Царь-пушка тоже может выстрелить?

16 мая 2003 в 00:00, просмотров: 348

Обсуждению проблемы правового статуса и оборота оружия, имеющего культурную ценность, была посвящена встреча за “круглым столом”, состоявшаяся в “Московском комсомольце”, которую вместе с “МК” организовал аукционный дом “Гелос” при поддержке Министерства культуры РФ. Тема оказалась остро актуальной не только для антикваров и коллекционеров. Об этом свидетельствовало присутствие на встрече представителей музейного сообщества, правоохранительных органов, законодательной и исполнительной власти, которые и обменялись мнениями по поставленной проблеме.

Поводом для проведения “круглого стола” стал инцидент, происшедший в аукционном доме “Гелос” в конце марта. На аукцион месяца 28 марта в качестве топ-лота была заявлена пара дуэльных пистолетов, произведенных в сер. ХIХ в. в Бельгии и принадлежавших известному политическому и военному деятелю Испании XIX века Валерию Вейлеру-и-Никалау. Эти пистолеты представляют не только исторический, но и художественный интерес, так как украшены гравировкой и инкрустацией. Пистолеты были вывезены из Испании, благополучно прошли пограничный и таможенный контроль, в России были официально задекларированы. Была сделана необходимая экспертиза. “Гелос” в течение месяца информировал все заинтересованные структуры о том, что данные предметы будут выставлены на аукцион. Это событие могло вызвать интерес только как прецедент, нежели как нарушение закона. И тем не менее за три дня до аукциона пистолеты были изъяты правоохранительными органами.

Сейчас ни в действующем законе “Об оружии”, ни в Уголовном кодексе, ни в каком-либо другом документе четко не прописан статус оружия, имеющего историческую или культурную ценность. Как сказал президент аукционного дома “Гелос” Олег Стецюра, закон есть закон и его исполнение не подлежит обсуждению, но вносить в него изменения и дополнения, если того требует практика и здравый смысл, необходимо.

Тему развил Александр Кибовский, заместитель руководителя Департамента по сохранению культурных ценностей Министерства культуры РФ. По его словам, проблема возникла с 1993 года, с момента принятия первого федерального закона “Об оружии”. До этого вопрос оборота оружия на территории нашей страны регулировался инструкцией от 1987 года, утвержденной приказом МВД СССР. Специальное примечание к ней устанавливало, что под действия органов внутренних дел не подпадает огнестрельное оружие, выпущенное до 1870 года. Что позволяло спокойно жить коллекционерам, собирателям раритетного оружия. Но с принятием закона 1993 года “Об оружии” эта поправка исчезла, и в последующем, действующем по сегодняшний день законе 1996 года статус оружия, имеющего культурную ценность, остался за скобками закона. Отсюда, по словам Кибовского, сегодня возникают различные проблемы не только у частных коллекционеров, но и у государственных хранилищ культурных ценностей, прежде всего — у крупнейших российских музеев: Артиллерийского, Исторического, Оружейной палаты, Эрмитажа...

Доходит до абсурда. В том же случае, если музей или коллекционер не может обеспечить условия хранения своим раритетам, установленные для гражданского (!) оружия, их могут запросто вывести из строя: оружие просверливается, проводится фрезеровка. Совершенно очевидно, что в этом случае памятники культуры, высокохудожественные вещи подвергаются риску разрушения, что наносит невосполнимый ущерб национальному и мировому наследию. Участникам “круглого стола” была представлена фотография наградного пистолета с инкрустацией, врученного в 1947 году советскому генералу Г.Т.Каранадзе Верховным главнокомандующим И.В.Сталиным. По этой мемориальной вещи рука “мастера” прошлась сначала сверлом, а затем его еще и расфрезеровали. Таким образом, историческому памятнику был нанесен огромный ущерб, причем в нарушение Уголовного кодекса нашей страны, поскольку там есть специальная статья, предусматривающая наказание за причинение повреждений и уничтожение предметов, имеющих культурную ценность.

В связи с этим еще один представитель Минкульта Виктор Петраков провел параллель с ситуацией, в которой оказался аукционный дом “Гелос”. Он задал присутствующим вопрос: как квалифицировать действия ГУВД, которое умудрилось провести испытания раритетных дуэльных пистолетов, подвергая их риску возможного разрушения.

По мнению ведущего эксперта Российского федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ Эмиля Сафронского, точно так же можно спросить, что такое Царь-пушка — памятник культуры или орудие на опасной огневой позиции? Этот остроумный пример вызвал живую реакцию собравшихся. Заместитель директора по научным вопросам Музея-заповедника “Московский кремль” Алексей Левыкин заметил, что Царь-пушка, конечно, оружие, причем оно стоит на достаточно опасной позиции; но раз Федеральная служба охраны не требует, чтобы ее развернули, то… Кроме того, стреляет не пушка, а человек.

Параллельно был поднят вопрос о том, какова статистика уголовных преступлений с применением оружия, имеющего культурную ценность. Таких примеров не нашлось. Олег Стецюра привел информацию, предоставленную отделом статистики Судебного департамента Верховного суда: в их картотеке нет ни одного преступления, зарегистрированного с участием антикварного оружия, то есть доводы о том, что оно может быть опасно, официальная статистика не подтверждает.

Тем не менее, как отметил О.Н.Стецюра, противоречия между законом “Об оружии” и постановлением Правительства РФ “Об оружии” 1998 г. создают на сегодняшний день значительные проблемы антикварному бизнесу и коллекционерам, подлинным хранителям истории. На встрече присутствовал коллекционер Марат Порай, ученый, ветеран, который пережил 5-летнюю судебную тяжбу. Представленная на встрече уникальная коллекция антикварного оружия и атрибутики военной направленности, которую Порай собирал в течение нескольких десятилетий, включающая личные вещи представителей царской династии, стала настоящей сенсацией. Эта коллекция, известная Министерству культуры, была оценена экспертами в 3—3,5 млн. долларов. Ни от кого эта коллекция не скрывалась, и более того, все единицы огнестрельного оружия, которые фигурировали в этом деле, были добровольно выданы коллекционером органам внутренних дел. Тем не менее 5 лет Марат Порай находился под подпиской о невыезде. В итоге дело закончилось полным оправданием. Но коллекционер, уставший от длительной борьбы за легализацию собрания, которое само по себе может стать основой уникального музея, теперь хочет его продать.

Заместитель начальника Управления лицензионно-разрешительной работы МВД России Валерий Кушнирык поднял немаловажный вопрос, с какого момента оружие можно считать антикварным. В современных проработках этого вопроса, в которых участвует МВД, принципиально отходят от жесткой формулировки “1870 год”, которая существовала в советское время. Предлагается для антикварного огнестрельного, ствольного оружия принять дату 1891 год, а для клинкового и метательного оружия — 1947 год. Выход на фиксированные даты Кушнирык мотивировал таким образом: например, для клинкового оружия под формулировку “50 лет давности и свыше”, которая была установлена для антиквариата в прежнем Указе, попадает и штык-нож Калашникова, и пистолет Макарова, и ТТ, и многие другие виды оружия, в настоящее время состоящие на вооружении.

В продолжение темы сотрудник Федерального центра судебной экспертизы Марк Сонис заявил, что недостаточно внести изменения и дополнения в обсуждаемый закон “Об оружии”, так как этот закон не является законом прямого действия для Уголовного кодекса. И если параллельно не внести изменения в упомянутую выше статью 222 УК, то эксперт будет определять любое поступившее к нему антикварное оружие как оружие огнестрельное, и опять будут проблемы для людей, которые им занимаются.

Особенно хочется отметить активное выступление в ходе встречи министра по труду и социальному развитию Александра Починка. Казалось бы, тема “круглого стола” напрямую не затрагивает его непосредственной деятельности. Что касается личной заинтересованности, г-н Починок сразу сказал, что у него “нет ни холодного, ни горячего антикварного оружия, ни одного перочинного ножичка, и он его не собирает и собирать не будет”, и что он хочет выступить не как министр, а прежде всего как человек. Починок задал присутствующим вопрос: кто помнит случай, когда из дуэльных пистолетов убивали не на дуэли? Даже в XIX веке такого не было. В этом смысле, считает он, топор опаснее любого дуэльного пистолета. Министр рассмотрел проблему рынка антикварного оружия в России, подчеркнув, что этот рынок у нас по сравнению с Западной Европой совершенно не развит. Вот его пример: если, поехав на экскурсию в Испанию, вы без самого примитивного варианта толедского кинжала, которым даже рыбу не почистишь, не уедете, то у нас примеров для тиражирования, копирования и продажи в истории масса — те же изделия тульских и златоустовских оружейников.

В связи с этим был поднят вопрос о статусе традиционной русской профессии мастера-оружейника, которая на сегодняшний день является нелегальной. На дискуссию были приглашены представители Гильдии оружейников В.Тимофеев и Г.Соколов, которые выразили надежду на то, что после принятия поправок к закону “Об оружии” их профессия наконец получит официальный статус. А ведь не секрет, что среди современных оружейников есть настоящие художники — мастера своего дела. Как сказал об этом А.К.Левыкин, “если бы некоторые из этих мастеров жили в XIX веке, мы бы сейчас писали: уникальный мастер русский”. По его словам, голландский коллекционер, посмотрев на работу одного из современных русских мастеров, сказал: “Только не показывайте американцам — увезут. Для России вы его потеряете”. Кроме того, пока этот бизнес, равно как и коллекционирование оружия, является нелегальным, черный рынок антиквариата будет наводнен подделками.

Можно ли проблему сдвинуть с мертвой точки? В прошлом году в результате совместной работы Комитета по безопасности Государственной думы, Министерства культуры и ведущих музеев России был подготовлен законопроект о внесении изменений и дополнений в федеральный закон “Об оружии”, где, в частности, упоминается и оружие, имеющее культурную ценность. Законопроект был принят пока в первом чтении.

В завершение встречи президент аукционного дома “Гелос” Олег Стецюра предложил огласить результаты интерактивного опроса “Следует ли разрешить свободный оборот антикварного оружия в стране?”, проводившегося в течение нескольких дней перед “круглым столом” на официальных сайтах “МК” и “Гелоса”. Результаты были получены следующие:

“Да, следует” — 70,5%;

“Нет, ни в коем случае” — 20,4%;

“Затрудняюсь ответить” — 9,1%.

При подведении итогов “круглого стола” становится очевидным, что окончательное решение проблемы статуса оружия, имеющего культурную ценность, еще впереди; тем не менее дискуссия стала значительным шагом на этом пути. Наконец состоялась встреча “лицом к лицу” представителей государственной власти, принимающих решения на высоком уровне, с теми, чья профессиональная деятельность или личные интересы связаны непосредственно с антикварным и художественным оружием. Благодаря тому, что все ключевые проблемы по данному вопросу были высказаны участниками в ходе дискуссии, наметились конкретные пути их решения на законодательном уровне.

Что же касается дуэльных пистолетов, с которых, собственно, все и началось, то вопрос с их возвратом “Гелосу” так и не решен. С 25 марта и до сих пор пистолеты находятся в компетенции органов внутренних дел, которыми 17 апреля было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В последнем письме от 17 апреля 2003 года за подписью заместителя начальника ГУВД Москвы В.В.Черкашина указано: “выдача разрешений на оборот указанного оружия (т.е. имеющего культурную ценность) не входит в компетенцию ГУВД Москвы”. Несмотря на это, пистолеты не были возвращены в “Гелос”, а так и остались в ведении ОВД района “Беговой”. В связи с тем, что четких официальных объяснений причин дальнейшего пребывания там указанных предметов “Гелос” не получил, было принято решение обратиться по этому поводу с жалобой в Савеловский межмуниципальный суд САО г. Москвы. Однако на заседание, назначенное на 7 мая 2003 г., представители прокуратуры и МВД не явились. В “Гелосе” продолжают надеяться, что на следующем заседании сегодня, 16 мая, кворум со стороны органов внутренних дел все же будет обеспечен, и многострадальные пистолеты все же удастся вернуть по решению суда. Но уже сейчас очевидно, что, каким бы ни был финал этой истории, ключ ко всему комплексу возникших проблем лежит в решении законодательной стороны вопроса.

Однако “Гелос” не сдается.

На майские торги аукционный дом опять собирается выставить оружие, теперь уже не огнестрельное. На этот раз аукционным лотом станет французская офицерская шпага инженерных войск периода Третьей республики. На нее имеется экспертное заключение заведующего сектором оружия Музея “Московский Кремль” И.А.Комарова, где указано, что шпага является памятником антикварного оружия и имеет культурную ценность. В российских собраниях французское холодное оружие встречается сравнительно редко. А для аукционного дома это будет еще один опыт выставления оружия на торги, который, возможно, сыграет свою роль в урегулировании разногласий в вопросах торговли антикварным оружием.




Партнеры