Начальник Бутырки Владимир Ступин:

22 мая 2003 в 00:00, просмотров: 321

Слухи о мятеже заключенных Бутырского изолятора вновь заставили нас заглянуть за стены знаменитой тюремной крепости. Сообщалось, что зэки объявили голодовку, били в знак протеста телевизоры в камерах, выбрасывали матрасы из окон во двор — в общем, ситуация вот-вот выйдет из-под контроля. Что же в действительности происходит сейчас за стенами знаменитой Бутырки? На эти вопросы ответил в эксклюзивном интервью “МК” начальник СИЗО №2 Владимир Ступин.


— По Москве прошел слух о массовой забастовке заключенных и связанных с ней беспорядках. У вас действительно возникли проблемы?

— Информация о массовых беспорядках и голодовке заключенных сильно преувеличена. Да, некоторые воспитанники были недовольны тем, что мы изымаем на лето их зимние вещи. Но это обычное плановое мероприятие проводится каждую весну. Ведь в камере вещи хранить негде.

Несколько заключенных отказались сдавать одежду, боялись, что ее не вернут. А потом заявили, что будут голодать. По закону, чтобы объявить голодовку, заключенный должен написать заявление о своем намерении, а мы — изъять у него все продукты и рассмотреть в короткий срок его требования. И вот в прошлое воскресенье 18 человек письменно заявили о забастовке. Мы им объяснили, что на зимнюю одежду им выдадут квитанцию, в которой будет указана стоимость каждой вещи. Если пальто или куртка потеряются, администрация изолятора компенсирует убыток. Бунтовщики нас выслушали и раздумали голодать. Но матрасы из окон никто не выкидывал и телевизоры не бил. У нас на окнах решетки, и матрас через нее не пролезет.

— Но это наверняка не единственная причина возмущения заключенных. Они по-прежнему сидят в переполненных камерах и спят в две смены?

— К сожалению, да. Но мы ремонтируем камеры и ставим в них меньше кроватей, чтобы на каждого заключенного приходилось по 4 квадратных метра, как и предусмотрено международной конвенцией. Однако во многих камерах, рассчитанных на 38 человек, содержится по 60—70 человек. Мы просим их потерпеть. С каждым годом число заключенных уменьшается. Еще несколько лет назад в изоляторе сидело 6—7 тысяч человек, а сегодня — всего 3 тысячи 469 человек. Ведь есть разница, правда?

— Хорошо, что с бунтом все обошлось. Но еще недавно справиться с заключенными было не так просто. Я говорю о беглецах — Железогло, Виноградове и других. Тогда все винили в побеге прогнившие полы и стены Бутырки, несовершенство средств охраны и обещали, что при вашей власти все заживут по-новому. Видела, что ремонт идет вовсю. А кроме покраски, штукатурки и прочего что еще удержит заключенных от побега?

— Вы правильно заметили, что ремонт идет полным ходом. Мы укрепили полы, внешние стены, поставили новые решетки на окнах. На КПП, через который сбежал Виноградов, месяца через полтора будет действовать новейшая система контроля управления доступа. Уже установлен турникет, а пройти сможет только обладатель специальной пластиковой карты. На ней будет фотография владельца, а также информация о весе и росте, которые станут измерять прямо на КПП. Там же любой посетитель изолятора сможет получить такой пропуск всего за пару минут.

— Сразу после побега Ивана Виноградова вы публично заявляли о преступной халатности некоторых сотрудников и обещали разобраться. Вы нашли виновных? Привлекли ли к ответственности контролера Хлынову, которая выпустила беглеца?

— Нет, доказать вину кого-то из сотрудников мы не смогли. Хотя у нас были оперативные данные, они не подтвердились. Сотрудников, допустивших небрежность, мы уволили.

— Вы тратите деньги и силы на ремонт. Не дешевле и не практичнее ли превратить Бутырку в музей и построить на вырученные от экскурсий деньги новую современную тюрьму?

— Прежде чем начать ремонт, мы проконсультировались с экспертами, которые осмотрели несущие конструкции здания и заключили, что ремонтировать его можно. Мы планируем завершить все к лету 2004 года, если, конечно, от правительства Москвы и из федерального бюджета деньги будут поступать так же стабильно, как до сих пор. В этом году нам уже выделили 70 млн. рублей и обещали к концу года добавить еще, а в прошлом мы сделали ремонт на 95 млн. рублей.






Партнеры