Судьи не поделили автомобиль

8 мая 2003 в 00:00, просмотров: 635

Умерла последняя надежда… Конституционный суд России, покумекав, якобы рассудил: нехорошо отнимать у Иванова автомобиль и возвращать его Петрову, у которого он некогда был украден, ежели Иванов этот автомобиль не похищал, а по-честному купил у бандюков.

И точка.

Решение главного российского суда одних автовладельцев толкнуло на гражданскую панихиду по своей невесть куда укатившей собственности, а другим — дало повод обмыть победу.

Поделись машиною своей, и она...

Почти каждый, кто по простоте душевной отоварился на люберецком рынке и завладел автомобилем с темным прошлым, рано или поздно становился главным героем триллера с несчастливым концом: при проверке документов его машину, числящуюся в розыске, задерживали, подвергали экспертизе, а затем возвращали единственно законному хозяину. Нередко случалось так, что покупатель краденого автомобиля уже наутро после “удачного приобретения” навсегда лишался своего имущества, а заодно и уплаченных за него денег.

Посему Конституционный суд России и взялся за весьма неблагодарное дело: решить, кто из двух собственников (по закону или по жизни) является истинным хозяином имущества, если первый из них остался без автомобиля по причине его хищения, а второй, купивший похищенное, с одной стороны, вроде бы и не может иметь в собственности чужую вещь, а с другой — может: он же за нее сполна заплатил!

И в “черный” понедельник 21 апреля, как следует из газетных статей и телерадиоэфира, самый главный российский суд вынес революционное постановление: он решил не пересматривать ленинский тезис “грабь награбленное!” и позволил не возвращать похищенный автомобиль пострадавшему от воров его законному хозяину. Право владеть, пользоваться и распоряжаться автомобилем с криминальной биографией суд предоставил… последнему владельцу!

При этом обязательным условием для сохранения имущества у нынешнего владельца высокий суд выставил лишь сущий пустяк: признание его добросовестным приобретателем. То бишь лицом, которое автомобиль не похищало, номера узлов и агрегатов не изменяло, документы на автомобиль не подделывало, взятку гаишникам за постановку на учет по липовым документам не давало. И даже якобы запретил всем судам применять к добросовестному приобретателю положение статьи 167 Гражданского кодекса РФ о недействительности сделки купли-продажи автомобиля! Мол, ежели честно купил, сделка действительна. И точка!

А если учесть, что доказать участие последнего владельца в подделке документов или номеров, как правило, нереально (если только он сам на себя не настучит), и сами угонщики при этом крайне редко разъезжают на похищенных автомобилях, а впаривают их добропорядочным гражданам, суд как бы сказал всем пострадавшим от ворья: “Смиритесь! Что с воза упало…”.

“Эксперты” уже оценили постановление суда как чрезвычайно прогрессивное, поскольку права вполне честного покупателя краденой машины (квартиры, унитаза и даже облезлого веника) суд поставил выше прав бывшего (не углядевшего за своим имуществом) собственника.

Праздник с фейерверками по такому поводу тотчас же учинили не только любители прикупить дорогие автомобили по дешевке, но и поставщики краденого. Ведь аккурат накануне встряхнувшего криминальный автомир постановления Конституционного суда российский президент предложил сжалиться над угонщиками и не кидать их за решетку, а просто… штрафовать. Причем на сумму, значительно меньшую, чем навар от продажи краденого автомобиля. Но и то дело: ведь штраф идет в доход государства, а не в карман раззявы потерпевшего. Глава страны, по сути дела, призвал бандюков во имя их спокойного сна делиться с государством награбленным.

Газеты рассказывают, что бандитские группировки предложение президента и постановление суда в совокупности встретили троекратным “ура!”. Раньше ведь как было: когда похищенный по заказу автомобиль отбирали у нынешнего владельца — заказчика или случайного покупателя, — он бежал вспять по цепочке купли-продажи, нередко находил нужное звено и требовал вернуть бабки. Иногда случалось так, что сами угонщики вынуждены были возвращать авторитетному клиенту деньги за подсунутый ему засветившийся автомобиль и доплачивать за доставленные неудобства. Степень риска остаться на бобах всегда была достаточно высока. И вот свершилось: суд свел бандитский риск к нулю, потому как деньги новому хозяину машины возвращать не придется: не за что…

Многочисленные страдальцы от автоворов, лишившиеся таким образом воссоединения со своим имуществом, назвали это постановление “антинародным и неконституционным” и приготовились к массовым демонстрациям протеста.

Но разберемся: а надо ли? Не случилось ли, как в старой песне:



“Слон сказал, не разобрав”?

Конечно, случилось.

Если бы организаторы паники не рванули с места в карьер в попытке ухватить сенсацию за хвост, они узрели бы самое главное: на территории Российской Федерации на момент вынесения “скандального” постановления суда никто не отменял статью 35 Конституции России, которая гласит, что право каждого гражданина владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим им на законных основаниях имуществом ГАРАНТИРОВАНО государством.

Во исполнение этой гарантии суд в пункте 3.1 постановления лишний раз подтвердил, что в соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса РФ каждый собственник, утративший имущество вопреки своей воле, имеет право истребовать из чужого незаконного владения любую свою вещь (не только квартиру или автомобиль, но и — гараж, кальсоны, тапочки). При этом не имеет абсолютно никакого значения, кто стал последним владельцем похищенного автомобиля — добросовестный приобретатель (который не знал, что продавец не имел права на продажу автомобиля) или недобросовестный (который знал, что покупаемый им автомобиль получен продавцом преступным путем)! Ведь какая, к черту, разница для пострадавшего автовладельца, какой гражданин в результате дальнейших сделок с его имуществом заполучил автомобиль — очень порядочный или не очень…

Но диверсанты и паникеры, увы, лихо перевернули все с ног на больную голову: они огласили на весь мир, будто отныне автоматически любое чужое имущество остается в собственности нового покупателя именно потому, что теперь нельзя признавать куплю-продажу автомобиля недействительной, если сделка совершалась без обмана, а покупатель являет собой эталон купеческой чести.

И сбили с толку десятки тысяч пострадавших!

Между тем требовать признания всех дальнейших сделок по отчуждению (угонщик продал Васе, Вася — Коле, Коля — Пете…) похищенного автомобиля недействительными пострадавшему вовсе и не надо, ибо он к ним ни малейшего отношения не имеет: он в них участия не принимал. Требовать в суде признания всех последующих после хищения машины сделок купли-продажи ничтожными и возврата уплаченных за него денег должны те, кто в них повязан, то есть: купивший машину у угонщика Вася или перекупившие чужое имущество бедолаги Коля и Петя.

И пусть уже суд решает: кто из них после возвращения автомобиля его законному хозяину кому и за что должен.

Об этом, собственно (а не о чем-то другом!), намедни и заявил Конституционный суд…

Стало быть,



Панихида отменяется!

Похоронный оркестр можно распускать — предание земле последней надежды на возврат похищенного автомобиля, к счастью, не состоится.

Все будет, как и прежде.

Ибо собственность, как та священная корова, неприкосновенна.

Аминь…








Партнеры