ВВП для ВВП:

21 мая 2003 в 00:00, просмотров: 219

На днях Президент России Путин поставил перед властями очередную суперзадачу — за последующие 10 лет увеличить ВВП страны вдвое. Идея, конечно, красивая и манящая. Однако заработают ли заводы и фабрики или страна просто “раздует” свои финансы — большая разница.

Помнится, предыдущий президент — Борис Ельцин — тоже любил сообщать стране о своих амбициозных планах. В то время как промышленность стояла, а денег ни на что не хватало. И что из этого получилось? Чтобы не огорчать гаранта Конституции суровой правдой жизни, правительство быстренько соорудило так называемую пирамиду ГКО. Деньги стали появляться буквально на пустом месте. Естественно, как и положено всем финансовым пирамидам, и эта рухнула.

И сегодня, в 10-летнюю годовщину образования этой шаткой конструкции, не грех вспомнить подробности ее рождения и скоропостижного коллапса.

Тем более что наши власти как ни в чем не бывало, просто перешагнув обломки, снова идут все тем же протоптанным путем. Причем такими темпами, что уже сегодня можно сказать: наказ президенту будет выполнен. Хотя бы частично. Чего-чего, а количество дензнаков в стране может удвоиться даже с опережением плана.

Добро пожаловать в пирамиду

Международное рейтинговое агентство Fitch недавно изменило долгосрочный рейтинг России. С минуса на плюс. На финансовом языке российское имя теперь трактуется не ВВ-, а ВВ+. Наверное, это хорошо. Десять лет назад даже сказали бы, что до абсолютной привлекательности для западных кредитов остался один шаг. Совсем малость. А вот затем в нашу страну хлынут иностранные денежки рекой. И жизнь завертится. Экономика станет расти, и рубль будет крепнуть.

По мнению аналитиков агентства, “макроэкономическая политика российского правительства привела к серьезному улучшению ситуации с реальными доходами, показателями ликвидности и решением долговой проблемы”, отчего “риск ненадлежащего обслуживания долга со стороны России очень низок”. Валютные резервы до конца года вырастут до 66 млрд. долларов.

Более того, одно только госимущество в случае чего перекроет все долговые обязательства аж в полтора раза. Все козыри налицо. Так что проблем с обслуживанием долга у России возникнуть не должно. Даже если нефть будет стоить вдвое меньше, чем сейчас, — дешевле 15 долларов за баррель.

Звучит красиво. Однако не отпускает ощущение, что все это мы уже слышали. Лет десять назад. Когда все политики молились на иностранные инвестиции. Мол, без них стране не жить. Своих-то нет. А посему надо всеми правдами и неправдами завлечь в Россию-матушку иностранцев с деньгами, чтобы трубы наших заводов задымились. Тогда показалось, что главная проблема — инфляция. С одной стороны, правительство накачивало экономику деньгами. С другой, ценники в магазинах приходилось переписывать ежедневно. С этим что-то надо было делать. Решили, что на инфляцию необходимо накинуть аркан в первую очередь, а уж затем подумать о других проблемах. И вот выход был найден — государственные краткосрочные обязательства (ГКО).

Страна на какое-то время превратилась в банк: сегодня брала деньги в долг, завтра — возвращала с процентами. Причем нешуточными. Деньги при этом якобы вкладывались в производство. На самом-то деле никаких инвестиций не было. Строилась классическая пирамида, в которой последние платили первым.

Кончилось все это печально. Инфляция несколько снизилась, хотя победить ее до конца так и не вышло до сих пор. Да и промышленность так и не заработала.

Блеск и нищета

А как все начиналось... Счастье сыпалось на нашу страну со всех сторон. Иностранные рейтинговые агентства усматривали в наших финансовых показателях вдохновляющее начало. Естественно, росли и наши кредитные рейтинги. Россия купалась в деньгах. В первые пять с лишним лет, с мая 1993 года по август 1998 года, казалось, что жизнь в государстве нормализуется. Да и в финансах, думалось, сплошная благодать. Можно смело участвовать в выборах. Есть чем похвалиться.

Власть торопилась зафиксировать свои шаткие достижения. Даже нули с банкнот отрезала. А все под лозунгом борьбы с инфляцией. В те годы рубль стал равняться франку. А доллар стоил всего шесть рублей. За границу ездить было сплошным удовольствием. Наши граждане чувствовали себя богачами даже на фешенебельных курортах Лазурного Берега. Страна в нищете, а за бугром даже с рублями красота.

Экс-замминистра финансов Андрей Черепанов рассчитал, что в те годы на аукционах и вторичном рынке было размещено государственных облигаций аж на 255 млрд. долларов. Богатство сказочное — никакая нефть не нужна.

Политики заговорили о среднем классе и новых русских. В то время в стране происходили интересные вещи: безработица росла, но народ зарабатывал деньги. Чудеса, да и только. Еще чуть-чуть — и рай мог возникнуть в отдельно взятой стране. Но не получилось.

Вся эта кипа денег была потрачена на содержание прежних долгов. Промышленность и инвестиции в эту формулу явно не укладывались. Что и говорить, если государство получило в бюджет лишь 13 млрд. долларов. Денежки размазались тонким слоем по мыльному пузырю.

Долговая лихорадка

Вся страна стала работать на ГКО. Бюджетное кредитование пирамиды продолжалось все пять лет. И лишь для того, чтобы пыль в глазах не заслоняла красивые обещания властей. На фоне которых в стране разрасталась финансовая дыра.

За пять лет, предшествующих дефолту, бюджет Российской Федерации потерял только 50 млрд. долларов, оплачивая разницу между номинальной стоимостью облигаций и ценой их продажи. Еще 30 млрд. долларов пришлось выплатить сразу после дефолта. В общем, сумма неисполненных обязательств на дату августовского кризиса приблизилась к 90 млрд. долларов. Таким образом, получилось, что взяли доллар, а отдать нужно было почти семь. Страшная цена за сомнительную победу над инфляцией.

Из-за периодически возникающих трудностей со своевременным исполнением своих заемных обязательств правительство вошло в клинч. Чиновники словно заболели долговой лихорадкой. Деньги занимались везде и под любые проценты. С ноября 1996 года по июль 1998 года на рынке еврооблигаций было привлечено “живыми” деньгами почти 10 млрд. долл. США с обязательством возвратить долг с учетом процентов уже в размере 26 млрд. долл. Долги росли как снежный ком.

Даже Банк России, как настоящий мазохист, разнообразными способами оказывал финансовую поддержку этой пирамиде, и на момент кризиса в его операционном портфеле находились государственные ценные бумаги на сумму, в два раза превышающую доходы бюджета от игры в ГКО. Наше благосостояние лопнуло как мыльный пузырь.

Дефолт в Париже

Представьте себе — вы в Париже. “Мулен Руж”, Монмартр, Эйфелева башня и горячий круассан. Однако на все это у вас нет денег. Их как бы украли. Но вора нет. Деньги вроде бы были, но испарились. Дурной сон? Нет. В такой ситуации мне довелось оказаться в августе 1998 года. В самый разгар дефолта.

В карманах звенела российская мелочишка, в уголке кошелька притаилась последняя сотня франков. Больше взять было негде. С самого начала у меня был расчет на две пластиковые карточки — свою и жены. Но сразу после 18 августа они “умерли”. Хорошо хоть были обратные билеты. Однако до спасительного вылета домой оставалась еще неделя. Так что ощутить российский дефолт нам пришлось на собственной шкуре.

До сих пор в поисках потерянного добра десятки тысяч людей обивают пороги некогда могущественных банковских учреждений. Тщетно. Все исчезло. Коммерческие банки, естественно, тоже попались на государственную завлекалочку. Тем более что подчас ГКО распространялись в добровольно приказном порядке. Да и многие банкиры, чтобы прослыть хорошими, наперебой скупали гособлигации.

Они полагали: раз банки поддерживают государство, подыгрывая ему в ГКО, то в тяжелую годину страна обязана подставить плечо. Некоторым государство помогло. Но не всем. Сбербанк, например, даже не качнулся, хотя закачал в госпирамиду больше 20% капитала. А это почти критическая масса. Естественно, после дефолта эти проценты превратились в долги. А ему все ничего. Стоит.

Однако масса банков, а вместе с ними и граждан в эту игру проиграли. Частные финансы были принесены в жертву в первую очередь, а простые граждане остались статистами. Казалось, в 1998 году власти все же прекратили этот беспредел. Однако ненадолго. Жизнь, оказывается, может повторяться.

На те же грабли

Едва дождавшись, когда осядет пыль финансового скандала, Минфин вновь приступил к крупномасштабным заимствованиям. На внутреннем рынке в течение трех лет, с 2000-го по 2003 год, размещено государственных ценных бумаг на 219 млрд. рублей. Но самое страшное даже не сам факт, а тенденция. За последний год заняли вдвое больше, чем за два предыдущих. Темп долгового прироста уже приблизился к тому, что был в начальный период “первой пятилетки” ГКО.

Правда, если в прежние времена заемный аппетит оправдывался хронической нехваткой денег для финансирования бюджетных трат, то теперь, в условиях устойчивого профицита бюджета, аргументов нет. Страна и так захлебывается от нефтедолларов, но упорно продолжает брать в долг. Возможно, в силу привычки. Возможно, по глупости. Но скорее всего — от бессилия. И, что самое неприятное, при этом для скупки той же валюты приходится запускать печатный станок. То есть собственноручно разгонять инфляцию.

Пока страна должна почти половину своего ВВП. Из них 15% долгов — внутренние. Остальное — внешние. Как сообщила недавно замминистра финансов Бэлла Златкис, к концу года ситуация изменится. Объем внешних долгов уменьшится, а внутренние возрастут до 25—30%. Расплачиваемся с Западом, чтобы с новой силой начинать занимать в собственном отечестве?

В 2003 году запланировано покорение новых вершин — государство возьмет взаймы 250 млрд. рублей на срок до пятнадцати лет. И хотя до конца финансового года еще далеко, на федеральном бюджете уже повисли 77 долговых миллиардов.

Да-да, вы не ослышались. Хотя изо дня в день нам внушают, что денег у страны куры не клюют. Уже создан специальный финансовый резерв на черный день. В конце мая Минфин внесет предложение в правительство по формированию стабилизационного фонда. Значит, денег и вправду достаточно?

Нефтедоллары по-прежнему валом валят в Россию. Если бы промышленность у нас работала, вся эта кипа денег успешно тратилась бы на поделки отечественных производителей. Но то ли вкладывать некуда (исполнят в таком качестве, что не продашь) или страшно выпускать деньги из рук. До реальной экономики мало что доходит.

При этом госфинансисты продолжают отбирать кровные у населения. Чтобы, не дай бог, не потратили и не спровоцировали инфляцию. Такая вот денежная политика. Как называют ее экономисты, стерилизация.

Мы и занимаем, и печатаем. И при этом не можем остановиться. В результате получается настоящая гремучая смесь из инфляции и долгов. Справиться с которой не под силу никакой пожарной команде.

Жизнь не по средствам

Картина получилась какой-то бессмысленной. Правительство с гордостью известило о формировании к наступившему году грандиозного финансового резерва, предназначенного для решения долговых проблем. Между тем сам резерв более чем наполовину сформирован из новых займов, усугубляющих эти же долговые проблемы.

Впрочем, для иностранцев же это не важно. Любому капиталисту главное — заработать. Лишь для этого и нужна им та или иная страна. Потому и рейтинги их нужно понимать правильно. В данном случае Fitch дало отмашку своим: пора начинать зарабатывать в России. Пирамида только строится, и пока можно неплохо заработать на “незавершенке”. Власти пока дают гарантию, что вы свои капиталы не потеряете.

Однако о том, что будет с нашей экономикой, в рейтингах ни слова. Им все равно. Это уже наши внутренние проблемы.

Правда же такова. Даже при высоких ценах на нефть России с трудом удается обеспечивать шестипроцентный экономический рост в год. Почему-то приходится занимать. Положим, что накопленного в хорошие времена денежного запаса хватит на год или на два. А что потом? Чтобы удвоить ВВП за 10 лет, страна должна прирастать по 7—8% процентов в год. Сумеем ли мы прыгнуть выше своей головы, особенно когда цена на нефть упадет ниже 15 долларов за баррель? Занимать придется гораздо больше. И страна снова вернется в 1995 год. Во времена блеска, исходящего от великой госфинансовой авантюры новой России. А нищета случится потом. Такое вот дежа вю.




    Партнеры