Гип-гип-облом?

26 мая 2003 в 00:00, просмотров: 292

Дилемма: “Прокатят — не прокатят?” — была больше дежурным словоблудием. Прошлой ночью страна глазела в телевизор, почти пребывая в уверенности, что “Тату” завоюют “Евровидение”. Ну кто же еще?! Они же, блин, звезды всемирного масштаба на этой ярмарке непризнанных талантов!..


Жирная фига вылезла из голубых экранов под конец трансляции. Третье место — после маленькой, но все-таки убедительной Бельгии и более чем сомнительной Турции — хоть и почетно, хоть и со 164 баллами (всего 8 не хватило до безраздельного триумфа), хоть и с красноречивым отрывом от ближайших преследователей, но... Старуха тоже говорила: “Не хочу быть дворянкой столбовою, а хочу быть владычицей морскою”. И что?!

“ЗД” там была, мед-пиво пила, за “татушек” болела и вот, собственно, рапортует — с места, так сказать, хоть и не национального позора, но все-таки — несбывшихся надежд.

Благодарная Латвия, впрочем, может уже воздвигать монумент за заслуги “Тату” перед их отечеством. Без Юли Волковой и Лены Катиной — этих двух ангелоподобных поп-милашек — тихой, уютной и очаровательной в своей провинциальности Риге светило устроить не более чем милый, очаровательный, провинциальный и до тошноты отстойный конкурс “Евровидение-2003”. “Тату”, правда, не взорвали субботней ночью бомбу непотребной сенсации, которой как бы все страшились, но в тайном вожделении нетерпеливо предвкушали. Зато это порочное предвкушение — гораздо более позорное и похабное, чем любая откровенная шалость от “Тату”, — на целую неделю превратило полусонную жизнь латвийской столицы и подготовку “Евровидения” в подлинный — веселый и непредсказуемый — хеппенинг всемирного масштаба. Даже Австралия с Новой Зеландией, прежде чхавшие на “Евровидение” с далекой своей колокольни, вдруг объявили о намерении транслировать у себя этот конкурс. Честно признались, что только из-за “Тату”. Из Америки на журналистские компьютеры в пресс-центр шли месседжи, что-де благодаря “Тату” мы у себя, в Новом Свете, узнали наконец про это ваше “Евровидение”, “thank you girls”, “wish you luck” — мол, спасибо, девчонки, удачи и все такое. Рейтинг собственно телетрансляции побил на сей раз все показатели “Евровидения” за полувековую историю конкурса. Честно признают: из-за “Тату”. Экспресс-мониторинг показал невероятное омоложение телеаудитории, и тихо загибающееся с клеймом “зрелища для домохозяек” “Евровидение” воспряло духом. Спасибо “Тату”.

И все это произошло на земле маленькой, редко попадающей не то что в мировые, а даже в европейские новости Латвии. Латвия достойно отблагодарила “Тату” и с легким сердцем, под ликование сотен тысяч болельщиков, собравшихся в центре Риги у гигантских мониторов, выставила максимальную оценку — 12. Увы, если бы Латвия решала все...


“Группа “Тату” является лучшим музыкальным продуктом в мире на сегодняшний день, поэтому совершенно естественно, что она представляет Россию на “Евровидении”, — уверенно и легко отчеканила Елена Архипова, директор по внешним сношениям Первого телеканала, на второй из двух пресс-конференций российской делегации в Риге. По залу прокатился убийственно-ехидный смешок, на который способно только журналистское сословие, профессионально владеющее искусством фиги в кармане. Конечно, Елена погорячилась. Ей бы сказать: “один из самых ходовых поп-продуктов”, или даже острее: “самых скандальных” — никто бы и не пикнул супротив сермяжной правды. А “самый лучший” — конечно, перебор и зазнайское надувание щек. Ходовое — не всегда лучшее, и мы, например, хорошо это помним по временам турецкого ширпотреба и “Ласкового мая”. Журналисты же на пресс-конференции поежились, решив, что русские их держат за олигофренов, и незамедлительно высказали свое “фэ”. Со словами же другого директора с ТВ, уже по связям с прессой, Игоря Буренкова никто не спорил: “Только бездарность никаких эмоций не вызывает, только серое никому не интересно. А у нас — все яркое, красивое и привлекает внимание...”


Внимание “Тату” привлекли с первых шагов на перроне рижского вокзала. Остальные участники прилетали и приезжали в основном под стук собственных чемоданов. На вокзале же поезд из Москвы встречали сотни фанатов. Не только привычные девчушки-школьницы, но и крепколобые пацаны радостно трясли плакатами со здравицами в честь “Тату”. Юля с Леной не без трудов пробрались к лимузину, умчавшему их под восторженное улюлюканье в “Hotel de Rome”. На следующий день вся местная пресса отписала взволнованные репортажи о прибытии “Тату” на “Евровидение”, а у входа в отель продефилировали два хохмача в клетчатых шортиках и таких же белых блузочках, что обычно у девиц. Они держались за ручки, скандировали “Тату” и на потеху публике целовались...

Вечером русское посольство арендовало помпезный особняк на окраине Риги и зазвало на прием в честь “Тату”. Народу — лом. Но самое трогательное — наш посол, убеленный сединами степенный служака, начинавший карьеру, похоже, еще во времена Леонида Ильича, который с такой же, наработанной, видать, годами брежневской помпезной интонацией пожелал нашим лесбо-поп-героиням победы и сказал, что “мы все будем болеть”. Блин, лет десять назад ему бы такое и в страшном сне не приснилось...

На лимузине к особняку подкатил Филипп Киркоров. Он прилетел пару часов назад в официальном статусе гостя... украинской делегации. Александр Пономарев, конкурсант с Незалежной, пригласил своих друзей — Фила и чемпиона мира по боксу Владимира Кличко — поболеть за себя. Когда-то, на заре вхождения России в “Евровидение”, ОРТ бросало Фила и жену его Аллу практически на амбразуру — прорубать окно в Европу. Шишек они тогда себе огребли сполна, но дыру прорубили. А теперь и не позвали даже. Спасибо Украине: вспомнила героя и даже привезла на своем лимузине к русскому послу. Фил светился лучезарной улыбкой, сделал ехидное замечание Валдису Пельшу, что “негоже забывать старых друзей”, и прошествовал в особняк, громко спрашивая всех попадавшихся на пути: “Где “Тату”?”

“Тату” позировали в плотном окружении репортеров в саду. Бельгийские дипломаты только что вручили им приз за платиновый диск в Бельгии. Неожиданное появление ФК отразилось сумятицей как на прессе, так и на лице Ивана Шаповалова, продюсера “Тату”: он никак не ожидал столь неформатного гостя и не сразу понял, как на это реагировать. Зато сами “татушки” проявили похвальную непосредственность и начали живо обниматься и знакомиться с Филом — прежде ведь они друг друга не знали. Трогательное братание маленьких “татушек” и большого Филиппа стало хитом вечеринки.


Внимание, которое привлекали к себе “Тату”, вызывало раздраженную досаду других делегаций. Конкурсанты и конкурсантки, а также их сопровождающие вытягивали на своих лицах крайне выразительные гримасы, когда их, одиноких и мало кому нужных, сметала с пути толпа репортеров, спешащих за “татушками”. Один раз девицы неосторожно прошли в буфет мимо зала, где давала пресс-конференцию французская делегация. В зале и так было три калеки — так и их ветром сдуло. Певица Луиза Белеш закончила фразу перед рядами пустых стульев. Народ же увлеченно обступил столик в кафе, за которым Лена с Юлей жевали глазированные яблоки...

Обе пресс-конференции российской делегации с “Тату” во главе собрали беспримерный аншлаг. Пипл давился в экстазе. Всех волновало: учинят ли что-то этакое “Тату” во время выступления и чем они занимаются в Риге, если отказались от всех экскурсий? На последнее девицы с присущей им и совершенно мотивированной непосредственностью ответили: “сексом”, что еще больше усилило ощущение грядущей катастрофы.

Не выдержали нервы у организаторов, так желавших заполучить “Тату” ради омоложения своей аудитории. Представительница Европейского вещательного союза даже выступила с угрожающими заявлениями в здешней прессе, что, мол, никому не будет позволено устраивать из благородного собрания непотребный вертеп. Делегация Первого канала тоже ерзала на стульях, ибо не очень понимала, что у Шаповалова на уме, хотя и вытащила его с “Тату” чуть ли не силком на это “Евровидение”. Ваню же совершенно обламывало принимать чужие правила игры и прогибаться под чьи-то тухлые капризы. Когда страсти накалились до предела, он все же выдавил из себя: “Расслабьтесь. Никакой бомбы нет. Это вы ее придумали. Все будет в порядке”. Но эта фраза еще больше усилила подозрения.

Пресса также сильно зароптала, когда на вопрос: “Как вам здесь?” — после первой репетиции Юля с детским озорством ответила: “Сцена ужасная, свет ужасный, звук ужасный. Мы вообще не привыкли выступать в таких условиях”. На первой репетиции, при еще неотстроенных свете и звуке, действительно все было не фонтан, но столь откровенный выпад был воспринят как непозволительная грубость и хамство. Интерес к “Тату” не ослабевал, но при этом подмечалась любая оплошность. Ко второй репетиции слабое Юлино горло с несмыкающимися связками осипло, и она дала страшного петуха. Пресса, наблюдавшая за репетицией, радостно освистала “Тату”. Следующие два дня Волкова лечила горло и не появлялась на репетициях.


Остальное все видели в эфире. Перепуганные режиссеры не показали ни одного крупного плана “Тату”, опасаясь неожиданной провокации. Толком не отрепетированное пение дуэта оказалось вполне сносным, но разочаровало многих зрителей, ожидавших более сильных ощущений от встречи со всемирными поп-звездами, и энтузиазм в зале после первых аккордов “Не верь, не Бойся” сменился во время процедуры голосования улюлюканьем в адрес тех стран, которые вопреки всему признались в глобальной любви к “Тату”, и торжествующей овацией — тем, кто оказался беспощаден к хрупким звездам и их досадным огрехам. Список ненавистников возглавили Англия, Голландия и Мальта, а стойкими и преданными оказались Хорватия, Украина, Латвия, Эстония и Словения.

Первым бросился за кулисы Киркоров. Турки давали пресс-конференцию победителей при жиденьком стечении прессы. Вокруг “Тату” — опять толпа. Слово берет Фил: “Кто этих турок знает?! А “Тату” завтра едут в мировой тур. Вот вам и ответ на все вопросы”.

“Ваня, а нужно вам это было?” — спрашиваю Шаповалова. “Конечно! Мы же патриоты — за честь страны боролись. И потом — столько адреналина! Это же бодрит...”






Партнеры