Охотники до Охотного ряда

20 мая 2003 в 00:00, просмотров: 182

В пятницу президент Путин напомнил, что новые выборы в Госдуму не за горами. Говорил про “деятельное участие политических партий”... Партии и вправду сейчас очень деятельны — уже вовсю раскручивают предвыборные кампании. Но нам-то, изибрателям, что за толк будет от этого?

Давайте вспомним, как менялся “характер” российских Дум за последние годы. И посмотрим, каким он может стать после выборов.

Калейдоскоп в сумасшедшем доме

Ярких персонажей в ГД первого созыва (1993—1995 гг.) было немало. Строитель пирамид Мавроди. Психотерапевт Кашпировский... В кабинете депутата Осовцова по столу тихо ползал юный удав, подаренный ему другом. На глазах у всего мира Жириновский драл за волосы женщину, националист Николай Лысенко рвал на куски и топтал украинский флаг. А меж рядов кресел бродил костюмированный депутат-затейник Марычев с привязанными женскими грудями и в юбке...

На долю той Думы выпало всего два годика работы — она была переходной, созданной после разгона Верховного совета и боев в центре Москвы.

Неожиданно для всех победила ЛДПР (22,9% голосов), а не тогдашняя “партия власти” — “Демократический выбор России” (15,5%). Коммунистам сначала вообще не разрешили участвовать в выборах, потом Кремль передумал, но КПРФ не смогла как следует сорганизоваться.

Начинала работу Дума с нуля. Поначалу не было даже понятно, сколько голосов надо, чтобы прошел какой-нибудь закон. Поэтому первые заседания сильно смахивали на собрания в сумасшедшем доме.

Из думских “анекдотов”

В Думе появилась фракция “Женщины России”, созданная по половому признаку. Картину дамам некоторое время портил записавшийся почему-то в их коллектив депутат Гуськов. Но его женщины вскоре вычистили “за систематическую неявку на заседания фракции”...

* * *

Местом обитания парламента добрый президент определил “стекляшку” на Новом Арбате, бывшее здание СЭВ. Вместе с Думой в нем трудились несколько десятков коммерческих структур и банков, кабинетов у депутатов некоторое время не было, и они болтались как неприкаянные, а заседания фракций проходили в фойе, за белыми ширмами, позаимствованными, видимо, в какой-то поликлинике. К тому же народные избранники были пуганые-перепуганые недавними событиями, а сквозь хрупкие стеклянные стены и окна грозным напоминанием на них смотрел почерневший от пожара Белый дом... “Здесь и дня не продержаться, подгонят один танк — и все вдребезги!” — всерьез обсуждали перспективы обороны мучимые параноидальными видениями избранники. Поэтому когда летом 94-го Дума переехала за толстые стены здания Госплана, на Охотный Ряд, депутаты вздохнули спокойно.


Тот парламент был похож на калейдоскоп — стеклышки разного цвета, которые при перетряхивании создают каждый раз новый узор. Никакого большинства ни у кого не было, устойчивых коалиций тоже. Можно было утверждать только одно: Дума не левая. Но какая? Явно не проправительственная и не пропрезидентская.

Она объявила политамнистию гэкачепистам и участникам событий 93-го, отказалась создавать комиссию по расследованию этих печальных обстоятельств. Три раза голосовала по вопросу о недоверии правительству Черномырдина. А после начала войны в Чечне раскололась на два “лагеря”: категорических противников действий Ельцина и категорических сторонников.

Дырявая красная лодка

Дума второго созыва (1995—1999 гг.) вошла в историю как “коммунистическая”. КПРФ оставила далеко позади “партию власти”, НДР, на выборах по партийным спискам (22,3% против 10,1%). “Красная” фракция была гигантской — 149 человек!

Из думских “анекдотов”

В марте 96-го с подачи коммунистов Дума признала денонсацию Союзного договора в 91-м недействительной. Это вызвало много шума, хотя никакой юридической силы не имело. Депутат Шахрай предложил тогда уж заодно поставить вопрос о возвращении Аляски, Польши и Финляндии...

Как раз на середину срока полномочий депутатов той Думы пришлась большая беда — дефолт 1998 года. Один малоизвестный депутат тогда так разнервничался прямо во время заседания, что заплакал, сорвал с себя пиджак, бросил его оземь и выбежал из зала...

* * *

Депутаты приняли закон “О пчеловодстве”, который войдет в историю как один из самых смешных законов, когда-либо обсуждавшихся в России. Мельчайшие нюансы совместной жизни пчелы и человека нашли отклик: “Улетевший пчелиный рой, непрерывно преследуемый гражданином или юридическим лицом и залетевший в улей с пчелами, находящийся в собственности другого гражданина... переходит в собственность другого гражданина...” Некоторые сомневались — может быть, достаточно закона о защите животных? “Нет! — сказали разработчики. — Пчелу нельзя считать животным”. У животного одна голова и есть куда поставить клеймо. А рой? Вес — 2—4 кило, а клейма ставить негде...


Эта Дума была скорее антипрезидентской, чем антиправительственной. Да и баловаться недоверием кабинету министров было некогда: после отставки Черномырдина едва успевали привыкнуть к одному премьеру, как президент подсовывал другого... Кириенко, Примаков, Степашин, Путин... Левые давали голоса за всех этих кандидатов — потому что боялись роспуска, слухов о возможном запрете КПРФ “за плохое поведение”. Самая популярная среди народных избранников в те годы фраза: “Не надо раскачивать лодку!” Лодка действительно была дырявой и на воде держалась еле-еле. Больной президент все работал и работал с документами... Страх и неуверенность владели тогда политической элитой: что будет, когда ОН уйдет? А если не уйдет?

У Путина в кармане

Нынешняя Дума (1999—2003 гг.) — по счету третья. На выборах “Единство” не смогло обойти коммунистов, отстав на процент. Но в общем зачете мест левые сильно потеряли: сейчас они контролируют вместе с аграрной группой лишь 135 голосов.

Про Думу стали говорить “карманная”, имея в виду деталь костюма президента Путина. Тема Чечни, например, стала “табу” для депутатов — они знают, как болезненно относится к любым критическим высказываниям на сей счет президент. Вообще задавать неприятные вопросы и даже вспоминать об их существовании теперь немодно. Ни “Норд-Ост”, ни “Курск” не разбудили в народных избранниках даже простого человеческого любопытства.

“А что там, за кремлевскими зубцами?” — непременно поинтересуются они, прежде чем что-то сказать или сделать. Президент гипнотизирует их своим космическим рейтингом, как удав кроликов. “У нас стабильность и все, в общем-то, неплохо”, — устраивают депутаты сеансы самогипноза . Пользуясь таким положением дел, правительство стало позволять себе вносить откровенно сырые документы, надеясь, что их примут в первом чтении, а потом перепишут.

Путин собирает депутатов время от времени, награждает орденами и медалями, хвалит за хорошую работу. Действительно, “конструктивное сотрудничество” дало стране много очень важных (но не всегда качественных) законов. Трудовой кодекс, Земельный кодекс, УПК, АПК и ГПК, новые законы о партиях, выборах в Думу и президента, новый закон о формировании Совета Федерации, несколько глав Налогового кодекса и т.д., и т.п. Да, еще мы получили символику — но слов нового гимна минимум две трети народных избранников наизусть не знает.

Из думских “анекдотов”

Баллотироваться в депутаты не побрезговали Березовский и Абрамович. Первый день их работы в Охотном Ряду запомнился надолго. Тучи журналистов с камерами и микрофонами преследовали бедных олигархов, как загнанных животных. Особенно мучился непривычный к публичности Абрамович. Прижавшись спиной к двери лифта, он отбивался от журналистов, шаря рукой кнопку вызова. Но лифт все не ехал... А потом они с Березовским парой отправились на экскурсию по местам общественного питания. По ошибке зашли в столовую на первом этаже — не депутатскую, “демократическую”, для аппарата. Взяли подносики, встали в очередь к раздаче... Но есть не стали.

* * *

В первой Думе фойе перед залом заседания было открыто для всех. В третьей — подойти к входу в зал стало невозможно даже в дни, когда заседаний нет. Зато для депутатов в этой закрытой зоне появились места для отдыха: курительная комната, бильярд. Говорят, скоро появится и маленький бар... После долгих и мучительных обсуждений курящие в своем большинстве депутаты все-таки проголосовали за закон, вводящий запрет на курение в госучреждениях (кроме специально оборудованных мест). Теперь курят в кабинетах, а если хочется пообщаться — на боковых лестницах. Сделана попытка наступить на горло и “зеленому змию”. Вот уже почти полгода в думских буфетах не продают спиртное (кроме пива). Но почему-то количество не очень трезвых граждан, болтающихся по вечерам в здании на Охотном Ряду, не сильно от этого сократилось.

Олигархи перетянут одеяло?

Четвертую ГД мы выберем в декабре. О том, как она может выглядеть, “МК” рассказали известные политологи.

Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий:

— Если “Единая Россия” опередит компартию, президент предоставит возможность центристам (“Единой России” и “Народной партии”) говорить об ответственном перед парламентом правительстве. Например, объявить того или иного министра своим представителем. Но при этом реально состав правительства будет формироваться в Кремле — Дума все равно останется неким придатком Кремля.

Как мне кажется, по списку “Единая Россия” соберет процентов 25 голосов. Нельзя исключить, что Кремль создаст лево-центристскую группу — конкурента КПРФ в Думе: Семигин, Селезнев, Горячева и так далее. ЛДПР, СПС и “Яблоко” скорее всего соберут столько же голосов, что и в прошлый раз.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований:

— Я думаю, парламент будет более профессиональным — все-таки набирается со временем опыта. “Единая Россия” сначала формировалась случайным образом, в ней было много случайных персонажей, сейчас придут более сильные люди. Парламент станет более целеустремленным, в том числе и благодаря лоббистским структурам — поскольку воспрянувшие олигархические группировки будут более активно проводить в Думу своих людей. Кроме того, разговоры о необходимости формирования ответственного перед парламентом правительства вряд ли совсем ничем не закончатся. Я не исключаю и того, что президент, находясь на последнем сроке, сможет сохранить свое влияние на политической арене в том числе и за счет большего смещения центра власти в сторону парламента.

Андрей РЯБОВ, член научного совета Московского центра Карнеги:

— Если ситуация в следующие четыре года останется стабильной и застойной, то и следующая Дума будет такой же, если даже еще не более лояльной и послушной по отношению к президентской администрации.

Но рассчитывать на сохранение стабильности не слишком приходится. Страна на втором сроке президентства Путина столкнется с серьезными проблемами: непопулярные реформы, сокращение нефтяных доходов… Это сделает ситуацию в стране более открытой для борьбы разных мнений, и Дума, конечно, не сможет остаться в стороне. Предполагаю, в случае такого оживления парламент будет дрейфовать от зависимости от Кремля в сторону зависимости от олигархов... Кстати, тогда и шансов на создание реально ответственного перед Думой правительства будет больше. Потому что олигархи обладают большим количеством профессиональных лоббистов, хороших экспертов и хороших политиков в самых разных фракциях, которые, вполне вероятно, могут стать базой для формирования кабинета министров. Конечно, он будет ответствен в первую очередь перед олигархами, но все равно роль Думы как некоего посредника, несомненно, усилится.




    Партнеры