Рубаха баба...

25 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 209

“ЧайФ” отметил свое “совершеннолетие” в Лужниках, батька Шевчук вовсю жарил акустику во МХАТе, Найк Борзов поставил жирную точку в долгом туре “Заноза” концертом на Горбушке. Весна выдалась очень рок-н-ролльной, и поэтому московская премьера программы Ирины Аллегровой “Мы Вдвоем”, в основу которой лег материал со свежего альбома “По Лезвию Любви”, смотрелась нежной розой на фоне кожи и джинсы. “ЗД” не могла пройти мимо такого деликатеса, тем более что г-жа Аллегрова уже давно не попадала в поле нашего зрения. Возникали даже опасения, что поп-дива наложила на себя руки (в смысле творчества). К счастью, закаленной долгими годами служения эстраде г-же Аллегровой хватило сил перебороть хандру и депрессию после личных неурядиц и семейных драм, прихорошиться, омолодиться и вновь размашистой походкой ступить на сцену в своем привычном амплуа “рубахи-бабы”. Хотя пережитое все-таки наложило отпечаток на образ, и ее разухабистость теперь припущена еле уловимой печатью мудрой остепененности.

Как это выглядело

“Уже двадцать минут восьмого. Что она себе позволяет? Разве можно так относиться к публике?!” — громко продекламировала нарядная дама из середины партера. Видимо, эта меломанка давно не была на концертах, потому как последние лет десять не задержаться (с началом представления) — значит, не уважать ту часть зрителей, которая в истерике выискивает место для парковки и пытается пробиться через металлоискатель. Когда же свет погас, то поводы для недовольства у публики исчезли, и вокруг началась роскошная жизнь. Прима вошла из дверей зрительного зала и гордо прошествовала через весь партер, ослепив окружающих светящейся мантией. Сверху посыпались блестки, на сцене высветили то, что, по замыслу постановщиков, должно называться “храмом любви”, зазвучала музыка, началась демонстрация концертных нарядов. А еще балет, триумфальные походы в народ, цветы, шлягеры и лебединая песня “Мы Вдвоем” (в смысле — не все умерли, а концерт закончился), спетая в дуэте с постановщиком шоу и композитором Алексеем Гарнизовым. Правда, на овации публика оказалась щедрее, чем на наличные. Исполняя гимн древнейшей профессии — игривую композицию “Кошелечки”, г-жа Аллегрова вместе с тремя девушками из шоу-балета активно предлагала партеру “позолотить ручку красавицам”. Потенциальные спонсоры однако за кошельками не лезли, вместо этого хлопали себя по карманам и разводили руками. Только одно лицо кавказской национальности в обмен на поцелуй озолотило танцовщицу несколькими сторублевками.



Плюсы

Ирина Аллегрова заботливо бережет свою публику от культурных потрясений и никогда не обманывает ожиданий поклонников. Она не позволяет себе, даже ради хохмы, вываляться в грязи с рок-звездами а-ля мадам Пугачева или пугать народ желтыми линзами а-ля мистер Киркоров. Аллегрова на сцене воплощает собой сериал “Богатые тоже плачут”. Будуар императрицы, помпезные наряды с золотом и глубокими разрезами (чего начисто лишены многие аллегровские поклонницы из малогабаритных квартир), надрывные страдания об одиночестве и неразделенных чувствах (что большинство аллегровских поклонниц пережили и переживают), наконец, разгул страстей в стиле “все мы бабы — стервы” (о чем многие мечтают, но не могут себе позволить в силу возраста и семейного положения). Возможно, сие и циничный расчет, но расчет очень точный. Публика с удовольствием платит, ибо уверена в том, что экспериментов не будет. Будут золото, будуары, страдания, разгул.



Минусы

Первые полчаса концерта вышли довольно вялыми. Предлагались новые песни, которые еще не стали хитами, потому как, кроме концертов, их нигде не услышишь. Еще этот концерт мог стать полезным для тех, кто пишет исследование о китче. Масса ценного материала.



Фраза вечеринки

Разговор, подслушанный в ходе действа:

— А где пульт? Его обычно в центре зала ставят.

— Какой пульт? Звуком сейчас морочатся только неуверенные в себе люди.



Еще в городе...

ЧайФ

В Лужниках можно было видеть весьма внушительную толпу и Владимира Шахрина в белой рубашке и морковном галстуке. “ЧайФы” праздновали 18-летие группы и решили одарить своих поклонников хитами и шутками. И того и другого было предостаточно. “Мы же не на концерте группы “Король И Шут”, покажите нам зрителей, а то становится как-то жутко”, — сострил гитарист Владимир Бегунов, после чего дали свет в зал и прозвучала “Ой-Йо”. “Сегодня мы поем не только “The Best”, но и “The Bad”, т.е. песни своих друзей из екатеринбургской диаспоры”, — включился Шахрин, и группа сыграла “Моряка” “Агаты Кристи”. Еще был весьма ехидный кавер “троллевской” “Так Надо” и песня “Пригородный Блюз” Майка Науменко. “Рок-н-Ролл Это Я” получилась очень помпезной, как, собственно, и положено рок-гимну. Народ ликовал, на экране лики БГ, Цоя, Бутусова, Шевчука. Последний купался в народной любви два дня подряд во МХАТе и на Горбушке.


ДДТ

В театре рок-олигарх давал акустику, и посмотреть на это пришли, наверное, самые утонченные поклонники Шевчука. Концерт же получился весьма нетипичным для “ДДТ” в том смысле, что в зале не было пьяных и были свободные места. А тут еще Юлианыч начал проповедничать. “Вот мы и до театра добрались, пустили нас, грешных”, — молвил рок-стар усталым голосом и начал читать стихи. Впрочем, все довольно быстро исправилось, и буквально через пару песен он готов был рвать на груди рубаху и даже упал со стула в творческом порыве. На исходе действа публика осторожно попросила “Осень”. “Какая “Осень”, старик, весна на дворе!” — отмахнулся Шевчук. Правда, “Дождь” все-таки сыграл, предварив замечанием про то, что “написал эту песню, будучи еще полным дураком”. В конце действа на сцену вышли две участницы народного ансамбля “Радуйся”. Девушки в сарафанах старательно подпевали г-ну Шевчуку, а когда он пошел за кулисы лечить горло, героически заполнили паузу.


Найк Борзов

Найк украсил сцену Горбушки пятью экранами, усадил барабанщика на высоченный подиум, басиста и клавишника тоже поместил на постамент слева от себя. В результате всех этих хитрых перестановок сам Найк выглядел на сцене очень одиноко. Но это полбеды. Главная проблема заключалась в том, что и публика чувствовала себя неуютно. Найк продолжает расправу над репутацией рок-звезды и достиг в этом деле немалых успехов. Альбом “Заноза” к року отношения почти не имеет, финальный концерт одноименного тура тоже оказался похож скорее на выступление авангардной группы. Новая муздоктрина, конечно, не лишена изобретательности и хорошего вкуса. Правда, музыкантам все время хочется крикнуть: “Больше жизни, крошки!” Будем надеяться, что это лишь трудности переходного периода.






Партнеры