Дым-интернат

5 мая 2003 в 00:00, просмотров: 398

После чудовищных по своим последствиям пожаров в детских учреждениях в Якутии и Дагестане все столичные школы и интернаты были тщательно обследованы всевозможными комиссиями. Казалось, учтены все недостатки и ребят надежно защитили от проделок “красного петуха”. Но в ночь на 30 апреля трагедия произошла уже в Москве, в интернате №15 для умственно отсталых детей на улице Академика Павлова. В результате пожара один ребенок погиб, еще двое были госпитализированы. Почему это произошло? В причинах очередного “огненного” ЧП попытались разобраться корреспонденты “МК”.

“Дети даже по ночам, под одеялом курили!”

— Да курили они, знамо дело! — уверенно заявила бывшая санитарка интерната. Она пришла сюда, как только услышала по радио сообщение о пожаре. — Я когда еще здесь работала, постоянно гоняла ребят за курение в палатах. Иные дети даже по ночам, под одеялом смолили!

Утром в среду дом-интернат напоминал растревоженный муравейник. “Господи, ведь когда спать ложились, все было тихо”, — сокрушаются нянечки. А переполох начался в 3.47, когда охранник позвонил на “01” и сказал, что в интернате начался пожар.

Очаг возгорания находился в левой половине 4-этажного здания интерната, построенного в начале 60-х годов в форме буквы “П”. Вспыхнул один из торцевых кабинетов, где размещался учебный класс. Обстановка более чем скромная: стол для педагога и шесть двухместных парт со стульями, тумба, дерматиновое кресло в углу, четыре стеллажа с книгами по английскому языку и литературе... В интернате этот кабинет называли “игровой комнатой”. Поскольку контингент здесь специфический, обучение воспитанников происходит только в форме игры.

Пожарные стали тушить пламя с двух сторон, из коридора и из окна, с выдвинутой на уровень третьего этажа пожарной лестницы. Едкий дым сразу расползся по зданию, начал заполнять палаты. Детей выводили через два запасных выхода. В принципе ребятишек можно было эвакуировать по приставной лестнице, но... Мешала намертво приваренная к окну решетка.

Погибший подросток не хотел, чтобы его спасали

“Паники не было, — вспоминают очевидцы. — Конечно, с некоторыми детишками тяжело пришлось”. Буквально через комнату от горевшего кабинета находилась одна из детских спален. К счастью, оттуда успели вывести воспитанников и никто не пострадал. Всего из интерната во время пожара было эвакуировано 400 человек (384 ребенка и 16 человек обслуживающего персонала) — в спортзал и другие корпуса. Некоторых из детей, так называемых “маломобильных”, с тяжелой степенью олигофрении и ДЦП, приходилось нести на руках.

Увы, избежать жертв не удалось. 16-летний Станислав Худяков спал в комнате, которая располагалась еще дальше от “игротеки”, через три помещения. Когда началась эвакуация, подросток впал в совершенно невменяемое состояние. У крайне ослабленного парня, как говорили позже врачи, от страха удесятерились силы, и он с яростью отбивался от дюжих пожарных. Все это время мальчик глотал ядовитый дым. В карету “скорой” парня принесли уже без сознания. Спасти его не смогли.

Рассказывает директор интерната Сергей Лазарев: “Погибший подросток страдал тяжелейшей формой идиотии и находился под наблюдением врачей с четырех лет. Родителей и родственников у него нет. Конечно, он будет похоронен “по-человечески”, с соблюдением всех положенных правил и ритуалов. Гроб и венок мы оплатим”.

Другой пострадавший, Денис Цирюльников, уже в субботу был выписан из больницы. Мальчик также наглотался дыма, ему обожгло горло, но в целом парнишка, можно сказать, легко отделался. Так же, как и Наталья Сержанова — у девочки из-за пережитого ужаса случился эпилептический припадок, но сейчас ее состояние не вызывает опасений.

Наутро после пожара в интернат бросились родители ребятишек. Напуганные откуда-то возникшей информацией о теракте, они забирали детей домой. Мама страдающего аутизмом семилетнего Максима рассказала нам, что ее сын той ночью находился в палате на четвертом этаже здания, прямо над полыхающим классом. Происшедшее не испугало мальчишку, он смеялся и тянулся ручками к объективу телекамеры. “Я не знаю, отдам ли ребенка сюда обратно. Хотя, с другой стороны, выбора у меня тоже нет...” — призналась мать мальчика. И, в самом деле, долго выбирать родители не стали. Уже к концу праздничного уик-энда все ребята, совершившие сразу после пожара внеплановую экскурсию домой, вернулись в палаты. Да и внешне интернат уже не выглядит погорельцем — стены покрасили, решетки сняли, и о трагическом происшествии ничто не напоминает.

...Станислава Худякова похоронили в воскресенье на Митинском кладбище. Очень скромно, без слез и речей. Памятника на могиле скорее всего не будет — у интерната нет лишних денег.

Учебный класс подожгли сами школьники

Что же произошло в ту ночь? Руководство интерната уверенно заявляет: “Никаких вопросов по поводу произошедшего у нас к персоналу нет!”. На наш вопрос, почему в злополучную ночь в корпусе дежурила всего одна медсестра вместо положенных по инструкции двух, был традиционный ответ: “Людей не хватает. Желающих работать за три тысячи рублей с психически нездоровыми детьми немного”. В итоге пожарную тревогу подняла не “сестра без права сна”, как ее называют на врачебном жаргоне (она обязана реагировать на каждое подозрительное телодвижение своих подопечных), а один из мальчишек, учуявший сквозь дрему запах дыма.

Официальную версию для “МК” озвучила первый заместитель мэра Москвы Людмила Швецова. Не далее как в прошлом году в интернате проходил капитальный ремонт, и вся проводка вместе с противопожарной сигнализацией была заменена полностью. Так что пенять на старые провода смысла нет.

Очевидно, виновниками пожара стали сами дети. Вернее, те из них, которые, вместо того чтобы спать, проникли ночью в комнату для занятий и, по одной версии, курили в ней, по другой — слушали старенькую китайскую магнитолу. А скорее всего и то, и другое. Непотушенный окурок или воткнутые в электророзетку оголенные провода “музыкального центра” дали искру, переросшую в пожар.

Специалисты склоняются скорее к “курительной” версии возникновения пожара. При обследовании на розетках не обнаружили ничего указывающего на загорание, а приборы не были подключены к сети. Значит, окурок. Прокуратура Западного округа возбудила уголовное дело по статье 293 часть 2 УК РФ “Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия”. Но чья халатность? Тяжелобольных детей или ротозеев из числа персонала? Ведь о том, как трое (по другим данным, пятеро) подростков смогли попасть ночью в классную комнату, история по-прежнему умалчивает. То ли ребята стянули потихоньку ключи у персонала, то ли открыли дверь отмычкой. А скорее всего дверь просто забыли запереть.

В специнтернатах появятся особые решетки

Интернат для умственно отсталых детей — учреждение режимное. То есть огороженное по периметру высоким забором, с жесткой пропускной системой и решетками на окнах. По существующим инструкциям без них не обойтись, учитывая специфику подобных заведений. После печальных событий в Махачкале и Якутии Управление государственной противопожарной службы столицы провело тотальную проверку всех школ и детских учреждений Москвы. Вышло даже постановление, согласно которому необходимо убрать все решетки с окон за исключением первого и цокольного этажей.

О том, были ли эти требования выполнены в интернате №15 и реально ли предотвратить подобную трагедию, в интервью “МК” рассказал заместитель начальника Управления государственной противопожарной службы Москвы полковник Владимир РОДИН.

— Владимир Николаевич, прежде всего “МК” поздравляет весь гарнизон столичной пожарной охраны с профессиональным праздником. К сожалению, он был омрачен трагедией в интернате. Скажите, когда последний раз пожарные инспектировали это учебное заведение?

— 25 апреля. За ряд нарушений правил пожарной безопасности директор заведения и его заместитель были оштрафованы (штраф составил тысячу рублей. — Прим. авт.). Они постарались выполнить все предписания — вывезли из подвала хранящееся там белье, освободили загроможденные мебелью проходы, вызвали электрика для осмотра и ремонта электропроводки.

А затем в этом же интернате проводились учения по эвакуации. С воспитателями и детьми репетировали действия в случае пожара. Несомненно, это сыграло свою роль при реальном ЧП. В частности, позволило намного быстрее вывести детей — за 10—15 минут вместо обычных 40.

— Реально ли полностью избежать возможности повторения подобного ЧП?

— Я считаю, что в заведениях с особыми детьми, чье поведение непредсказуемо, предотвратить пожар на 100 процентов сложно. Сейчас по поручению мэра Москвы Юрия Лужкова разрабатывается программа пожарной безопасности на 2005—2009 годы. И мы хотим предложить правительству выделять детским учреждениям отдельной строкой средства для обеспечения пожарной безопасности.

Также будут отдельно решаться вопросы с интернатами для умственно отсталых детей. С одной стороны, решетки на окнах детских заведений запрещены. С другой — порой они необходимы для безопасности самих детей. В частности, в доме-интернате №15 решетки ввели как вынужденную меру после того, как несколько раз дети просто вываливались из окон. В связи с этим мы планируем предложить устанавливать в таких интернатах решетки особых конструкций, которые можно будет быстро открыть при пожаре.




    Партнеры