Такси везет в ад

24 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 194

“Сколько? Пять юаней!” — продавец, старый китаец в синем шерстяном свитере, не считает нужным рекламировать свой товар — противогриппозные маски. Его киоск возле Пекинской государственной библиотеки сбывал их на прошлой неделе десятками. Сейчас спрос тоже велик — по городу пошли слухи, что эпидемия атипичной пневмонии не только не пошла на убыль, но более того — разрастается.

В этом нетрудно убедиться, пройдясь по улицам, — сразу бросается в глаза, что прохожих в масках больше, чем вчера, а в магазинах и универмагах намного меньше стало покупателей. Семидневного празднования Первого мая, как объявлено, тоже уже не будет, из-за эпидемии. Моя знакомая, китаянка Ван, рассказывает, что и она сама, и ее подруги боятся ходить в супермаркеты, а тем более — театры и рестораны. “Я даже боюсь остановить такси, — жалуется Ван. — В пекинских газетах пишут, что один молодой человек заразился именно в такси”. Но маску Ван носить не хочет. Она, как и многие, не верит, что маска поможет. Ван по многу раз на дню моет руки, считая, что гигиена убережет ее надежнее, чем марлевая повязка на лице...

В городе поселился страх. Негласная цифра — в столичных больницах на койках с диагнозом атипичная пневмония лежит около 1000 человек (только за последние три дня добавилось 200). Но в этих данных многие сомневаются, ведь число пострадавших при стихийных бедствиях в Китае традиционно занижается, а сейчас на страну обрушилось настоящее стихийное бедствие. Власти к нему оказались не готовы. Первые головы полетели с плеч — ЦК КПК снял с должности министра здравоохранения Джан Венгана и заместителя мэра Пекина Мэн Сэнона. Им вменяется в вину то, что они не смогли вовремя распознать опасность массового распространения эпидемии в столице, не обеспечили мер по профилактике. Теперь все это расхлебывать преемнику Мэн Сэнона — Ван Цишану.

Управление здравоохранения Пекина обнародовало кое-какие цифры: болезнь поражает в основном людей в возрасте 15—50 лет, смертность 4—5%. Чем объяснить низкую заболеваемость среди стариков и детей? Это пока из области загадок.

Палаты, где размещают больных пневмонией, изолированы, что, в свою очередь, пугает пациентов с обычными ОРЗ. С простой простудой можно угодить в заразный изолятор к смертельно больным и самому стать жертвой атипичной лихорадки. Тем более что никто еще не видел, как выздоровевшие люди благополучно возвращались бы домой, пройдя курс лечения. Они “пропали” с того момента, как за ними закрылись двери больничных палат.

Поэтому все больше заболевших — и с настоящими симптомами грозного недуга, и с мнимыми — предпочитают отлеживаться в домах, занимаясь самолечением. Врачи-эпидемиологи часто тоже работают на “казарменном” положении. Несмотря на меры предосторожности, медики заражаются от пациентов, и после того, как у одного из врачей пекинской больницы выявили первичные симптомы, весь медперсонал на две недели сел на карантин без права покидать здание госпиталя.

Волею судеб, хотя эпицентр эпидемии оказался на юге, Пекин стал центром борьбы с ним и фактически — главным “спасательным центром”. Сюда везут множество пациентов из провинции, преимущественно — из Внутренней Монголии. Там сложилась ненормальная ситуация. Поступивших с подозрением на атипичную пневмонию лечат только за большие деньги, тех же, кто оплатить лечение не может, просто оставляют без всякой помощи в больничных коридорах. Но заразившихся в Пекин везут уже не только из Внутренней Монголии, но и из других провинций, где нет достаточно обученного персонала и средств борьбы с заболеванием, уже причинившим столько несчастий.




Партнеры