Фетишист

28 мая 2003 в 00:00, просмотров: 384

Вышедшая месяц назад сольная пластинка Мартина Гора (мозга и сердца группы “Depeche Mode”) не сокрушила чарты продаж музыкальных магазинов, но прочно застряла в плейерах фанатов. Уже второй по счету альбом кавер-версий на неизвестные (по большей части) песни “Counterfeit2” (“Подделка. Часть 2”) наполнен меланхолическим эстетством и несомненной “депешистской” интонацией. Большой приятель “Мегахауса”, радиожурналист Егор Шишковский, встретившись в Лондоне с мистером Гором, интересовался, впрочем, не только альбомом, но и экстравагантными пристрастиями лидера “DM” (допустим, склонностью к переодеванию в женские одежды)...

Совершенно неизгладимое впечатление производили на меня белоснежные и неправдоподобно ровные зубы Мартина Гора. На протяжении всего интервью я тщательно старался глядеть музыканту в глаза, а не в рот, сияющий жемчугом. Сразу ясно, на Мартина очень влияет новое место жительства: изнеженная Калифорния, помешанная на здоровом образе жизни, пластических операциях и идеальных улыбках. Начинать, однако, разговор с обсуждения стоматологических новшеств было бы неприлично...

— Всякий раз, когда участники какой-то супергруппы ударяются в сольные проекты, ползет резвый слух, что, мол, все: коллектив на грани распада, музыканты переругались друг с другом, и былой популярности пришел конец...

— То, что происходит сейчас у нас, я бы охарактеризовал как непредвиденное стечение обстоятельств. Неожиданно вышло, что мы с Дейвом действительно выпускаем сольные альбомы в одно и то же время (впервые за всю историю “Depeche Mode” фронтмэн Дейв Гахэн также записал сольник). Я предполагаю, что в конце этого года, как только закончатся наши сольные турне, мы сядем и составим план действий на будущее, включая запись нового диска “DM”. Могу сказать, что сейчас я гораздо более уверен в нашем совместном будущем, чем когда бы то ни было. Кстати, я решил записать альбом перепевок, а не оригинальных песен именно потому, что не считаю честным писать себе что-то сольное, пока являюсь частью “Depeche Mode”. Я же не слишком плодовитый композитор, не пишу по сотне песен в год. Поэтому пластинкой кавер-версий решил избежать конфликта интересов.

— Обычно, когда делают альбом перепевок, — выбирают в основном хиты прежних лет. А тут собраны малоизвестные трэки...

— С одной стороны, у меня в голове были названия сотен песен, которые хотелось переработать. Но в окончательном списке их осталось лишь 20. Некоторые я давно слышал и знал. Другие же совсем недавно выудил в Интернете. Когда я работаю над альбомом кавер-версий, из меня как будто вылезает антенна, улавливающая все, потенциально пригодное для такого дела.

— Есть ли в планах твоего турне визит в Россию? (Гахэн ведь хочет приехать на специальный перфоманс с “Massive Attack”.)

— Нет, пока вряд ли. Мы ведь планируем всего 10 концертов в Европе.

— А что помнишь о прошлых выступлениях в России?

— Я получил в России истинное наслаждение. Каким-то непонятным образом нам удается совершенно особенно воодушевлять людей не только в России, но и по всей Восточной Европе. Я вот не могу понять, почему именно там такое происходит на наших концертах.

— Наверное, потому, что песни “Depeche Mode” носят некий темный оттенок, близкий глубокой русской душе, вечно склонной к пессимизму...

— Может быть... Хотя мое объяснение в том, что я пишу песни очень “органическим” образом: начинаю подбирать аккорды на гитаре или наигрывать на пианино. Так приходит мелодия, а на нее я начинаю напевать слова, неожиданно всплывающие в моей голове. Я никогда не пишу изначальную поэму с глубоким смыслом, а затем музыку под нее. Эта органичность и эмоциональность песни, на мой взгляд, очевидна слушателю, и он чувствует, что каждое слово и каждый звук рождены свободно, спонтанно. Не надуманны, короче.

— А как ты живешь вне группы и вне музыки?

— Знаете, у меня бывает ощущение, что я проживаю две параллельные жизни: рок-звезды и совершенно обычного человека. Теперь у меня целых трое детей: им 11, 7 лет и малышу 8 месяцев. Я очень люблю футбол, стараюсь играть не меньше трех раз в неделю. Я, кстати, играю за одну полупрофессиональную американскую команду. И первые полгода никто из партнеров-футболистов даже и не знал, кто я и чем известен. Это было очень прикольно.

— А где сейчас твой дом?

— В Санта-Барбаре, в Калифорнии.

— Ты специально переехал туда, поскольку там пальмы, океан и круглогодичное тепло?

— Выгляни в окно — на дворе конец весны, а тут (в Лондоне) мерзко, холодно и дождь льет целый день. Я вырос в такой погоде и вынужден был мириться с ней почти всю свою жизнь. А затем я прислушался к моей жене-американке, которая настойчиво требовала уехать в Калифорнию и пожить там хотя бы какое-то время. Я согласился поехать на год. Но вот, как видите, застрял уже на три. Мне кажется, Америка серьезно изменила меня, сделала из меня несравненно более позитивно настроенного человека.

— Тебе, конечно, в Америке еще и проще раствориться... Там не так велико преследование поклонников и папарацци, как в Лондоне...

— Да уж, в последнее время в Англии пресса стала просто ажиотировать, бешено фокусироваться на жизни знаменитостей. Даже серьезные и уважаемые издания впадают в эту крайность, все больше уподобляясь своим бульварным конкурентам. Впрочем, “Depeche Mode” в Англии никогда не достигали того уровня популярности, какой сваливался на нас в других странах. И потому за нами не бегали особо папарацци никогда. Все это сумасшествие вокруг звезд, к сожалению, еще и провоцируется самими исполнителями, которые лезут из кожи, лишь бы попасть в журналы и газеты, не понимая, что очень скоро эта же пресса может обернуться против них. Раскопать какую-нибудь пакость, грязную историю, которая наверняка почти у каждого имеется.

— Сейчас много говорят о том, что Интернет и пиратство сокрушают мировую музпромышленность. За последний год продажи дисков упали в мире аж на 7%. Ты знаешь, например, что пиратская копия вашего альбома “Exciter” продавалась в России еще за два месяца до выхода подлинника в Европе?

— С преждевременной утечкой материала приходится лишь смиряться. Мой альбом “Counterfeit2” тоже продавался на интернет-аукционе еще за два месяца до его релиза. Мы легко нашли человека, от которого пошло незаконное тиражирование, так называемая утечка. Промо-копия новых компактов высылается авторитетным журналистам. Но на ней проставляется специальный “электронный водяной знак”, который сохраняется и при копировании. И вот диск, который расходился потом по Интернету, пошел как раз от журналиста очень престижного британского журнала. Когда мы схватили его за руку, тот ответил, что диск просто валялся у него на рабочем столе и кто-то, проходя мимо, наверное, стащил его. Но мы решили не сажать в тюрьму этого недобросовестного человека, который пообещал поставить сейф в своей редакции специально для новых дисков.

— Мне рассказывали, что на последнем выступлении “Depeche Mode” в Москве ты был наряжен в боа. Да и сейчас твой пиджак с меховыми отворотами довольно сложно назвать мужественной одеждой. А в 80-е годы так ты вообще ходил в платьях и юбках... Откуда такая страсть к женским нарядам? Похоже на фетишизм, если честно...

— Мне просто нравится необычно одеваться, вот и все. А в 80-х мода вообще была сумасшедшей и можно было позволять себе, что угодно. С тех пор я, конечно, остепенился, но иногда заносит меня по-прежнему. Мне очень нравятся вещи, обращающие на себя внимание.

Но тебя в таких нарядах наверняка частенько принимают за гея?

— Ну да, случается. Но у меня с этим никаких проблем. Я никакой не гей, и не бисексуал — всегда интересовался лишь женщинами. Я полностью уверен в своей ориентации и чувствую себя удобно и в ней, и в той экстравагантной одежде, которую ношу.




    Партнеры