Шлейф отцеубийцы

20 мая 2003 в 00:00, просмотров: 195

Свою смерть 33-летний Дмитрий Петраков принял в День Победы. Лезвие ножа вошло точно в сердце. Убийца и не думал прятаться от милиции. Скоро закончится следствие, и уже можно точно сказать: злодей не попадет на скамью подсудимых. Ему всего 13, и законы, писанные для взрослых, на него не распространяются.

Дмитрия Петракова, алкаша и забулдыгу, убил родной сын. Убил, устав от бесконечных издевательств, побоев, унижений... Убил, сам того не желая. В первую минуту Сергей даже не понял, что произошло. А осознав — ужаснулся. Уже вторую неделю мальчик находится под наблюдением врачей.

Как такое могло случиться? Ведь Сергей — обычный московский шестиклассник, не скинхед, не наркоман, даже не из тех, кого по старинке называют “трудными”... Увы, психологи пророчат: подобные трагедии будут происходить все чаще. Дети, устав от тирании вечно пьяных непутевых родителей, берутся за ножи и сами вершат правосудие.

Репортерам “МК” удалось узнать подробности этой ужасной истории.

К дому гроб с телом не повезли: нечего давать повод лишним пересудам. На кладбище Ирина Александровна смотрела на мертвого сына безучастно. Слез не было.

Вспоминалось, как радовались они с Колькой, когда 33 года назад родился он, их первенец Митька. Все рухнуло через несколько лет. Сначала муж запил, а потом и сын присоединился... Теперь вот сын мертв, но Ирина не позволила горю заполнить душу. Да особого горя, собственно, и не было. Стыдно сказать, но на дне души плескалось некое облегчение. И еще — страх за внука, Сережку. Что за ухмылка судьбы: сделать несмышленыша отцеубийцей...

Дом, в котором живут герои этой истории, располагается на окраине Москвы. Алкоголики держатся вместе, друг на друга не нападают, и чужаков с нехорошими мыслями тут почти не водится. Говорят, когда участковому сообщили, что в этом доме совершено убийство, он сразу понял, в какой квартире: больше и подумать не на кого.

Собственно, у Петраковых не квартира, а общежитие. Большую часть территории их скромной “двушки” занимали... кровати. До трагедии здесь проживали семь человек: 80-летняя бабушка, ее 54-летняя дочь Ирина с мужем, их дети: Дмитрий со своим 13-летним сыном Сережей и Светлана с двухлетним карапузом.

Главой семьи Петраковых была настоящая русская женщина, из тех, кто в горящую избу войдет и коня на скаку остановит, — Ирина Александровна, бухгалтер по специальности. И хотя разменяла она шестой десяток, на покой не собиралась, поскольку воспитывала... ребенка.

Так вышло, что после рождения внука Сережки сын и невестка ударились в загулы, и Ирина добилась, чтобы их обоих лишили родительских прав, а невестку к тому же отправила восвояси. Сережке еще не было и двух лет, как бабушка стала опекуншей, — ее-то он и называл всю жизнь мамой.

К своим 13 годам мальчик вырос добрым, умненьким, защищал во дворе младших. В школу приходил всегда чистеньким, аккуратненьким, наглаженным. На 1 сентября цветы учительнице всегда приносил. Школьные учителя говорят, что Петраков хоть и вспыльчив, но отходчив. Друзей у него много. Но в 3-м классе начались проблемы с учебой, и в среднюю школу он пошел в коррекционный класс. В свободное время бегал с ребятами удить рыбу.

Было у подростка помимо рыбалки еще одно увлечение — компьютерные игры.

Папа под забором

— Мальчик всегда был очень скрытным, — говорит его классный руководитель Альбина Петровна. — В школе Сережа о своем житье-бытье ничего не рассказывал. Вот когда с дамой сердца в прошлом году поссорился, пришел в класс и тихо сказал: “Все. У меня любовь пропала!” А спросишь: “Может, дома проблемы?” — отвечает, что все хорошо.

Бабушка в роли мамы была на всех родительских собраниях, отца не видели никогда. Если нужна была мужская помощь — приходил дедушка.

— Один случай я вспоминаю, — вздыхает его первая учительница Анна Ивановна. — Мои первоклассники шли парами, мы как раз поравнялись со школой. Вдруг я увидела, что возле забора лежит какой-то алкоголик, совершенно невменяемый. А Сережка вдруг как закричит так пронзительно: “Папа! Папа!” Дети начали тянуть шеи, и я его так деликатно отвела от забора...

Бабушка всегда говорила, что учиться лучше ребенку мешают семейные проблемы. Во-первых, в многонаселенной квартире у мальчика не было даже своего стола, чтобы делать уроки. А во-вторых, пьющий папа так донимал пацана, что тот возвращался домой как можно позже, чтобы не сталкиваться лоб в лоб с пьяным родителем. Однажды мальчик выпалил алкашу в лицо: “Я тебя отцом называть не буду!” И с тех пор словно вычеркнул отца из списка родных людей.

Отец Сергея Дмитрий — невысокий, худощавый нервный человек — и не думал бросать пить. Периодически мать вправляла ему мозги, и он зажимался на некоторое время. Даже работал: то дворником, то грузчиком, хоть какие-то деньги в дом приносил. Но через месяц срывался, начинал буянить. Одно время Дмитрий “зажигал” на пару с отцом, мужем Ирины. Милиционеры забирали пьяницу в отделение, составляли протокол. На другой день мать бежала в сберкассу, платила штраф. У сыночка-то пустой кошелек: все из дома тащит на пропой. Прошлый раз упер мешок картошки, а в другой раз отыскал соленья-маринады — и те спустил подчистую.

Доведенная до отчаяния мать дебошира год назад решила выселить его из жилища и подала в суд, но добиться ничего не удалось.

Удар в сердце

Восьмого мая вечером Сергей пришел домой с улицы и стал ложиться спать. Диван в комнате давно сломался, и подросток привычно кинул матрасик на пол, постелил простыню... Заснул, едва щека коснулась подушки. Проснулся от шума. Дверь в комнату грохнула об стену: вошел пьяный отец, стал будить его и что-то требовать. Сергей сквозь сон попросил: “Пап! Дай поспать...” Но Дмитрий вдруг стал орать, что сын взял его носки, потом ударил мальчика ногой. Ребенок вскочил и выбежал на кухню. Драчун направился следом. Тогда мальчик схватил со стола нож и отчаянно им отмахнулся...

Дмитрий не издал не звука. Тетя Сергея, 24-летняя Светлана, выскочила на кухню — и остолбенела. У брата из груди капала кровь. Растерянный племянник стоял с ножом в руке. Он был в шоке и не мог понять, что произошло. Дмитрий сделал несколько шагов и рухнул в коридоре.

Молодая женщина вызвала “скорую” и милицию. Первыми подъехали милиционеры и увезли мальчика в отделение. Следом примчались медики и констатировали смерть мужчины от единственного удара ножом. Лезвие попало точно в сердце.

Маленький убийца был шокирован случившимся, но последовательно отвечал на вопросы следователя. После допроса ребенку лучше не стало, и его увезли в детскую больницу, откуда выписали только несколько дней назад.

...В квартире Петраковых скромно, но чисто. Стенка, кровати, прихожая — все образца 70-х.

Прошло совсем немного дней после трагедии, и домочадцы взбудоражены и озадачены совсем не смертью Дмитрия, а дальнейшей судьбой убийцы поневоле.

— У внучка просто чаша терпения переполнилась, — качает головой прабабушка Сережи, Нина Ивановна. — Его можно понять: отец-то конченый алкоголик...

— Молчи! — коршуном набрасывается на нее Ирина, защищая честь погибшего сына. Бабуля обиженно пожимает губы и замолкает.

— Главное, чтобы племянник не узнал, что отца убил именно он, — считает тетя Сергея Светлана. — Он этого не переживет! Чтобы не травмировать его, мы сказали, что отец ударился головой и умер от черепно-мозговой травмы. И во дворе так всем говорим.

— Что будет с ребенком?! — заламывает руки Ирина. Она, похоже, не может разговаривать больше ни о чем.

В общепринятом смысле слова малолетнему убийце ничего страшного не грозит. Дело пока не прекращено: формально следствие обязано доказать, что преступление совершено именно подростком и так, а не иначе. Но, как известно, уголовная ответственность по УК наступает с 16 лет, а по особо тяжким преступлениям — с 14. Сережа Петраков не подпадает под эту категорию. Судьба малолетнего убийцы теперь будет напрямую зависеть от комиссии по делам несовершеннолетних при местной управе. Обычно в таких случаях провинившегося ссылают в ЦВИНП, а затем отправляют в спецшколу, откуда его выпускают через несколько лет — на усмотрение психологов. В нашем случае таких суровостей не ожидается. Мальчик, которого до жуткого поступка довела сама жизнь, наверняка разжалобит высокое жюри, к тому же за внука заступится “мама”, и его отпустят на все четыре стороны.

Смертельная “стрелялка”

Остался невыясненным только один вопрос. Понятно, что пацана замучил отец-алкоголик. Но даже и в таких обстоятельствах не каждый шестиклассник схватится за нож и ловко убьет обидчика одним ударом. Психологов это уже не удивляет: они уверены, что наше общество в скором времени достигнет такой кондиции, что подобные преступления станут обычным делом.

Почему? Рушатся моральные устои, дети в реальной и виртуальной жизни постоянно наблюдают убийства, изнасилования, разбой и пр. Детский мозг адаптируется к этим поступкам и не считает их чем-то особенным. Видимо, внесли свою лепту в этот процесс и компьютерные игры, которыми всерьез увлекался Сергей. Судя по всему, “стрелялки” полностью захватили внимание подростка, а в таком возрасте виртуальную реальность трудно отличить от настоящей. Мальчик в момент убийства потому и не осознал, что нанес отцу смертельную рану, что в привычных блокбастерах супермены после выстрела вскакивают, отряхиваются и бегут дальше. Сережина “стрелялка” закончилась страшным финалом.

Психологи осторожно рассуждают о будущем Сергея. Если семья не переберется на новое место жительства, у мальчика могут возникнуть серьезные проблемы. Шлейф отцеубийцы наверняка сослужит ему плохую службу. При малейшем осложнении отношений с детьми или взрослыми кто-то обязательно начнет попрекать его этим случаем. Ночная схватка на кухне и последовавшая смерть отца может беспокоить Сергея долгое время скрыто, и однажды он просто взорвется изнутри. Возможно, достанется на орехи и окружающим. Ведь от вины, которая будет незаметно разъедать детскую душу, подросток может возненавидеть и себя, и весь мир. И тогда станет мстить обществу за испорченную жизнь, поднимая руку на более слабого...

Правоведы уже несколько лет бьют тревогу, пытаясь обратить внимание общества на то, что каждый год в несколько раз увеличивается количество преступлений, совершаемых детьми от 8 (!) до 14 лет, и прогнозируют еще больший рост таких правонарушителей в будущем.

Ирина стояла вместе со всеми на кладбище возле гроба сына. Внука она нарочно не взяла из больницы: ни к чему мальчику видеть похороны убитого им отца. Подумала, что она изо всех сил хотела предотвратить трагедию. Вызывала милицию, но они могли задержать пьяницу всего на несколько часов. Подавала в суд, умоляла отселить хулигана, — но там сказали, что пьяницам квартир не дают. Просила в управе комнату для себя и внука — но там посоветовали ждать расселения. Оставалось “всего” три года. Ребенок их выдержать не смог.


Имена и фамилии некоторых героев изменены по этическим соображениям.



Партнеры