Символисты, но не поэты

6 мая 2003 в 00:00, просмотров: 254

К партиям, что к людям, цепляются клички (иногда эти клички изобретают специально обученные имиджмейкеры). А некоторые партии любят украшать себя “фенечками” и заводить домашних животных... Сегодня мы решили исследовать партийную символику — ведь порой она говорит о политиках больше, чем они сами хотят сказать о себе...

ЧЕТЫРЕХЛАПАЯ ПОЛИТИКА
Как Медведев за медведя отдувался

Эмблема у нынешней партии власти такая же пестрая, как и ее состав. На фоне триколора — карта страны, здоровенный бурый медведь, да еще и надпись “Единая Россия”...

Проект “Медведь” (МЕжрегиональное ДВижение “ЕДинство”) родился в недрах кремлевской администрации. Но вот кто первым предложил “раскручивать” косолапого — загадка.

— Думаете, я помню, кто именно родил “Медведя”? — задумался Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, а тогда “главный режиссер” партийного спектакля. — Когда я подключился к проекту, были уже и “Медведь”, и “Единство”. И все же, как мне кажется, началось все с медведя, и только затем — по мере раскрутки движения — начали упирать на “единство”, которое работало на популярную тогда тему объединения разрозненной страны.

— Косолапого мы выбирали из десятка самых разных мишек и мишуток, — рассказал “МК” Игорь Шабдурасулов, в то время курировавший избирательную кампанию “Единства”. — Победил настоящий русский топтыгин, из тех, которых у нас всегда уважали и любили.

— И не только у нас, — вторил ему перед прошлыми думскими выборами Александр Карелин, — медведь изображен на гербах Берлина и Берна — далеко не самых последних городов Европы. Для России же это отражение нашей национальной сути, свидетельство имперских традиций, величия державы.

Наслушавшись таких воспеваний своих питомцев из уст главных “медвежатников” страны, сотрудники Московского зоопарка воодушевились: а ну как появятся спонсоры и возьмут их косолапых на “спецобслуживание”? С тех пор так и ждут. Видимо, “Медведям” с медведями оказались не по пути...

Однажды на “Медведя” обиделось Карельское республиканское общество защиты животных. Во время предвыборной гонки на одном из предвыборных плакатов “Единства” косолапый тряс за шиворот волка с золотой цепью на шее и характерной для новых русских “распальцовкой”. Защитников дикой природы тогда возмутило сравнение волка — “красивого, умного и благородного животного” — с “отрицательными персонажами российской действительности”, и они написали в предвыборный штаб президента гневное письмо. Интересно, что отдуваться за мишкины проделки пришлось главе избирательного штаба Дмитрию Медведеву.

Впрочем, в процессе доведения партийной эмблемы до совершенства надругались и над самим “символом” — сделали ему обрезание. Главный спасатель страны, к тому же большой любитель охоты Сергей Шойгу разглядел, что у мишки... коровий хвост! Его-то от греха подальше и отрезали.



ЗАКОРМЛЕННЫЕ ЯБЛОКАМИ
Сторонники Явлинского запивают шарлотку сидром

Идея сделать символом партии Явлинского яблоко родилась ночью, перед выборами 1993 года, накануне подачи документов на регистрацию в ЦИК. По одной версии — Владимиру Лукину, по другой — бывшему депутату Алексею Захарову, по третьей — обоим сразу пришла мысль использовать первые буквы фамилий отцов-основателей и создать нечто вроде партийной клички.

Вообще-то создатели объединения “Блок Явлинский—Болдырев—Лукин” мечтали называться “либеральными демократами”, но помешал Жириновский...

Через некоторое время Болдырев с “яблочниками” разругался и ушел. Но букву свою забрать не сумел: фруктовое прозвище к команде Явлинского прилипло прочно. Совсем недавно, когда в “Яблоке” готовились к съезду, который должен был превратить общественное объединение в партию, некоторые считали: нужно придумать для нее какое-то новое, более солидное название. Но этот план не прошел.

Стилизованное “яблочко” художники нарисовали во время подготовки к выборам 95-го. Символ должен был легко рисоваться на заборах, асфальте, где угодно. “Яблоко” шло тогда на выборы под лозунгом “Мы не боремся с коммунистами, мы боремся с нищетой” — и вот появилась идея изобразить “красные” годы российской истории в виде красного круга, разорванного зеленым жизнерадостным клином. Символ прижился.

Естественно, “яблочникам” дарят преимущественно яблоки. В кабинете Григория Явлинского их великое множество. Из керамики, стекла, камня, прутьев, плюша, губки, дерева разных сортов... Самое дорогое — яблочко от Тиффани, подаренное губернатором Аяцковым. Самое большое — диаметром сантиметров в 50, стеклянное, с садом внутри. Самое маленькое — тоже стеклянное, диаметром примерно в сантиметр.

Еще дарят “яблочные” натюрморты. “Можно открывать галерею”, — вздыхают в аппарате фракции и партии. Картины в большинстве своем нехороши. Некоторые — совсем нехороши. Из Думы их, как правило, отвозят в штаб-квартиру явлинцев и там складируют.

Когда речь идет о том, чтобы подарить кому-то что-то или угостить кого-то чем-то, проблем у “яблочников” не возникает. На “днях рождения” партии гостям приходится есть яблоки и яблочные пироги, запивая их сидром, соком или чаем с яблочным вареньем. А перед Новым годом по Думе как-то бродил наряженный Дедом Морозом региональный “яблочник” и угощал всех попадавшихся ему навстречу граждан яблоками, которые доставал, как и положено Деду Морозу, из большого красного мешка...



СЕРПОМ ПО ВАНЬКЕ-ВСТАНЬКЕ
Откуда на эмблеме “красных” книга?

Однажды служители церкви преподнесли Геннадию Зюганову несколько странный подарок: неваляшек на подстилочках. “Ваньки-встаньки” держали в руках серп и молот. Сувениры, ясное дело, были освящены. Одну из серпасто-молоткастых неваляшек лидер КПРФ даже поставил в своем думском кабинете.

Серп и молот были символами компартии отнюдь не беспрерывно с советских времен и до сегодняшнего дня. Нынешние коммунисты вернули символику в 94-м — лишь через год после восстановления партии. “Просто в течение этого времени у нас не было программы, а символы закрепляются именно там”, — объяснил “МК” замзав информационно-аналитическим отделом ЦК КПРФ Юрий Петраков.

Приняв решение о возврате символики, коммунисты занялись ее модернизацией. На красном знамени “ликвидировали” звезду. А у серпа и молота появился третий “товарищ” — книга. Если советские коммунисты называли себя партией рабочих и крестьян (отсюда серп и молот), то современные левые внесли в число “ориентиров” интеллигенцию (именно ее и олицетворяет том). Кстати, автором партийной эмблемы стал художник, который оформляет книги Геннадия Зюганова...

В 99-м, к выборам, зюгановцы решили придумать еще одну эмблему (красный блок назывался “За победу!”). Остановились на ордене Победы, с лозунгом вокруг: “За победу патриотов. Россия”. ЦИК попытался законность использования ордена опротестовать — дескать, он является госнаградой, а значит, использовать его в качестве “агитки” ни в коем случае нельзя. Коммунисты сражались упорно. Один из аргументов, который они приводили в свою пользу, был такой: на настоящем-де ордене количество бриллиантов одно, а на эмблеме — другое. ЦИК проиграл...



ИЗ ЖИЗНИ ПОЛОСАТЫХ
СПС хочет вырваться из круга

Хуже всего дело с символикой обстоит у Союза правых сил. Флору или фауну СПС не использовали. Но еще не вечер — не исключено, что к парламентским выборам и правые захотят ассоциироваться с какой-нибудь зверушкой или растением.

Пока же партийцы довольствуются изображением разомкнутого круга — он призван символизировать открытость партии.

Когда готовились к прошлым выборам, в умах правых бродили разные идеи насчет зверей и птиц, которые могли бы стать узнаваемым и привлекательным образом партии. Как вариант обсуждалась кошка — независимая, та, которая “гуляет сама по себе”...



ПОЧЕМУ ОСЕЛ НЕ ДАЕТ ДУБА?
Носатый против ушастого

Уже больше ста лет животные-символы используются в борьбе двух основных политических партий США — республиканцев и демократов. У республиканцев это слон, у демократов — ослик.

Как гласит партийная история, первыми получили свой символ демократы. Американский карикатурист Томас Наст (он же автор костюма Санта-Клауса) изобразил “демократического” осла и опубликовал свой рисунок в еженедельнике Harper’s Weekly в 1870 году. Спустя четыре года в том же издании появилась очередная карикатура Наста с изображением “республиканского” слона.

Впрочем, ассоциации с животными начались гораздо раньше. Первым “ослом” стал 7-й президент США, республиканец Эндрю Джексон. Во время избирательной кампании в 1828 году кто-то из оппонентов наградил генерала Джексона этим прозвищем за его простонародные взгляды и девиз “Дайте власть народу!”. У будущего президента хватило ума использовать нелицеприятное прозвище на свое же благо. Он, недолго думая, разместил изображение ослика на своих предвыборных плакатах. Кличка Осел вернулась к Джексону, когда, уже будучи президентом США, он проявил невероятное упрямство, наложив вето на реструктуризацию Национального банка.

“Слон” прицепился к республиканцам в 1860-м. И только спустя 14 лет Наст продемонстрировал его миру. Карикатура называлась “Третий срок паники”, на ней были изображены животные, которые в ужасе разбегались от осла, одетого в шкуру убитого льва. На слоне, который тоже убегал, была надпись: “Голос республиканцев”. Изобразив весь этот “зоопарк”, автор намекнул на то, что из-за кризиса от правящей партии в разные стороны разбегаются все остальные, естественно, вместе с голосами избирателей.

Несмотря на исторические катаклизмы, эта символика благополучно дожила до наших дней. И сегодня нет ничего необычного в том, что обе партии видят в зверушках своих противников не совсем приятные качества. Так, демократы считают, что республиканский слон — невежественный, напыщенный и консервативный зверь. Сами республиканцы, напротив, видят в нем величественное, сильное и интеллигентное животное. А ослу своих вечных противников приписывают такие качества, как упрямство, глупость и нелепость. Тогда как сами демократы считают, что их ослик — покорный, симпатичный и курьезный...

В последнее время к этому вечному спору об истинных качествах животных-символов добавились и откровенные обвинения простых американцев в адрес главного “слона” Америки — республиканца Джорджа Буша-младшего. Из-за неловкой до абсурда внешней политики президента США уже сравнивают со слоном в посудной лавке.



ДЕТИ ЧИПОЛЛИНО
Вперед, Италия!

Италия — страна южная, цветущая и вечнозеленая. Вероятно, поэтому символика многих политических партий имеет нежную растительно-овощную окраску.

“Маргаритка” — такое легкомысленное название, закрепленное изображением весеннего цветка, выбрало себе объединение центристских партий. Другое дело — Партия левых демократов, избравшая себе символом ветвистый дуб. И всем понятно, что, если в газете написано: “Дуб” выводит людей на улицу”, речь идет не о пикнике, а об организованной левыми демократами демонстрации.

Храня верность все той же растительной тематике, левоцентристский блок партий, находящихся в оппозиции правительству, называется “Оливы”. В принципе это название должно наводить на мысль о славе и мире, которые олицетворяет оливковая ветвь. Но занятно, что в последние два года блок находится в оппозиции и втянут в постоянные политические раздоры.

Наибольшую оригинальность на этом плодоовощном фоне проявил правящий блок правоцентристских партий, именующий себя “Дом свобод”. Поскольку он правящий, не больно-то поиронизируешь, что это имя смахивает на название неких публичных заведений, возродить которые, кстати, не против нынешнее правительство Италии — в попытках победить уличную проституцию. Но, безусловно, хитрее всех поступил Сильвио Берлускони, назвав свою партию “Вперед, Италия!” и начертив эти слова на итальянском триколоре. С этим боевым кличем футбольных болельщиков его партия на последних выборах собрала большинство голосов, обеспечив своему основателю пост главы правительства.



НА СВАСТИКЕ — ЖИРНЫЙ КРЕСТ
Раскрась себя сам

В свое время сильно переборщив со свастикой, немцы с опаской относятся к партийной символике. Возможно, поэтому в “символическом” смысле в Германии царит скучное однообразие: аббревиатура, заключенная в квадрат или прямоугольник.

На первый взгляд даже кажется, что партийные фирменные знаки рисовал один и тот же художник, изменяя лишь наклон букв. Чтобы понять, о каком из вариантов идет речь, журналисты нередко “раскрашивают” партии по собственному разумению или сами придумывают им символы. Так, социал-демократов иногда кличут “красные носки”. А когда хотят сделать приятное активистам Христианско-социального союза, их нередко называют “баварские львы”.

И только самая молодая партия Германии — “Союз 90/Зеленые” — избрала своим символом подсолнух. Двадцать лет назад желтые лепестки на зелено-синем фоне как нельзя лучше отражали политику партии, сделавшую себе имя на поддержке гражданских инициатив, экологического движения, антивоенных декларациях. Но сейчас весенний окрас — не более чем дань недавнему прошлому, когда они “были молодые и чушь прекрасную несли”. Вошедшим во власть “зеленым” пришлось расстаться с некоторыми идеалами, а их критикам — с ботаническими параллелями. “Зеленые” уже давно не ведут растительную жизнь. Достаточно вспомнить Йошку Фишера, ключевую фигуру партии, главу немецкого МИДа, который поддержал “гуманитарные” бомбардировки Югославии...






Партнеры