Крест на дедовщине

26 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 498

Куличи, пасхальные яйца, батюшка — и все это на территории воинской части! Такое десяток лет назад и представить было бы невозможно.

Замполиты тогда строго следили за тем, чтобы в меню солдатской столовой уже за неделю до Пасхи ни в коем случае не появились яйца. А то вдруг какой-нибудь боец покрасит их луковой шелухой да начнет христосоваться с сослуживцами! Но вот за пасхальными куличами уследить обычно не удавалось. Поварихи все равно умудрялись испечь несколько штук для солдатской чайной.

В ценнике этот продукт конспиративно значился как “Кекс весенний”.

Сегодня таких строгостей нет.

В этом убедился корреспондент “МК”, побывавший накануне Пасхи в одной из частей внутренних войск.


Армейский “уазик” остановился на оживленном столичном перекрестке. Открылась дверца, и из кабины плеснуло ароматом свежеиспеченной сдобы — машина доверху оказалась нагружена пасхальными куличами. Молодой человек в черном подряснике представился:

— Заведующий сектором по взаимодействию с внутренними войсками МВД России Синодального отдела Московского патриархата Алексей Заварнов. Я мирянин, так что можно по имени.

Оказалось, куличи он только что забрал с хлебозавода. В благоухающей машине в обнимку с выпечкой мы въехали в железные ворота воинской части внутренних войск Московского округа. Все пасхальные приготовления — общая забота двух “замполитов” — Алексея Заварнова, который на деньги церкви закупает куличи и яйца, и замкомандира по воспитательной работе подполковника Юрия Куиса. Его задача покрасить эти самые яйца, сосчитать куличи и сохранить все в целости до праздника.

А праздновать будут так. В субботу все, как обычно, построятся на плацу. Алексей Заварнов приедет за солдатами, которые будут участвовать в ночной службе в храме Вознесения Господня на Большой Никитской. Всех желающих забрать не удастся, их, как правило, оказывается больше ста человек. Тут свое веское слово должен сказать командир. Ему решать, кого поощрить. Счастливчикам на сутки выпишут увольнительные, и они отправятся в храм на пасхальное богослужение. Кроме того, там их ждут исповедь, причастие и праздничный стол, правда, без спиртного — устав запрещает. Пасхальную трапезу они разделят с писателями, актерами, художниками и даже с большими военными чинами, при виде которых обычно эти мальчишки должны вытягиваться в струнку. Когда под утро гости разъедутся по домам, солдаты отправятся в небольшой домик при храме, что-то вроде гостиницы. Там смогут отдохнуть и выспаться. После отдыха — подъем, завтрак в трапезной, пара часов прогулка по Москве и — в казарму.

Военнослужащих, которые останутся в расположении части, тоже не забудут. В гарнизонной часовне (есть здесь такая) священники отслужат молебен. Ночное богослужение в местной часовне не устроишь, воинский распорядок не позволяет, в 22.00 во всех подразделениях — отбой. Поэтому пасхальная служба пройдет уже в воскресенье днем.

Молитвы, которые звучат в воинском храме, отличаются от традиционных “гражданских”. Солдаты будут молиться о своих командирах и друг о друге. Это предписывает синодик — церковная книга, хранящаяся в часовне. В ней последовательно указаны военачальники, которых должен в своих молитвах вспомнить солдат. Причем записаны все, начиная с Верховного главнокомандующего, министра обороны, главнокомандующего внутренними войсками, а затем и генералы рангом пониже. Правда, называть их, обращаясь к Богу, нужно вполне демократично, без высоких званий, а лишь по именам: Владимир, Сергей, Вячеслав... Интересно, знают ли генералы, что на Пасху во всех воинских храмах и часовнях солдаты будут молиться об их здравии?

После крестного хода вокруг часовни — праздничное угощение в столовой. Куличи и пасхальные яйца предложат и мусульманам с атеистами. Те, конечно, могут и отказаться, но гостинцев на всякий случай заготовлено с запасом.

После Пасхи среди солдат всегда очень много желающих креститься. В армии обряд этот имеет “военную хитрость”. Крестным отцом солдату становится обязательно кто-то из старослужащих — “дедов”. Во время обряда он должен стоять на коленях перед иконостасом до тех пор, пока окрещенный, подав руку, не поднимет его с колен. Ну-ка попробуй после этого обидеть своего крестника. Учитесь, командиры!

— А что, и учимся, — философски заметил подполковник Куис вслед “коллеге”, когда тот уже уносился в ароматном автомобиле за новой партией пасхальных куличей.




    Партнеры