаянном положении, завез в эту берлогу вещи, которые ему дали друзья, — свои все сгорели. В один прекрасный день он пришел “домой” и обнаружил, что дверь в его комнату вырвана с мясом, вещи исчезли, а в углу соседней комнаты шевелилось что-то, накрытое тряпками. Это что-то сообщило Бондареву, что хозяина комнаты убили, на полу была лужа крови. Михаил Бондарев попытался выяснить, где сосед, звонил в милицию и в морг — безрезультатно. Бондарев от предложенного жилья отказался. Все это было описано в газете. Убедившись в том, что никакой реакции на публикацию не последовало, я написала письмо губернатору Московской области Б.В.Громову. На письмо откликнулись, и в марте этого года на место боевых действий отправилась представительная комиссия.

Вот ответ, который я получила из министерства жилищно-коммунального хозяйства, топлива и энергетики Московской области:

“Уважаемая Ольга Олеговна! По поручению первого заместителя председателя Правительства Московской области В.Ю.Голубева ваше обращение по жилищному вопросу Бондарева М.М. рассмотрено с выездом на место с администрацией г. Королева.

Постановлением главы администрации пос. Первомайский от 01.03.1999 №61/3 Бондарев М.М. был принят на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, на общих основаниях. В связи с протестом прокурора г. Королева постановлением главы администрации пос. Первомайский от 10.12.2000 №297/12 Бондарев М.М. с 01.03.1999 признан нуждающимся с правом внеочередного предоставления жилья.

В мае 1999 г. Бондареву для временного проживания была предложена комната в частично благоустроенном доме в пос. Первомайский, ул. Чапаева, 23, от вселения в которую он отказался.

В соответствии со ст. 33 Жилищного кодекса РФ жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете, в порядке очередности... При администрации г. Королева (с февраля 2003 г. администрация пос. Первомайский является территориальным структурным подразделением администрации г. Королева) на учете граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, состоят 49 семей, имеющих право на внеочередное предоставление жилых помещений. Номер очереди Бондарева М.М. по списку граждан, имеющих право на получение жилья во внеочередном порядке, — 30 (очередник №1 ожидает получения жилого помещения с 1995 года).

В настоящее время свободной жилой площадью администрация г. Королева не располагает. Вопрос предоставления жилого помещения Бондареву М.М. будет рассмотрен администрацией г. Королева в установленном порядке при подходе очереди.

Первый заместитель министра

В.Л.Гавриленко”.

И внизу крошечными буковками — фамилия и телефон исполнителя: Белодедов В.А.

Особенно мне понравилась строчка насчет “частично благоустроенного дома”. Видно, частью благоустройства решили считать бомжей, все-таки как-никак обогревающих своим дыханием барак на улице Чапаева. И потом, очередник номер один восемь лет ждет и не рыпается, а у Бондарева дом сожгли всего пять лет назад, а он вон какой шустрый — вынь да положь. А все уже вынуто, поэтому класть-то нечего.

Так вот, вернемся к вопросу: почему некоторые люди считают нас глупее их? И в частности, почему господин Белодедов В.А. пришел к выводу, что я плохо вижу, плохо слышу и ничего не понимаю? Я еще ничего. Новостройки в городе Королеве и вокруг него вижу отчетливо, слышу, почем квадратный метр, и понимаю, что тем, кто при деньгах, все положено без всякой очереди, а кто без денег — того милости просим в барак на улицу Чапаева, все остальное продано.

Поскольку Михаилу Бондареву по-прежнему жить негде и он ночует то на работе, то у друзей — по очереди, переписку с правительством Московской области я прервать никак не могу. Я же сама писала: никогда не сдавайся. Вот я и не сдаюсь. Тем более что есть у меня подозрение, что губернатор Московской области, на имя которого я направляла письмо, понятия о нем не имеет. И мне почему-то кажется, что Борис Всеволодович Громов ответил бы на него по-другому. Мечтаю в этом убедиться! Поэтому каждый понедельник буду посылать генералу Громову телеграмму. Он человек заслуженный, боевой офицер, не станет же он обижать молчанием слабую женщину (это я). И потом телеграмма — это ведь не письмо, ее пробежал глазами, чик-чирик — и все понятно.

Борис Всеволодович, до понедельника...

* * *

И вот еще какая уморительная история не дает мне покоя.

В апреле 1917 года родилась в Москве, на ул. Покровке, 38, кв. 15, Р.Хаскина. Все было прекрасно — и тут угораздило ее влюбиться в социально чуждого советской власти молодого человека, немца Генриха Панкраца. Правда, молодой человек происходил из семьи обрусевших немцев, но грех инородства был налицо. И в 1946 году его сослали в Казахстан, а его жена поехала за ним. И там они прожили до 1969 года. Потом им разрешили перебраться в Минск. Но о жизни в столице не могло быть и речи. Несколько лет назад профессор Генрих Панкрац умер, его жена заболела сахарным диабетом, ослепла на один глаз, потеряла слух, но не потеряла памяти, совести и желания быть человеком. В Москве у нее осталась сестра, которой осенью сделали тяжелую операцию. Денег на нее не было, и Р.Хаскина продала единственное, что у нее было, — квартиру в Минске. Продала и приехала к сестре в Москву. Но она же иностранка, у нее белорусский паспорт. Для того чтобы прописаться к сестре, нужно сначала получить временную регистрацию, которую, говорят, отменили. Р.Хаскиной 86 лет, а сестре — 79, поехали они в ОВИР, а там очередь, в которую надо записываться с ночи. И вот барышни, которым на двоих 165 лет, постояли на улице да и поехали восвояси. Живут они на пенсию младшей сестры, потому что вторая пенсия по-прежнему обитает в Белоруссии. Сбережений у них нет, воспитывали детей, внуков, правнуков, ухаживали за старыми родителями, вот и не успели накопить. А лекарства для диабетика-иностранца в Москве даром не дают, и врачи бесплатно не принимают и домой не приходят. Так они и живут, как два воробышка на морозе, прижавшись друг к другу. Теперь отгадайте загадку: исполнится ли Р.Хаскиной 100 лет к моменту, когда подойдет ее очередь на прописку? Очередь, в которую она никак не может встать. И ведь люди ничего ни у кого не просят, нужен только штамп в паспорте...



* * *

Морковкин, вы все ждете ответа?

Забыла вам сказать: недавно один хороший человек прислал мне свою книжку. Называется она “Нежити и упыри, вампиры и нетопыри — наши предки”. Автор выдвигает новую версию происхождения человека: от рукокрылых, к которым относятся летучие мыши и пр. Знаете, это очень печальная книжка: “наша политическая жизнь, — говорится в заключении, — наши представления о государстве, родине, морали и нравственности оказались производными древних инстинктов и двойственными по содержанию... Для наследников вампирических качеств, то есть примерно одной десятой части народа, государство служит дойной коровой, а власть над людьми — смысл жизни... В связи с таким положением возникает вопрос: а не разделится ли со временем человеческое общество, вернее даже единый вид Homo sapiens, на два самостоятельных вида: человек-начальник и человек-подчиненный? Ведь недаром эти две группы издавна стремятся размножаться обособленно, не перемешиваясь”.

Пока не доказано мое происхождение от летучей собаки, разрешите, Морковкин, пожать вам лапу...





    Партнеры