Чеховский фестиваль

22 мая 2003 в 00:00, просмотров: 262

Около 500 лет назад в Японии шаманы, в плоть которых переселялись боги, легко общались с духами умерших. Именно тогда эти ритуалы сложились в театральное искусство кагура. Ритуальным танцем с заковыристым названием хаячинэ-такэ-кагура в исполнении одноименного театра в формате Чеховского фестиваля открылся первый японский сезон в России. Островком Японии на “Чехове” стал театр “Школа драматического искусства”.

САМОУБИЙСТВО ВЛЮБЛЕННЫХ ОЖИДАЕТСЯ В МОСКВЕ

У танцоров яркие одежды, жутковатые маски и громоздкие головные уборы под названием кабуто. Чтобы умилостивить грозную богиню, они исполняют танец птиц, заклинаний, очищения от бесов и сошествия с небес. Они медленно двигаются под барабанный ритм до тех пор, пока в руках одного из артистов не оживет страшная черная голова с огромным красным ртом и белой шерстью, которая до этого недвижно лежала на небольшом возвышении. Ее-то и пытаются умаслить танцующие, причем не только собственным искусством, но и более прозаическими дарами, например, рисом.

Как выяснилось на спектакле, ритуал хаячинэ-такэ-кагура — живее всех живых. Так, сегодня его исполняют в день открытия нового альпинистского сезона, на свадьбах и на ритуальной церемонии тоши иваи, которая согласно легенде в пору старости защищает людей от злых сил. Однако японский сезон в России состоит не только из древних священных ритуалов. В программе — спектакли современного танца “SIDE B” от компании BATIK и “Куда плывет тростник” от танцевальной компании “Рейко Ното”. Знаменитый режиссер Тадаши Сузуки привезет “Сирано де Бержерака” с русской актрисой Ириной Линдт в роли Роксаны. И, конечно, в Москву приедут традиционные японские театры кабуки со спектаклем начала XVIII века “Самоубийство влюбленных в Сонэдзаки” (МХАТ им. Горького) и но с “Кагэкиё” (Малый театр) — историей об одиноком слепом старике, а в прошлом храбром военачальнике, который выколол себе глаза, потому что его род проиграл войну, и видеть этот мир ему стало невыносимо.



ЛУЖКОВ ПОЙДЕТ НА “КОНЕЙ”
Известный пчеловод оценил цвет театра

Стартовавший в Москве 5-й Международный фестиваль имени Чехова уже успел наделать шума. Однако феерического огненного шоу-открытия не видел самый рьяный поклонник уличных праздников — Юрий Лужков. “Был занят решением одной очень важной задачи”, — пояснил мэр в понедельник на встрече с деятелями мирового театра.

На Тверской, 13, собрался цвет отечественной и мировой сцены: Кирилл Лавров, Петр Фоменко, Олег Табаков, Марк Захаров, Вячеслав Полунин. Деклан Доннеллан, руководитель знаменитого французского конного театра “Зингаро” месье Бартабас, выдающийся японский режиссер Тадаси Судзуки.

Диалог художников и власти носил сугубо деловой характер: мэр сыпал статистикой: мол, в Москве работает 83 театра и постоянно строятся новые. И планами — приступили к сооружению театра для Петра Фоменко: “Возводим здание на высоком берегу Москвы-реки, хорошенький театр получается. На очереди — Слава Полунин. Когда мы целовались на его 50-летии, я обещал решить проблему, и слово свое привык держать. Вот и перед Олегом Павловичем Табаковым мы в долгу”. На что худрук МХАТа и “Табакерки” уточнил: “Мне только 68”.

Президент фестиваля Кирилл Лавров озвучил решение членов оргкомитета обратиться к Владимиру Путину с просьбой о государственном финансировании Чеховского фестиваля, который в отличие от московского кинофорума до сих пор не прописан отдельной строкой в бюджете.

А когда речь зашла о конном театре “Зингаро”, заядлый лошадник Юрий Лужков буквально просиял.

— В Европе ничего не понимают в театре и лошадях! — воскликнул мэр, пообещав непременно вырваться в Коломенское на мировую премьеру “Зингаро” — “Кони ветра”. И пригласил Бартабаса побывать в его собственной конюшне, а потом и на пасеке. Как стало известно “МК”, визит запланирован на воскресенье. Возможно, после этого в спектакле Бартабаса будут выступать не только лошади и гуси, но и специально обученные пчелы.



ОТ ГОРЯЧЕГО “ВЕТРА” КРУЖИТСЯ ГОЛОВА
В Горьковском МХАТе будет жарко

Одни отмечают в этом спектакле горячую энергию танца, других поражает музыкальная партитура, третьих восхищает световое оформление. А все вместе это красочное танцевальное действо, созданное финским хореографом Теро Саариненом и артистами из Сенегала и Японии.

Теро Сааринен начинал свою карьеру в 1985 г. как танцовщик Национального балета Финляндии. Однако, несмотря на успех, в 1992-м танцовщик покидает Национальный балет в поисках себя в современном танце. В 1996 г. Сааринен создает собственную группу — “Туфпик компани” (“Компания “Зубочистка”), затем переименованную в “Теро Сааринен компани”. В репертуаре труппы преимущественно постановки самого Сааринена, но есть спектакли и других хореографов, где Теро исполняет сольные партии.

Что касается KAZE, то это танцевально-музыкальная постановка, в которой соединились культуры Финляндии, Японии и Сенегала. В переводе с японского KAZE — это “Ветер”. Один из критиков считает, что “сердце этой постановки бьется в такт мощному соло ударных инструментов, дьявольским авангардным ритмам композитора Яс-Каза и его гипнотического музыкального ансамбля, который вызывает у зрителей головокружение. Сочинение строится на контрасте, но при этом оно сплавляется и перетекает в поразительную цельность”.

“KAZE — это абсолютная гармоничная сенсация, — пишет другой поклонник спектакля. — Общедоступный и вместе с тем полный аллюзий, умно сработанный и легкий для восприятия, KAZE исполняется словно одержимый, но управляемый джем-сейшн. Освещение, продуманное Микки Кунттом, то ослепительное, то приглушенное, в очередной раз демонстрирует чувственность этого молодого мастера”.

22, 23, 24, 25, 26 мая KAZE (“Ветер”) показывают на сцене МХАТа им. М.Горького.







Партнеры