Голод в Белом доме

22 мая 2003 в 00:00, просмотров: 229

Хотя бытие России предельно далеко от совершенства, проблема голодания нам, слава богу, в обозримой перспективе не грозит. И тем не менее в послании Федеральному собранию Владимир Путин упомянул о голоде. Иного свойства... “Несмотря на огромное число чиновников, в стране тяжелейший кадровый голод. Голод на всех уровнях и во всех структурах власти, голод на современных управленцев, эффективных людей”.

С этим трудно не согласиться. Притом что бюрократический аппарат раздут сверх всякой меры, “эффективных людей” даже в самых высоких эшелонах исполнительной власти можно пересчитать по пальцам...

С заседания правительства, которое прошло накануне выступления Путина, ждали интересных новостей. Ведь было ясно, что президент без критики кабинета министров не обойдется — а значит, и премьер, казалось, должен разобрать работу подчиненных “по косточкам”. Однако ничего подобного не произошло. Заседание отличалось, по мнению наблюдателей, “редким дружелюбием”. Более чем поверхностно обсудив подготовку административной реформы, высокое собрание под председательством Касьянова рассмотрело такие насущные для страны вопросы, как, например, издание учебных пособий с “установками толерантного познания”. Говорили даже о том, как можно переписать учебники истории...

На следующий день президент прямо сказал, что административная реформа слишком затянулась: “Видимо, правительству нужно помочь. Очевидно, нужен дополнительный политический импульс”. Неудобно вышло — руководство Белого дома делает вид, что в их ведомстве все прекрасно, а президент констатирует совсем иное. Иное, впрочем, видят и обычные здравомыслящие граждане.

Впрочем, к “логике парадоксов” в Белом доме не привыкать.

* * *

Говорят, для политиков естественно в зависимости от обстоятельств вдруг менять точку зрения на противоположную — дескать, в этом и состоит искусство “политического лавирования”. Но одно дело — депутаты Госдумы и рупоры партий, и совсем другое — первые лица исполнительной власти. Подобные маневры крупных чиновников выглядят малоприлично.

Недавняя кадровая рокировка в правительстве — назначение вице-премьерами Бориса Алешина и Галины Кареловой — заставила наблюдателей вспомнить о событиях февраля 2002-го. Тогда Илья Клебанов лишился вице-премьерского поста, сохранив лишь должность министра промышленности, науки и технологий. Инициатор сей кадровой интриги, премьер Михаил Касьянов говорил, что это — начало долгожданной административной реформы, в результате которой число вице-премьеров сократится, а министры получат большую свободу действий. Прошло больше года, и что же? Правительственная структура стала прежней... Выходит, приснопамятное “понижение” Клебанова было связано вовсе не с некими стратегическими действиями “на благо Родины”, а с причиной, которую, в отличие от Касьянова, называли более откровенные эксперты: премьеру необходимо было ослабить слишком деятельного и самостоятельного чиновника.

Занятно, что за промышленную политику после этого Михаил Касьянов решил отвечать лично. Однако никаких судьбоносных прорывов под его руководством в промышленности не случилось. Шестипроцентный рост производства за первый квартал этого года в сравнении с прошлым преподносится как большое достижение. Но если вспомнить, что в 2000-м было не шесть процентов, а десять... И вот глава правительства напрочь “забывает” о прежней логике и ратует за то, чтобы промышленной политикой вновь занялся вице-премьер — Борис Алешин...

Пока вся “административная реформа” сводится лишь к разговорам да прожектам на бумаге. На практике же децентрализация принятия решений в правительстве не осуществлена. Михаил Касьянов упорно не желает уступать “конкурентам” и толики власти — в результате министры лишены возможности самостоятельно осуществлять какие-либо решительные действия. При этом Михаил Михайлович все неудачи склонен “списывать” именно на подчиненных. Так, вина за отсутствие той же реальной административной реформы возлагается исключительно на Грефа и его команду. Хотя Минэкономразвития разработало соответствующую программу, премьер счел ее одобрение “преждевременным” — не сошлись во взглядах...

На ум приходит и “анекдот” о повышении пошлин на подержанные иномарки. Каким праведным гневом пылал на публике г-н Касьянов, когда об этом заходила речь! Премьеру очень не хотелось становиться “крайним” — и он обрушивался с критикой на г-на Клебанова, который поддерживал целесообразность такого шага. Когда же в Кремле начали интересоваться, как выполняется обещание президента Путина защитить отечественный авторынок, в ответ слышали: виноваты, дескать, разработчики концепции, которые ничего дельного предложить не могут. Дело кончилось тем, что премьер отчасти выполнил президентское пожелание — “пожилые” иномарки подорожали. Но “вытягивание нервов” получилось очень долгим.

Эх, если бы энергию “зубров” нашей исполнительной власти — да в мирное русло! Увы, аппаратные интриги отнимают у них большую часть служебного, да, наверное, и внеслужебного времени. Если опять-таки вернуться к событиям годичной давности, можно вспомнить, сколько сил премьер тратил на борьбу за контроль над ВПК. Предприятия оборонного комплекса были подконтрольны его первому заму, но как же хотелось самому плотно держать еще один властный рычаг — рычаг, управляющий всей “оборонкой”! Между тем и 43-томная программа вооружений на период до 2010 года, и программа реформирования оборонного комплекса дорабатывались под клебановским руководством, шло объединение предприятий ВПК в крупные концерны... Естественно, давление “сверху” этим процессам не помогало.

Еще один пример — ситуация с финансированием российской науки. В этой области — впервые за последние десять лет! — появилась более или менее внятная политика, состоящая в том, что деньги должны в основном расходоваться на инновации, создание новых технологий, которые в будущем позволят нам слезть с “нефтяной иглы”. Увеличились и реальные денежные вливания (в этом году — на треть). Начали проводиться конкурсы на исполнение инновационных контрактов государственного значения — российскую прикладную науку в кои-то веки решили поддержать рублем. В итоге Минпромнауки стало лучшим госзаказчиком (!) 2002 года. Однако проекты, не сулящие мгновенной прибыли, а рассчитанные на длительную перспективу, некоторых, очевидно, раздражают. “Расходы на науку, если сопоставить их с уровнем развития страны, завышены”, — безапелляционно заявил один из близких к Кремлю экономистов. Другой же крупный чиновник предложил “все институты сократить в десять раз”. И правда, что тут думать, гораздо проще пустить бюджетные денежки в более “лакомую” отрасль, откуда можно будет качать их в собственные карманы...

Увы, принцип “заработать детишкам на молочишко, а все остальное сократить в десять раз” для наших великих стратегов стал основополагающим. С теми же, кто не склонен разделять такой подход, не церемонятся. Может, упомянутый принцип пора возвести в ранг государственной программы? По крайней мере, это будет честно...



Партнеры