Сколько стоит Каннское счастье

16 мая 2003 в 00:00, просмотров: 187

Организаторы Каннского фестиваля опасались, что голливудские звезды не почтят своим вниманием набережную Круазетт из-за оппозиции Франции во время войны в Ираке. А также приняли особые меры безопасности в связи с гуляющей по миру атипичной пневмонией. Звезды, однако, оказались намного бесстрашнее. Канн давно стал ярмаркой тщеславия, и наряду с фильмами, которые войдут в историю мирового интеллектуального кино, там теперь показывают блокбастеры. Например, суперголливудскую “Матрицу” стоимостью 127 млн. долларов. Арнольд Шварценеггер прикатит в Канн представлять третьего “Терминатора” (бюджет 170 млн.).


Но прежде чем каннские журналисты, коих в этом году ровно 3800 человек (Канн занял третье место по скоплению пишущей братии после Олимпийских игр и Кубка мира по футболу), отправятся на конкурсные просмотры, кто-то успел собрать цифры, без которых не обходится ни один пустой разговор. Так, например, подсчитали, что за время фестиваля количество жителей города увеличивается втрое — с 70000 до 210000. Что на набережной Круазетт высадили 1500 петуний (которые к концу фестиваля будут затоптаны и вероломно вырваны с корнем). Что 270 полицейских выслано дополнительно к уже имеющимся 414. Что 60 евро стоит прокат смокинга на один день. Или 225 евро — на 12 фестивальных дней. Что самый дорогой номер отеля (сьют с панорамой) стоит 2000 евро в сутки, а самый завалявшийся в отеле “Мартинез” — 470 евро. Что кофе попить обходится гостям не менее 1,80 евро за чашку в любом городском кафе. А в “Карлтоне” на террасе — 5 евро. Что средняя длина выставленных на конкурс 20 фильмов — 1 час 52 минуты. Что ровно 24 ступеньки насчитывает легендарная каннская лестница. И что 2 километра красного коврового покрытия ушло на не менее легендарный ковер, по которому восходят звезды кино. Интересно, что уже подсчитана прибыль, которую заработают местные жители на празднике жизни, — за 12 дней гости должны оставить в Канне 120 млн. евро.

Пенелопа Крус, открывшая фестиваль аж на трех языках — французском, английском и испанском, — все-таки приехала в Канн одна, без Тома. Как ни вертела головой публика в поисках красавчика — не нашла. Пенелопа отделалась дежурным “Том сейчас занят и не сможет приехать” и необходимыми восторгами по поводу премьеры “Фанфана-тюльпана” и своим уважением к Джине Лоллобриджиде. Но о Томе быстро позабыли: количество звезд на каннской лестнице увеличивалось. Мэг Райан (входящая в состав жюри) прибыла в платье жемчужного цвета и обещала проигнорировать американский бойкот Франции и полностью посвятить себя кино, а Стивен Спилберг (также являющийся членом жюри большого конкурса) признался, что рад возможности посмотреть на фестивальную жизнь с обратной стороны. Развеселил всех боснийский режиссер Дэнис Танович, входящий в жюри. Он сказал, что на самом деле судить фильмы — это вовсе не работа, а развлечение чистой воды, и что он не понимает, почему его коллеги так серьезно настроены. Следом появилась Моника Белуччи, чьи пышные формы не умещались в вечернем туалете. А Клинт Иствуд поразил всех цветовой гаммой своего костюма: черная сорочка, коричнево-зеленый костюм. Энди Макдауэлл (как обычно, по контракту с известной косметической фирмой) встала, поулыбалась, покрутилась перед толпой фотографов. Сама же героиня вечера — Пенелопа — в окружении фрачных Венсана Переса и Жерара Кравчика была в платье стиля фламенко, чем до глубины души потрясла папарацци, которые начали говорить об ослепительном испанском стиле.




Партнеры