Чучело огородное

26 мая 2003 в 00:00, просмотров: 500

Он был барменом на океанском лайнере, обитал со своей собакой в шалаше — и от такой жизни весьма неплохо запел. Сейчас Андрей Васильев — мощный шансонье и играет в театре у Марка Розовского. На его спектакль “И опять во дворе” не зарастает народная тропа несмотря на то, что цена билетов “зашкаливает” за 500 рублей.


Про таких, как он, женщины говорят: “настоящий мачо”. Не знаю, сколько на счету Васильева разбитых дамских сердец. Но то, что Андрей был женат 3 раза, — факт. Сейчас место супруги опять вакантно. Васильев живет один в деревне Дубровки Дмитровского района. “Помнишь, культовый вопрос, звучавший в фильме “Бриллиантовая рука”: “Такси на Дубровку заказывали?”. Вот я заказал - и ничуть об этом не жалею. Я в восторге от этой своей малой родины”., - говорит “деревенский” шансонье.

Его дом существенно отличается от окрестных “новорусских” кирпичных коттеджей. “Канадская хатка” — так Васильев называет свое жилище, в котором при появлении гостей льется рекой водка и поедаются килограммами соленья-варенья (правда, купленные в супермаркете).

На 20 сотках своей резиденции Андрей посадил лишь деревья и разбил клумбы. “Я — сорняк. Пустили дурака в нормальный российский огород”, — глумится над собой Андрей Вениаминович. И вместо того, чтобы лишний раз напрячься и посадить капусту-картофель, строит на участке Дом культуры и разбивает кострище а-ля “Артек”.

Кострище — память о детстве. В ту пору он нередко ездил в лучший лагерь страны вместе с детским хором. Перед васильевским ДК (так он называет пристройку пока непонятного назначения за то, что у нее наличествуют импровизированные колонны) — маленький бассейн, правда, без фонтана. “Хочу над колоннами барельефы повесить, — то ли шутя, то ли серьезно говорит шансонье. — Гоголя, Чехова, Достоевского. А вот что будет внутри — пока секрет. Дострою — приглашу”. Не исключено, что в ДК будут “прогоны” будущих шансон-спектаклей Андрея.

Чудак-человек

Васильев, как поручик Ржевский, — большой оригинал и человек с феерическим чувством юмора. Но предельно политкорректный. Ни разу в разговоре не допустил бестактности по отношению к звездам российской эстрады, которых знает как облупленных. С начала 70-х годов он работал конферансье в бригаде Росконцерта. Роль антрепренера перемежал с карьерой певца. Пел в популярном тогда ансамбле “Пламя”. Но мало с кем из звездных личностей сохранил дружеские отношения. Васильев не человек тусовки. “До сих пор тепло общаюсь с Ларисой Долиной, прекрасно отношусь к чете Маликовых. Кстати, к Диме после того, как он снялся в рекламе одного шампуня, у меня почти религиозное отношение. Я часто шучу, что после того, как пользовался этим моющим средством три месяца, — волосы как рукой сняло”, — смеется Андрей и гладит “поредевшее” темечко.

Вообще, о “советском” периоде своей жизнедеятельности Андрей вспоминает неохотно:

— О гастролях культовых коллективов уже говорено-переговорено в разных интервью. Все одно и то же: музыканты пели, пили, приводили в гостиницы девчонок. Могу добавить только одну деталь: чтобы пригласить в “номера” поклонниц, мы обычно включали все краны, и начинался великий потоп. Пока прибегала консьержка и начинала суетиться, девушки дружными рядами проходили в соседние апартаменты, — вспоминает Андрей.

Несмотря на бесшабашную молодость и бесконечный “чес” по городам и весям, Андрей Васильев успел закончить режиссерский факультет ГИТИСа и родить сына Ваню (сейчас 26-летний молодой человек звукорежиссерит у папы).

Но роль веселого и бесшабашного ведущего музыкальных шоу рано или поздно приедается (Андрея до сих пор называют лучшим конферансье страны). В начале 90-х годов, повздорив с одним из “звездунов” (по какому поводу, он так и не раскололся), Андрей поставил жирную точку в своей карьере. И ушел работать на тихоокеанский лайнер барменом.



Гарсон number 1

— Я взял в субаренду самый большой бар лайнера. Там был дискоклуб, складские и кухонные помещения. Новой работы не боялся — ялтинские бармены научили меня делать прекрасные коктейли, — вспоминает Андрей. — Позже, когда я попал в американскую школу барменов в Сан-Франциско, легко мог там преподавать.

На лайнере Андрей Васильев застрял на 6 лет. По 9—10 месяцев в году он плавал, остальное время проводил в отпуске. Месяц в Москве у мамы, а другой — у американской герлфренд.

— Морская болезнь не беспокоила? — поинтересовалась я.

— Лучше морская болезнь, чем звездная, — философски отвечает он и продолжает свой рассказ: — Из 330 человек экипажа я был единственный, кто жил в пассажирском “люксе”, имел статус туриста и выходил “в город”, когда хотел. Именно за границей я купил все свои костюмы для выступлений.

Но Васильева, как Штирлица, неудержимо рвало на родину. После нескольких лет морских странствий корабль воспринимался как золотая клетка. К тому же там Андрей на износ работал. С 10 вечера до 6 утра стоял за барной стойкой в мокром от пота смокинге. А в перерывах давал “сольники” и вел культурную программу. В последние годы “тихоокеанского заточения” Андрей Вениаминович придумал для туристов прекрасную развлекуху: спектакль “Песни моих дворов”. Туда вошли популярные шлягеры 80-х. Отдыхающие стояли от восторга на ушах. И пели хиты иной раз громче, чем сам исполнитель. Но день возвращения на Большую землю неумолимо приближался.



Уйти, чтобы вернуться...

Вернуться на сцену оказалось труднее, чем уйти. Коллеги смотрели на Васильева так, будто он на кладбище вышел из-за собственного памятника. Ведь во время его “великого плавания” многие думали, что он спился или скололся.

— В эту трудную минуту меня поддержала Лариса Долина. Я пошел работать к ней в коллектив конферансье. Мы поехали в гастрольный тур с программой “Погода в доме”. У Ларочки был тогда имидж светской львицы: с буклями, в бальных платьях. Когда она его сменила на более европейский и молодежный, я понял, что взрослый, полный, лысый дядя на ее фоне смотрится несколько комично. И ушел...

...жить в шалаше. Подобно Ленину в Разливе. Именно в этот период Андрей на заработанные в море и на эстраде деньги купил землю в Подосинках. Строительство длилось больше года, поэтому самолично построенный шалаш пришелся очень кстати.

— Как вам удалось столько времени провести в походно-полевых условиях?

— Морская закалка, — смеется он. — А если честно, то просто нравилось.



Если долго мучиться, что-нибудь получится

Теперь у Андрея Васильева есть не только дом (с пристройкой ДК), но и насыщенная творческая жизнь. Он наконец нашел то, к чему стремился годы. Его песни звучат на радио “Шансон”, недавно он получил звание “заслуженный артист России” и собственный спектакль в театре у Розовского. (Крупногабаритный Андрей Вениаминович покорил театральный бомонд своей ролью, сыграв в одном из спектаклей театра “У Никитских Ворот” знаменитого балетмейстера Боба Фосса. И до сих пор не верит в это сам: “Представь, с моей неуклюжестью и телосложением играть такого человека! Но многие говорят, что роль мне удалась. Или врут — не знаю!”)

Андрей не особо верит в комплименты своих коллег по цеху. По старой привычке он склонен больше доверять мнению рабочих сцены, осветителей и костюмеров. Им недосуг “лить елей” в случае тотальных провалов.

У Розовского Васильев играет несколько раз в месяц. А деньги зарабатывает на крупных корпоративных вечеринках, где конферирует. И практически все вырученные средства тратит на свой спектакль...

“И опять во дворе” — спектакль, срежиссированный Марком Розовским. Идея и средства — Васильева. Он полностью оплачивает труд артистов, гардеробщиц, костюмы, спецэффекты. А для песни “Снег кружится” даже купил специальную “снеговую машину”. Если все будет складываться удачно, то спектакль поедет в гастрольный тур по регионам. И прежде всего его увидят жители Подмосковья.






Партнеры