“B моей смерти прошу винить магната Зуева”

29 мая 2003 в 00:00, просмотров: 714

...Мне очень трудно писать эти строки. Трудно, потому что я — впервые в жизни — чувствую себя соучастником убийства, и мысль эта не дает мне покоя. Если бы не то апрельское интервью, может, Сергей Переверзев был бы сейчас жив.

Помню, при прощании он шутливо бросил на пороге редакции: “Отныне ты отвечаешь за мою безопасность”. Я лишь рассмеялся в ответ.

Его опасения казались мне обычной перестраховкой. Я и думать тогда не мог, что никогда больше его не увижу...

Президента ассоциации импортеров мебели Сергея Переверзева расстреляли в ночь на среду в больничной палате госпиталя Бурденко.

Примерно в 10 часов вечера дежурная медсестра услышала два негромких хлопка. Побежала в палату к Переверзеву — он, капитан первого ранга в отставке, лежал здесь после ДТП с сотрясением мозга, — но принимать меры было уже поздно. Переверзев скончался на месте.

Две пули, выпущенные почти в упор из пистолета (предположительно, браунинга), попали в правую сторону груди. Как всегда, поиски убийцы успехом не увенчались: никто не видел, как в отделение нейрохирургии входил посторонний, да и увидеть, собственно, не мог. Единственный пост охраны стоит лишь на въезде в госпиталь. Ни территория, ни корпуса никем не охраняются: перелезь через забор и делай что хочешь...

Я разговаривал с работниками военной прокуратуры Москвы, которые ведут расследование убийства. Конечно, у них есть свои версии случившегося. Есть они и у нас. Точнее, одна, вполне конкретная версия.

Почти два месяца назад — 2 апреля — в “МК” было напечатано интервью с Переверзевым. Руководитель крупнейшей в стране ассоциации импортеров мебели рассказывал о своем конфликте с небезызвестным Сергеем Зуевым — владельцем мебельных центров “Гранд” и “Три кита”. Бывшим депутатом Мособлдумы, лишенным мандата после серии наших статей. Фигурантом множества уголовных дел по контрабанде.

Он говорил о том, что Зуев мешает работать всем импортерам. Что его амбиции создают угрозу бизнесу...

В скандальной истории с “Тремя китами” Переверзев принимал не последнее участие. Когда в 2000 году таможня арестовала зуевскую мебель как контрабандную, именно Переверзев убедил руководство ГТК в необходимости начать диалог с Зуевым. Он даже привел тогда в Таможенный комитет гендиректора “Гранда” Андрея Латушкина, поручившись, что Зуев готов возместить бюджету все украденные миллионы.

Впоследствии этот визит переставят с ног на голову. В возбужденном Генпрокуратурой уголовном деле против двух таможенных генералов (Файзулина и Волкова) показания Латушкина станут едва ли не основными. Якобы таможенники заманили его в свои казематы и силой выбили из него деньги: не себе, правда, бюджету.

Случайность или закономерность? Ведь именно вчера должен был закончиться суд по этому странному делу. Суд, где Переверзев выступал одним из главных свидетелей защиты.

Нет, я почти уверен, что это не случайность. Все сходится на том, что Переверзева совсем не хотели убивать. Одна пуля вообще не задела жизненно важных органов. Другая — лишь случайно перерезала артерию. А стреляли ведь в упор: с полутора метров...

Возможно, эта была лишь демонстрация силы. Открытый вызов не только Переверзеву: всем, кто пытается посадить Зуева за решетку. “Не суйтесь, иначе не сносить головы”. На кону — слишком большие деньги: миллионы, десятки миллионов долларов.

И все равно, даже мертвым Переверзев остается для Сергея Зуева крайне опасен...

...Он очень долго не хотел давать то, апрельское интервью. Постоянно сомневался: не приведет ли оно к еще большой эскалации конфликта.

Верстка газетной полосы была вся исчеркана рукой Переверзева. Он уговорил меня даже снять слишком острый, по его мнению, заголовок: “В моей смерти прошу винить магната Зуева”.

И все, что касалось возможной его ликвидации, в интервью тоже не попало: “зачем понапрасну дразнить гусей”. Равно как и рассказ о связях Зуева с семьей “авторитетных” чеченцев Халидовых.

Но остались черновики. Осталась наконец аудиозапись нашей беседы с Переверзевым, которая сегодня звучит точно как приговор.

“— Что за история с возможным покушением на вас?

— Это было 2 года назад. Из компетентных источников мне стало известно, что есть такие намерения. Знал об этом и Андрей Латушкин (правая рука Зуева. — А.Х.). Он как-то обратил внимание, что со мной ездит охрана. Я объяснил. Латушкин побледнел: и что, ты думаешь это “мой”? Потом он передал, что разговаривал на эту тему с Зуевым...

— Кроме Зуева на тот момент у вас были еще с кем-то конфликты?

— Я человек вообще неконфликтный. Зуев — единственный, кто считает меня врагом.

— Но коли так — значит, скорее всего это Зуев?

— Своим друзьям очень близким, когда это все произошло, я так и сказал: у меня других врагов, кроме Зуева, нет. Если что-то со мной случится — знайте: это дело его рук...

Случилось. Знаем. Дело осталось за малым — за прокуратурой, куда уже сегодня я передам эту запись.

Р.S. Когда подписывался номер, стало известно, что вынесение приговора генералам ГТК Файзулину и Волкову перенесено на 4 июня.


Справка “МК”. В госпиталь имени Бурденко капитан Сергей Переверзев попал 14 мая после автокатастрофы машины “ВАЗ-2109” на пересечении Кутузовского проспекта и Минской улицы. В той аварии один человек погиб, еще трое получили ранения. В числе них и был Переверзев. Травмы он получил не слишком тяжелые (сотрясение мозга, черепно-мозговая травма), сам пришел в поликлинику, а оттуда по направлению обратился в госпиталь Бурденко. Сергей лежал в обычной “некоммерческой” палате, рассчитанной на двоих, но соседа у него не было.

Продолжение темы - в материале "Открыт всем киллерам".



Партнеры