“Cлон” растоптал всех

27 мая 2003 в 00:00, просмотров: 188

“ЗОЛОТАЯ ПАЛЬМОВАЯ ВЕТВЬ” — Гас ван Сент, “Слон”

ЛУЧШИЙ РЕЖИССЕР — Гас ван Сент, “Слон”

ЛУЧШИЙ СЦЕНАРИЙ — Дени Аркан, “Нашествие варваров. Часть 2”

ЛУЧШАЯ АКТРИСА — Мари Жозе Кроз, “Нашествие варваров. Часть 2”

ЛУЧШИЙ АКТЕР — Муссафер Оздемир и Мехмет Эмир, “Узак”

ПРИЗ ЖЮРИ — Самира Махмальбаф, “В пять часов вечера после полудня”

ГРАН-ПРИ — Нури Бильж Цейлан, “Узак”

ПРИЗ ФИПРЕССИ — Александр Сокуров, “Отец и сын”

“ЗОЛОТАЯ КАМЕРА” — Кристофер Бо, “Реконструкция”

“ЗОЛОТАЯ ПАЛЬМОВАЯ ВЕТВЬ” в короткометражном конкурсе — Глендин Айвин, “Жучок”

ПРИЗ ЖЮРИ КОРОТКОМЕТРАЖНОГО КОНКУРСА — Хуан Солонас, “Человек без головы”


Закончился 56-й Каннский кинофестиваль. В воскресенье вечером при большом скоплении народа в зале “Люмьер” были объявлены победители и вручены награды. На закрытии показали отреставрированный фильм Чарли Чаплина “Новые времена” 1936 года. Поставив таким образом жирную точку в вопросе, умерло ли современное кино. Судя по тому, что практически ни один из фаворитов фестиваля не был награжден, кино для каннских завсегдатаев умерло.

Какие бы прогнозы ни делали ведущие кинокритики мира, жюри во главе с французским режиссером и актером Патрисом Шеро поступило наоборот. Напомним, что фаворитом фестивальной гонки был “Догвилль” Ларса фон Триера.

Пожалуй, лишь в случае с Александром Сокуровым прогнозы оказались верны. Несмотря на то что его новый фильм “Отец и сын” в Канне ждали, триумфа ему не обещали. Каннская публика приняла картину тепло, но Сокурова все же не включили в список финалистов. Ему достался приз ФИПРЕССИ, который, надо думать, был выдан и за прошлый год, когда “Русский ковчег” уехал без наград.

А теперь о главных разочарованиях фестиваля.

Приз за лучшую женскую роль получила канадская актриса, сыгравшая в “Нашествии варваров” Дени Аркана, Мари-Жозе Кроз. Это — неожиданность номер один. Никто не прочил победу актрисе, ставшей лишь частью великолепного актерского ансамбля и ничем по большому счету в картине не отличившейся. Жюри стоило бы выдать приз всем исполнительницам женских ролей в этом фильме просто за создание образа женщины. Николь Кидман наверняка кусала локти — ведь именно ей прочили эту награду. Не зря же она в конце концов вытерпела столько издевательств над ее героиней в “Догвилле” Ларса фон Триера.

Приз за лучшую мужскую роль был поделен пополам: между двумя актерами, сыгравшими в турецкой картине Нури Бильжа Цейлана “Узак”, Муссафером Оздемиром и Мехметом Эмиром. Выбор тоже странный, неожиданный, но, впрочем, справедливый.

Приз за лучший сценарий справедливо получил Дени Аркан за фильм “Нашествие варваров”. Это решение нельзя назвать ни неосмотрительным, ни странным, ни неоправданным. Многоголосый сюжет “Нашествия” действительно виртуозен, хотя к призу за сценарную работу стоило бы прибавить и приз за режиссуру. Который и прочили Дени Аркану или Александру Сокурову. Но достался он Гасу ван Сенту, впервые представившему свой фильм в Канне. То ли жюри решило оценить смелость ван Сента, который после неудачного “Умницы Уилла Хантинга” вновь вернулся к стилю американского независимого кино. То ли Патрису Шеро приглянулась тема — насилие в школе. То ли он оценил меланхоличный взгляд автора на проблему — почти двухчасовое бесстрастное наблюдение за школьниками, которые в один прекрасный день принесли в школу оружие. А скорее всего и то и другое.

И главная неожиданность фестиваля. Скорее не неожиданность, а разочарование. “Золотая пальмовая ветвь” ушла к тому же Гасу ван Сенту и его фильму “Слон”. И это притом что шансы на главный приз фестиваля у “Слона” по сравнению с картинами Триера, Озона, Миллера были минимальны. Но жюри распорядилось призом по-своему. Впрочем, каннское жюри давно корят за то, что призы оно раздает не за открытия. Впрочем, фильм ван Сента — достойный, хоть режиссер ничего нового и не придумал. Меланхолия вообще свойственна американскому независимому кино. А уж меланхоличный взгляд на насилие давно привычен.

Гран-при фестиваля достался Нури Цейлану и фильму “Узак”. Выбор достойный, тем более что картина Цейлана с самого начала была в фаворитах фестиваля. И только потом ее потеснили Триер и Озон. А приз жюри — Самире Махмальбаф и картине “В пять часов вечера после полудня”. К иранскому кино вообще и к семейству Махмальбаф в частности в Каннах очень теплое отношение. Да и оба фильма, показанные в первые дни фестиваля, были приняты очень неплохо, хотя все же фаворитами не считались.

Но, по большому счету, решение каннского жюри хоть и удивляет, в какой-то степени может быть названо справедливым — все же работы молодых (Цейлана и Махмальбаф) были оценены. Это верно и с политической точки зрения — наградить турецкую и иранскую картины, вновь приняв Ближний Восток в мировое киносообщество. Ведь мода на иранское кино уже почти сошла на нет.

Жаль все же, что жюри проигнорировало Триера. А впрочем, от Патриса Шеро, снимающего вполне обычные фильмы с налетом европейской мрачности и легкой экстравагантности, большего ожидать было невозможно.





Партнеры