Хронический юбилей

26 мая 2003 в 00:00, просмотров: 191

“На старт, внимание, марш!!!” — под истошную команду десяток бравых “моржей” и “моржих” сиганули с парапета близ Дворцового моста в холодные невские воды. Передовые пловцы умудрялись не только грести в студеных струях, но еще и двигать впереди флаги — российский и Санкт-Петербурга. Празднование 300-летия продолжалось...

Субботний день в официальном календаре праздника был посвящен благодарным потомкам. Поэтому Фестиваль мороженого на площади Островского был весьма кстати. Детей кормили фруктовым мороженым и развлекали концертной программой. Подрастающее поколение реагировало на клоунов, конкурсы и прочие развлекательные банальности активно и с оптимизмом. Гораздо мрачнее выглядели родители: может, свою роль сыграла пасмурная погода (губернатор отказался разгонять тучи, пожаловавшись на дороговизну — 10 миллионов рублей в сутки), а может — гигантские очереди за фестивальным мороженым, отнюдь не бесплатным.

Зато для официальных лиц погода была в самый раз: они сажали елки в парке 300-летия Петербурга. Тепло, сыро — самое оно для посадки деревьев. Торжественную атмосферу поддерживал хор моряков. Моряки пели громко и старательно, а в это время в парке собирался народ, жаждущий посмотреть на VIP-персон за тяжелой ручной работой. Взяться за лопату приехали губернатор Яковлев, полпред Матвиенко, спикер питерского Законодательного собрания Тюльпанов, сенатор от Тувы Нарусова и прочие чиновники рангом пониже. Навыступавшись и выпив шампанского из пластиковых стаканчиков, политики надели перчатки и сапоги, взяли лопаты, удобрения, лейки и стройными рядами двинулись к метровым елочкам. Никакой неразберихи не было: все елки были распределены заранее, у каждой была именная табличка. Среди москвичей был замечен лидер КПРФ Геннадий Зюганов, который не изменил себе и на празднике 300-летия Петербурга. “Все это, конечно, хорошо: порядок, дороги, — похвалил он. — Но все же не стоило 300-летие такого пафоса”. И, будто опомнившись, он принялся за свое любимое дело — критику.

А в это время на Васильевском острове открывали памятник Василию. Нет, не Блаженному. Просто Василию. Он должен символизировать некий собирательный образ родоначальника Васильевского острова, который в просторечье так и называется — Васька. Легенд о нем существует множество. Самая реальная гласит, что осаде шведской крепости на Ореховом острове, позже взятой россиянами, предшествовала тщательная разведка. Ее “в марте 1700 года выполнил детина неглупый, который секрет может снесть, — сержант Преображенского полка Василий Корчмин, обучавшийся инженерному делу за границей”. Через четыре года его именем назовут Васильевский остров...

Памятник оказался прост: под пушечный залп с него скинули чехол, и публике предстал усатый солдат, сидящий на пушке с трубкой в руке.

Вечером на Дворцовой площади открывали отремонтированный Александрийский столп. А вот открытие “Русской деревни” близ Петродворца — Центра отдыха и туризма, стилизованного под сельское подворье XVIII—XIX веков, — так и не состоялось. Несмотря на то что в праздничной программке на 10.30 было запланировано торжественное открытие со славянскими песнопениями, пирогами и хороводами, толпу гостей встретили хмурые стражи порядка, которые велели всем отправляться восвояси. Вместо зеленых полян и дружных хороводов журналистов встретили кучи мусора и незакопанные котлованы...




Партнеры