Волчья работа

20 мая 2003 в 00:00, просмотров: 613

О собаках, не раз спасавших жизнь “старшим братьям”, написано немало рассказов и снято много фильмов. Умница колли по кличке Лесси, пограничник Мухтар, любимец всех американцев из подразделения К-9...

Москва тоже может похвастать “собаками в погонах”. Увы, сегодня кинологический отдел уголовного розыска, который в ближайшее воскресенье отметит свой профессиональный праздник, находится в плачевном состоянии.


— Профессионалы не хотят идти на мизерную зарплату, — объясняют мне ситуацию кинологи. — Вся беда в том, что мы не имеем права работать на частных лиц, хотя заказов таких поступает очень много. Люди просят проверить машины, офисы, квартиры на наличие взрывчатки. Некоторые хотят приобрести уже обученного пса. Кстати, подготовленная на поиск наркотиков собака в США стоит 30—35 тысяч долларов (без учета денег, вложенных в подготовку инструктора), в Голландии — более 20 тысяч. В России общий курс дрессировки стоит 10 долларов за одно занятие. А собаку необходимо тренировать около полугода хотя бы через день!

Оказывается, впервые собаки, занятые на полицейской службе, появились в России еще в 1907 году в Петербурге, где был создан специальный питомник. Имена некоторых из них тщательно хранят полицейские архивы. Заглядываем в них и узнаем, что, скажем, в 1909 году в Москве широкую известность получил доберман Треф. Однажды в деревне Кузнецово Бронницкого уезда три преступника совершили убийство 60-летнего крестьянина Гришакова. Треф шел по следам убийц 115 км и в конце концов настиг их. Все они были арестованы полицией. Немецкая овчарка Султан, еще одна легендарная ищейка Ленинградского уголовного розыска, с 1937 по 1947 год задержал более двух тысяч преступников и обнаружил огромное количество похищенного имущества.

— Среди наших четвероногих сыскарей тоже есть герои, — бросаются на защиту чести и достоинства своих питомцев кинологи Московского уголовного розыска. — Четыре года назад, например, наш пес даже погиб при исполнении. Кинолога вызвали на место преступления, а преступник находился в оцепленном доме. Он оказал сопротивление.

Питомцы угро обыскивают дома, квартиры, театры, стадионы. Каждый день они выезжают на задания или на плановые проверки, официальные встречи членов правительства.

— Когда в Россию приезжал Клинтон, — продолжают рассказывать кинологи, — наши собаки обыскивали отель, в котором он жил, и зал, где проходили переговоры двух президентов. Номер Майкла Джексона тоже был обследован нашими псами. Мы выезжаем на самые громкие дела — квартирные кражи знаменитостей, убийства. По всем правилам кинолог должен первым осмотреть место преступления, но часто бывает, что мы приезжаем к шапочному разбору — в квартире следователь, милиция, понятые. Это очень мешает.

Как выяснилось, у кинологов больше всего работы весной и осенью. Именно в это время растет количество анонимных звонков о “заминированных” объектах. Да и убийств в это время года больше, чем когда-либо еще.

— Летом киллеры предпочитают отдыхать в теплых странах, — поясняют кинологи.

* * *

Девиз кинолога — думай головой! Нужно создать собаке условия для работы: устранить лишние запахи, учесть встречный ветер, самому проверить наиболее подозрительные участки. Сейчас у кинологов две проблемы: нехватка средств и нехватка профессионалов.

— Кинолог должен уметь понимать собаку, поэтому очень важно, чтобы у него дома было животное, — рассказывает кинолог Николай, работающий в УВД уже 25 лет. — А к нам сейчас приходят ребята, которые даже не знают, с какой стороны подойти к собаке. А ведь далеко не каждая собака подходит для розыскной работы. Играют роль и гены, и характер собаки, и ее способности. Если собака — холерик, это плохо, она может начать так скакать, что напорется, скажем, на мину. Щенками, кстати, нас давно уже не снабжают, приходится самим выращивать. Из десятка щенят мы выбираем одного-двух, и это уже хорошо. Всех неподходящих для службы кутят мы отдаем обществу слепых, очень часто они идеально подходят в качестве собак-поводырей. Я искал свою собаку где-то год. Зато мой пес был чемпионом Советского Союза, выступал за Вооруженные Силы, а теперь стал чемпионом России!

— Что самое сложное при обучении ищеек?

— Если обучаешь собаку на поиск ВВ (взрывчатых веществ), самое сложное — научить ее садиться. Обычно, когда животное что-то находит, оно начинает прыгать, лаять, что в работе со взрывчаткой неприемлемо. Есть мины, реагирующие на звук, так что собаке даже гавкнуть нельзя. У таких ищеек даже команды “голос” нет. Часто собак натаскивают на поиск трупов. В процессе розыска преступного захоронения специальным щупом прокалываем землю, чтобы собака могла услышать трупный запах. Иначе ей не “пронюхать” сквозь землю человека. Для этой работы подбирают собак, которые любят мясо... ну, как бы сказать... с тухлецой. Это заложено у некоторых щенков от природы. Волк ведь, скажем, перед охотой специально трется о падаль, чтобы отбить свой запах и не спугнуть жертву.

Самая же сложная специальность среди кинологов — работа по следу. Ей можно научить далеко не каждую собаку. Наша обязанность — не доказать чью-то вину, а найти пути отхода преступника. Так вот, выборка человека, его запаха — процесс очень трудоемкий. Простейший способ тренировки: перед собакой ставят восемь баночек с разными запахами, из которых она должна выделить нужный.

В работе по следу есть еще одна сложность — городская среда. Это на сельской местности собака может сотни километров отпахать в поисках преступника, а в городе взять след гораздо сложнее, здесь масса запахов, которые мешают собаке. Ведь такой сложный прибор, как собачий нос, требует очень аккуратного и бережного обращения, иначе пес просто не сможет качественно делать свое дело. В Германии пес доставляется к месту работы в специальном автофургончике, где поддерживается комфортный микроклимат, там же в машине хранится все, что может понадобиться для работы с собакой, набор ветеринарных препаратов, имеется даже маленький сейф, в котором хранятся образцы запахов.

— А в Москве существует “банк запахов” (пробы запахов с мест преступлений)?

— Банк запахов есть в МВД, там же располагается целый одерологический отдел (одерология — наука о запахах. — М.В.). В идеале он должен быть и у нас, но, как всегда, ни у кого не доходят руки. В начале 80-х на Петровке собирались организовать большой банк запахов с каждого преступления. Это облегчило бы работу милиции в сотни раз! Но потом эту идею забросили. Дело осложняется еще и тем, что в российском суде результат работы собаки не является доказательством преступления, как, например, в Германии. Там одного “свидетельства” собаки достаточно, чтобы посадить преступника. У нас животным так безоговорочно не верят.

— Говорят, что собак-ищеек делают наркоманами, чтобы они лучше искали наркотики?

— А если собака ищет взрывчатку, ей что, ядовитый тротил в еду подмешивать? Это полный бред! Представляете, сколько надо наркотиков, чтобы содержать штат собак? Есть и еще один аргумент: все хозяева слишком привязаны к своим собакам, чтобы губить их наркотиками. Собака-наркоман просто не выдержит таких “тренировок” и проживет максимум год.



* * *

— В 40-е годы была выведена порода ищеек из скрещенных овчарки и волка. К чему привели эти опыты?

— Все исследователи, работающие с гибридными животными, отмечали их хорошую дрессируемость, великолепные сенсорные способности, но вместе с тем некоторые сложности характера: недоверчивость, пугливость, склонность к бродяжничеству. Работать с такой собакой очень сложно. Лучшие овчарки были выведены в Германии после Второй мировой войны. Наши солдаты, заняв Берлин, расстреляли питомник Геббельса, где находились лучшие “носы” Германии. В СССР была выведена восточно-европейская овчарка для поиска в высокой траве, поэтому у нее такие высокие лапы. Но генетики что-то напутали, и ищейка из нее получилась никудышная. Заслуга наших кинологов — черный терьер, который был выведен в питомнике “Красная звезда”. Кстати, именно “воспитанник” “Красной звезды” — пес Асман — стал однажды чемпионом мира по экстерьеру.

— Известно, что розыскных собак используют и в экзотических проектах — натаскивают на поиск рудных месторождений, утечек газа на газопроводах. В скандинавских странах специально обученные лабрадоры ищут телеграфные столбы, пораженные грибком. А мы можем похвастать чем-нибудь эдаким?

— В Ростове была школа собаководства, в которой обучали собак на поиск... самогона. Тогда как раз шла борьба с самогонщиками. Так что пес Барбос из знаменитого гайдаевского фильма — вовсе не фантазия режиссера. У него был реальный прототип. Правда, самогонку он не пил, но мог безошибочно узнать пьяного в толпе.

— В Париже улицы патрулируют полицейские с собаками. Может, следует взять на вооружение их опыт?

— Патрульно-постовую службу несколько лет назад по неизвестным причинам расформировали, а она очень нужна в таком большом городе, как Москва! Скажем, два года назад в Лужниках была страшная драка между болельщиками, и всего три собаки навели порядок. В ЮАР пять специально обученных собак разогнали толпу. Правда, за границей собаки работают как щипачи: просто ходят по кругу и прихватывают зубами тех, кто выделяется из линейки, а не треплют, как наши. У нас, к сожалению, нет подобной “щипковой” дрессировки.

Сегодня, накануне профессионального праздника, у кинологов просто опускаются руки, до чего плачевна ситуация на службе.

— Мы не можем обеспечить нормальные условия собакам. Доходит до того, что они начинают страдать от недоедания! Ведь даже в такой серьезной организации, как уголовный розыск, руководство экономит на питании для животных. Время от времени вместо каши, куда положено добавлять мясо и овощи, собакам, не раз спасавшим жизни людей, привозят мутное вонючее варево, больше похожее на помои, чем на еду. Собаки от такой кормежки не только болеют, но и не могут выполнять свои обязанности. Две недели назад в питомнике от прободения язвы умерла пятилетняя овчарка, — говорит кинолог Илья. — Это первый случай за все время моей работы здесь. Раньше наши подопечные умирали только своей смертью...






    Партнеры