“Время волка” на Круазетт

22 мая 2003 в 00:00, просмотров: 248

На шестой день Каннского кинофестиваля в лидеры вышел, как и следовало ожидать, “Догвилль” Ларса фон Триера. Николь Кидман не зря рассчитывает на награду. Она блистала на пресс-конференции умопомрачительным ожерельем и была фантастически хороша — немного серьезна, немного весела и даже позволила себе в свободной от никотиновых предрассудков Франции закурить. Причем Триер нервно вырывал у нее сигарету из рук, умоляя: “Ты же обещала не курить!”

Главным же событием седьмого дня стала новая картина Михаэля Ханеке “Время волка” с Изабель Юппер в главной роли. Ханеке уже получил свою долю каннских наград за “Пианистку”, но на этот раз он приехал не за “Пальмовой ветвью”.

Картина показана вне конкурса: небольшую роль в ней сыграл нынешний председатель большого жюри актер и режиссер Патрис Шеро. Ему было бы по меньшей мере некрасиво судить свой фильм. Главная роль отдана Изабель Юппер, любимице европейских интеллектуалов. Во “Времени волка” она, мать двоих детей, оказывается в совершенно диких обстоятельствах. Семья приезжает в загородный домик. Вначале все выглядит как уик-энд на природе, но при входе в дом их встречает направленное в грудь ружье. Она с двумя детьми вынуждена искать спасения. Ни время, ни место действия не уточняются, режиссер создает некое кафкианское пространство, в котором все знакомо, но все чужое. Собственно, и персонажи этого фильма действуют по Кафке: куда-то упрямо бредут, обходя препятствия, и в результате оказываются на какой-то мифической станции...

Ханеке претит австрийский рационализм, поэтому он и создал во “Времени волка” ситуацию абсолютно иррациональную. К любой человеческой особи он относится с большим подозрением. Он не любит людей. И хоть не говорит этого открыто, все сказано в его фильмах. Он протестует против цивилизации, пороков, против всего мира. Но создает миры дикие, в которых, чтобы выжить, людям приходится обзаводиться теми чертами, которые сам режиссер ненавидит:

— Люди на самом деле такие. И если вы этого не видели вокруг, это можно объяснить. Человек видит лишь то, что находится рядом, и воспринимает ту реальность, которую видит.

Истинная француженка Изабель Юппер, которая не в пример американке Кидман была гораздо сдержаннее в смысле наряда (если Николь пришла на пресс-конференцию к журналистам в черных шелках и дорогом ожерелье, то Изабель — в неброском пестром платьице), не отрицает того, что история, рассказанная в фильме, экстремальна:

— Да, я сыграла экстремальную роль. Герои в картине заперты, и у зрителя может возникнуть клаустрофобия. Но Ханеке — режиссер, которого интересует реальность, а это бывает нечасто. И как актрисе мне интересно играть эту правду, хотя я понимаю, что она может шокировать.

Зрители во время показа демонстративно кашляли и чихали, а в финале так и вовсе начали свистеть, не наградив доблестный труд режиссера по расчистке помоек цивилизации даже жидкими аплодисментами. И не только из-за подобного взгляда на мир. В картине он подробно и со смаком показывает мертвых и полуразложившихся домашних животных, а потом и вовсе позволяет себе недопустимую для человеческого сообщества вольность: убивает лошадь.

А каннская жизнь течет своим чередом, звездой последних дней стала, конечно же, Николь Кидман. Журналисты уже вовсю обсуждают подробности следующих двух серий трилогии о Грэйс, главной героине “Догвилля”. И пытаются найти в плотном расписании Кидман место для Триера. А те, кто не озабочен этим, ругают каннские порядки: мол, пробки на улицах (которые, конечно, ни в какое сравнение не идут с московскими) и мобильные телефоны, которые звонят во время фильма. Звезды же стараются обходить Круазетт стороной и появляются на публике лишь вечером. Впрочем, толпы зевак не оставляют надежды и караулят их у отеля “Мажестик”. В дневное время был замечен лишь американский актер Делрой Линдо в черных очках и надвинутой на лицо бейсболке. Он так и остался неузнанным. Во всяком случае, кроме корр. “МК”, никто его не заметил на Круазетт.

В конкурсе из главных ожиданий остался Александр Сокуров, которого, кстати, тут ждут и даже прогнозируют успех, Клинт Иствуд и Питер Гринуэй. Несомненно, будут интересны Бертран Блие и Дени Аркан. Пока же тройка лидеров выглядит так: “Догвилль” фон Триера, “Узак” Нури Цейлана и “Бассейн” Франсуа Озона.





Партнеры