Маевка в храме правосудия

15 мая 2003 в 00:00, просмотров: 164

Вчера Мосгорсуд на пару часов превратился в любительский драмкружок. Оглашение приговора по громкому “делу НРА” прошло в атмосфере плохо срежиссированного, но искреннего по накалу страстей спектакля, исполненного “левацкой молодежью”.

Четыре подсудимые дамы-революционерки получили свои сроки — даже ниже низшего предела. Надежда Ракс — 9 лет; Лариса Романова — 6,5; Ольга Невская — 6 лет лишения свободы. А молодая мама Татьяна Нехорошева-Соколова — 5 лет, но условно.

Отбывать наказание они будут в колонии общего режима. Судья сняла обвинение с трех подсудимых в изготовлении взрывчатых веществ, а с Романовой — обвинение в распространении марихуаны.

...Совершенно неожиданно на приговор по делу, которое слушалось в закрытом режиме, пустили всех желающих. А желающих — и журналистов, и идейных соратников подсудимых — набралось предостаточно. Поэтому в маленьком зале заседаний царило столпотворение.

Но, похоже, и судья Комарова, и судебные приставы, охранявшие зал, были вполне готовы к такому повороту и ко всему относились спокойно, даже философски. Сочувствующих только попросили свернуть огромный плакат “Свободу комсомолкам!” и не заносить в зал заседаний другие транспаранты.

Напомним, что с 1996 по 1999 г. в Москве произошла серия взрывов, в том числе — у приемной ФСБ на Кузнецком мосту. Это привело в ярость спецслужбы, для которых найти загадочных террористов стало делом чести. Стоит отметить, что при всех этих терактах (а именно так квалифицированы акции, ответственность за которые взяла на себя “Новая революционная альтернатива”) никто не пострадал. Взрывы скорее носили устрашающий характер.

По обвинению в причастности к подрывной деятельности НРА были арестованы четыре молодые женщины. (“МК” неоднократно рассказывал и о самих революционерках и о ходе судебного процесса над ними.) Со временем Невскую, ставшую за время процесса матерью, и Нехорошеву-Соколову, тяжело заболевшую, выпустили под расписку о невыезде. А Романова (мать двоих детей) и Ракс три года провели под стражей, причем Лариса находилась в тюрьме вместе со своей маленькой дочерью. Подсудимые, за исключением Татьяны Нехорошевой, не признали своей вины, хотя гособвинение считает ее полностью доказанной. Отрицали революционерки и причастность к НРА.

Примечательно, что двух подсудимых — Нехорошеву-Соколову и Невскую — суд подверг так называемым принудительным мерам медицинского характера в виде амбулаторного лечения у психиатра. По результатам психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в Центре им. Сербского, обе девушки признаны “ограниченно вменяемыми”.

И вот вчера долгоиграющий судебный процесс дошел наконец до приговора. Который публика встретила криками “Позор!” и “Слава героям!”

Пикантная ситуация сложилась с Ольгой Невской, пришедшей в суд с ребенком на руках. Ребенок то и дело заходился в плаче, и приставы добросердечно разрешили подсудимой не заходить в переполненный зал, а остаться в коридоре. А когда судья объявила Невской вполне реальный срок, приставы заволновались и бросились в коридор, где взяли женщину под стражу...

Тем временем на улице, возле здания Мосгорсуда, началось театрализованное действо. Несколько десятков молодых (и, что удивительно, пожилых) людей с флагами и плакатами сгрудились вокруг невысокого парня в черном плаще, натянувшего на голову свиное рыло в судейской шапочке. Подразумевалось, что так выглядит наше правосудие. Они весело выкрикивали лозунги типа “Ленин! Родина! Социализм!”, а потом дружно — и довольно слаженно — запели “Интернационал”. Атмосфере удавшейся “маевки” не хватало только бесплатного пива.

Из участников процесса к журналистам первым вышел адвокат Нехорошевой-Соколовой Сергей Дьячек. Он прокомментировал приговор так:

— Каждый получил то, что хотел. Кто хотел бороться и все отрицал — тот получил больше. Кому все это не нужно и кто рассказал, как было, — меньше. Это не было терактами — скорее имитацией, поэтому все получили ниже низшего предела. И они сами испугались, когда поняли, что сделали.

На что толпа тут же отреагировала криками: “Позор Дьячеку! Позор Нехорошевой!”

В 11.50 из судебного двора выехал автозак. Дорогу ему тут же перегородили молодые соратники заключенных. Они уселись цепочкой на асфальт и начали скандировать: “Фашизм не пройдет!” Милиция, не вмешиваясь, с интересом наблюдала за происходящим. Автозак терпеливо ждал. Наконец революционерам надоело сидеть на земле — их начали уговаривать встать свои же — и они пропустили машину с осужденными.

На этом представление закончилось.




Партнеры