Who is Ху?

26 мая 2003 в 00:00, просмотров: 131

Такого в Китае еще не было. Перед приездом в Москву первому человеку страны — председателю КНР Ху Цзиньтао — сделать пять инъекций для повышения иммунитета. Шутка ли! Новоиспеченный председатель КНР отправляется в первое в своей жизни 11-дневное зарубежное турне, и это, как назло, совпало с распространением атипичной пневмонии в Китае.

В России Ху Цзиньтао ждут встреча с Владимиром Путиным и российско-китайский саммит, а также участие в качестве гостя в торжествах на берегах Невы. Во Франции — “большая восьмерка” и переговоры с Джорджем Бушем. Вот поэтому, дабы не заразить присутствующих, и особенно президентов России и США, Ху Цзиньтао пришлось пройти полное медицинское обследование. Нужно отдать должное руководителю КНР: он перенес вынужденный карантин с невозмутимым спокойствием, с достоинством человека, привыкшего к “подаркам” судьбы...

Когда в мае 2000 года в прессе появились слухи о том, что в скором будущем власть в Китае поменяется и Цзян Цзэминь уступит место лидера товарищу помоложе — это была настоящая сенсация. Добровольный уход с властных вершин, да еще в пользу молодого “наследника”, — за рамками китайской традиции. Тем не менее слухи подтвердились: Цзян Цзэминь действительно решил омолодить власть. Говорят, что на него произвел впечатление приход молодого Владимира Путина в Кремль. Собственно, у Цзян Цзэминя было две кандидатуры, кому можно было бы оставить возведенное Мао здание. Это был “его человек” Цзэн Цинхун, возглавлявший организационный отдел ЦК китайской компартии, — выходец из Шанхая (земляк Цзян Цзэминя). Другим был Ху Цзиньтао — человек, которого в свое время двигал наверх “патриарх китайских реформ” Дэн Сяопин. Ему-то и суждено было стать новым китайским лидером — весьма молодым по здешним меркам.

Ху стал лицом действительно нового поколения китайских политиков — тех, кто начал свою карьеру после революции 1949 года. Тех, чьи молодые годы пришлись на времена “культурной революции”. Тех, кто уже не учился в Советском Союзе и еще не учился на Западе. В 82-м году он стал самым молодым (сорок лет!) членом ЦК партии, занимал разные посты в партии и комсомоле — и, что примечательно, не в столице, а в провинции, причем довольно глухой: в Гуйчжоу и Тибете. О нем отзывались по-разному: как о тихом, скрытном и неконфликтном человеке, как о либерале, который мог оказывать милости провинциальным вольнодумцам, и как о человеке, который решительно подавлял антиправительственные выступления тибетцев. А еще о нем говорили, что он не делал неверных шагов — потому что не делал вообще никаких... Думается, в этом утверждении есть перебор. О нем как о частном лице известно еще меньше: умеет хорошо одеваться, любит пинг-понг и очень хорошо танцует — особенно фокстрот.

Работа в бедных провинциях закалила его и придала уверенности в том, что страна нуждается в дальнейших реформах и большей открытости. Молодого функционера заметили — и он начал двигаться по карьерной лестнице все выше. Десять лет назад Ху Цзиньтао вернулся в Пекин. И еще через некоторое время Цзян Цзэминь сказал, что надо товарищу Ху предоставить больше просторов для реализации его возможностей. Теперь, когда Ху Цзиньтао дошел до самых вершин власти, простора ему хватает. Вопрос в том, куда он повернет. В том числе и во внешней политике. Скорее всего Ху будет продолжать политику лавирования между Россией и Западом — возможно, это самое прагматичное решение.




    Партнеры