“Уланы с пестрыми значками...”

26 мая 2003 в 00:00, просмотров: 539

В лагере для перемещенных лиц в Германии поздним летним вечером 1948 года собрались бывшие офицеры российской белой армии. Начались жаркие споры. Если бы их услышал посторонний, он наверняка бы решил, что спорщики сошли с ума. Вместо того чтобы обсуждать собственную судьбу, они решали судьбу... полкового знамени. Этим штандартом император Александр I наградил улан за победы в Отечественной войне 1812 года. На нем начертаны подвиги улан: за взятие при Красном неприятельского знамени, а также за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России. Сегодня состоится торжественная передача штандарта лейб-гвардии Уланского Его Величества полка в государственный Эрмитаж.


Весной 1920 года он был вывезен из России офицерами Уланского полка. С тяжелыми боями остатки белой армии срочно покидали Крым. Константинополь, Галиполи — он сопутствовал всем бедам российских офицеров. Затем штандарт нашел приют в Сербии. Сербский император Александр I был выпускником Пажеского корпуса, учился в Санкт-Петербурге. Поэтому он с пониманием относился к русским эмигрантам. В Белграде возникли русские общества, высшие учебные заведения, кадетские корпуса, гимназии, даже музеи. В одном из музеев — памяти императора Николая II — хранился уланский штандарт.

Сербия во время Второй мировой войны оказалась в эпицентре событий. К счастью, сохранились документы, благодаря которым можно проследить путь штандарта из Белграда в Соединенные Штаты. Летом 1944 года союзники начали бомбить Сербию, захваченную гитлеровцами. Активизировались и партизаны Иосипа Броз Тито. 20 июня в музее собрались оставшиеся в живых офицеры уланского полка. Сохранилось постановление: “За отсутствием старейшего Улана, генерал-майора М.Ф.Дабича, проживающего в г. Белая Церковь, и затруднительности поддержания с ним связи, а также ввиду тяжкой болезни командира боевого кадра генерал-майора Е.М.Макеева, находящегося в г. Белграде, мы, нижеподписавшиеся: полковники Б.М.Йордан и Н.М.Алексеев и подполковники Н.Н.Римский-Корсаков и К.С.Муханов, собрались сего числа, имели суждение о дальнейшем способе хранения полкового штандарта...”

Он был упакован в толстую водонепроницаемую восковую бумагу и передан полковником Алексеевым на хранение на склад 2-го Особого отдела Управления делами российской эмиграции. Дальнейший путь был не менее загадочным и извилистым. Он попал в Германию, уже оккупированную союзными войсками. Союзники, связанные по рукам и ногам Ялтинскими соглашениями, выдавали советским войскам русских военнопленных. Причем особо не разбирались, служили они в Советской Армии или же были эмигрантами. Более того — выдавали тех, кто стремился вместе с немцами освободить Россию от коммунистов. Четыре года штандарт кочевал по Европе, и порой казалось, что он утрачен навсегда. Однако в 1948 году он был найден полковником Борисом Йорданом и бережно хранился им.

После недолгого совещания в лагере “Ди-Пи” уланы решили разобрать его и вручить полковнику Мартынову. Было постановлено переправить его в США. Сын полковника служил в главной штаб-квартире Американского военного командования в Европе. Он помог переправить штандарт в Нью-Йорк. Недолгое время полковая святыня хранилась в храме Христа Спасителя. Затем — в военном музее в Канзасе. Накануне 300-летия Санкт-Петербурга у потомков полковника Йордана возник замысел: передать штандарт в Эрмитаж. Им хотелось, чтобы воинская реликвия хранилась в галерее героев Отечественной войны 1812 года. Начались долгие и трудные переговоры с американскими музейщиками. Письмо в США написали потомки полковников Йордана и Муханова. Подключились Министерство культуры России и Эрмитаж. В конце концов переговоры увенчались успехом. Благодаря настойчивости внука полковника Йордана — российского бизнесмена и мецената Бориса Йордана — штандарт вернулся в Россию.




    Партнеры