Cлоны с молотка

19 мая 2003 в 00:00, просмотров: 191

Любите ли вы цирк так, как люблю его я? Тогда бросайте все свои дела, хватайте в охапку детей и — бегом на представление. Потому что может статься, в самом ближайшем будущем в России цирка не будет совсем. Самое народное, жизнерадостное и веселое искусство вымрет, как мамонт. Государство делает все возможное, чтобы это произошло поскорее...


У Советского Союза для общения с миром было две беспроигрышные карты: балет и цирк. Причем цирк отправляли на гастроли даже в страны, с которыми у нас не было дипотношений: для наведения дипломатических мостов клоуны и дрессированные медведи считались лучшими послами.

За годы перестройки российский цирк поутратил свой лоск, но все-таки выжил и даже вроде бы начал подниматься с колен. Но...


1.

— Вам требуются канатоходцы? — спросили директора цирка.

— Очень. Но только умеющие ходить поперек каната.

Зарубежные гастроли советского цирка приносили государству доходы, сопоставимые с нефтедолларами. Артисты получали копейки, зато власть по всей стране отгрохала десятки стационарных цирков, при них — общежития, производственные базы, базы отдыха, студию по подготовке новых номеров, закупило множество шапито и т.п. Всем этим имуществом заправлял единый и могучий Союзгосцирк, имевший свою “контору” в Москве на Пушечной улице.

После распада СССР место развалившегося Союзгосцирка заняла государственная компания “Росгосцирк”, в которую в 1992 году добровольно вошли почти все стационарные цирки, кроме четырех: казанского, питерского и двух московских — на Цветном бульваре и на проспекте Вернадского. Они предпочли свободу и начали строить свою жизнь по-новому. Между Росгосцирком и “вольными цирками”, создавшими собственные труппы, появилась конкуренция. Но ведь здоровая конкуренция — двигатель прогресса, не правда ли?


2.

— Разве это цирк? Это бардак.

Вот у моего дяди был бардак — вот это цирк!

Чем можно испугать воздушных гимнастов или дрессировщиков, засовывающих голову в пасть льва? Оказывается, слов “акционирование” и “распродажа” они опасаются пуще звериных клыков и полетов без лонжи. По приблизительным оценкам специалистов, стоимость собственности государственного унитарного предприятия “Росгосцирк” — минимум 500 млн. долларов. Лакомый кусочек! О возможной приватизации этой системы впервые заговорили в 1998 г.: компанию внесли в списки госпредприятий, подлежащих акционированию и последующей продаже на торгах. Теперь правительство готово перейти от слов к делу.

— Акционирование — это фактическая ликвидация цирков в России, — к такому выводу пришли участники расширенного заседания совета директоров и артистического совета “Росгосцирка”. — Сегодня единственная подходящая организационно-правовая форма для нашей организации — статус учреждения культуры. То есть организации некоммерческой, защищенной государством от посягательств приватизаторов.

Анатолий Марчевский, в прошлом известный клоун, ныне возглавляет Екатеринбургский цирк:

— О том, чтобы выкупить цирки и землю, нечего и говорить: у нас на залог для участия в аукционе денег нет. Но даже если бы нам подарили акции, то через месяц мы вынуждены были бы их продать, чтобы заплатить налоги, которые возрастут многократно. Цирки Болгарии, Польши, Венгрии, Чехословакии, оставшись без господдержки, сразу погибли. Минимущества и Минэкономики прямо говорят: “Нам не нужно столько цирковых представлений, работайте три месяца в году. А если артисты разбегутся, будем других приглашать...”

Таисия Корнилова, дрессировщица:

— Всем известно, что стало с кинотеатрами и мелкими заводиками. Такая же участь уготована и циркам: их превратят в магазины и казино. Тысячи животных окажутся бомжами. Этого нельзя допустить, я готова со своими слонами выйти к Белому дому!

...Таково невеселое “закулисье” “Росгосцирка”, где собирают собрания, пишут послания правительству (которому и артисты, и их слоны с тиграми, по-моему, до чубайсовской лампочки). Пишут и Путину. Но Путин — не Брежнев, при котором было построено большинство стационаров-дворцов. Вступится ли за самое народное из искусств Владимир Владимирович — большой вопрос: манеж ведь не татами...


3.

— Чем отличается слон от рояля?

— К слону можно прислониться, а к роялю не прироялиться!

Если уж рубить цирковое искусство — так под самый корешок! Осталось только “прироялить” к “Росгосцирку” самых мощных “вольных стрелков” — Большой Московский (БМЦ) и Санкт-Петербургский цирки. Вообще-то идея о возврате к цирковой монополии зреет не первый год. А недавно Михаил Швыдкой прямо заявил в одном из интервью, что пора-де вернуть отступников “в государственную систему”...

— Во-первых, мы и есть государственные цирки, более того — подчиняемся Минкульту, — удивляется директор Большого Московского цирка Леонид Костюк. — Но зачем нас запихивать в компанию, которая балансирует на грани краха? Положение “Росгосцирка” нашими доходами не поправишь, а налаженное дело загубишь обязательно.


ДЛЯ СПРАВКИ. В прошлом году “Росгосцирк” получил в виде государственных субсидий около 300 млн. руб., и все равно его общие убытки составили около 7,5 млн. руб. Субсидии БМЦ — 12 млн. руб. Добавив из собственной, внебюджетной “копилки” еще 15 млн., цирк израсходовал всю дотацию на ремонт здания, которое, кстати, принадлежит государству. И принес в госказну 4,5 млн. руб. в виде налогов, и получил более 10 млн. руб. чистой прибыли.

— Цирковое искусство во всем мире убыточно. Как же вы выкручиваетесь?

— Стараемся хозяйствовать грамотно, — говорит Леонид Костюк. - У нас высокий уровень программ, за год нас посещают 900 тысяч зрителей. А вы видели аттракционы возле цирка? Мы их покупали на заработанную за рубежом валюту, а теперь они помогают оплачивать коммунальные платежи. Или предоставляем помещение цирка для проведения спортивных мероприятий, профессиональных праздников. Совокупные доходы от представлений, аттракционов и т.п. — свыше 100 млн. рублей. Если государство попросит, мы можем вообще отказаться от дотации. Недавно нас проверяла Счетная палата — претензий нет. Да и по закону наше унитарное предприятие на правах хозяйственной деятельности нельзя присоединить к “казенке”. Мы даже филиалом быть не можем, потому что находимся в одном городе. А стать отделом компании — значит, навек расстаться с торговой маркой “Большой Московский цирк”, которую прекрасно знают во всем мире. И ради чего?

Ну как ради чего? Здание — в прекрасном районе Москвы, огромная территория. Если цирк станет частью убыточной компании, обанкротить его — пара пустяков. И — с молотка...

За кулисами Цирка на Вернадском — паника. Артисты не хотят, чтобы их, как крепостную дворню, передавали новому (а точнее, старому) хозяину, от которого многие уже уходили, громко хлопнув дверью. Это прежде все трудовые книжки артистов лежали в Союзгосцирке, и только его чиновники решали, по каким “точкам” кататься номерам, какую зарплату получать гимнастам и укротителям. А главное, они решали, каким должно быть творчество. Недовольные могли лишь сменить манеж на улицу. Теперь же, когда “вольные” цирки создали собственные труппы, мастера арены впервые получили возможность выбирать, где и как им работать. Отчего-то Минкульту не приходит в голову объединять театры в какой-нибудь Росгостеатр.

Господа министры! Не стоит размахивать топором над искусством. Разбегутся лучшие артисты по заграницам, погибнет и знаменитая русская цирковая школа, и преемственность поколений. Вы этого хотите?




    Партнеры