“Сирано” без Шнура

29 мая 2003 в 00:00, просмотров: 228

Еще до выхода спектакль “Сирано. Сцены из Ростана” оброс слухами: мол, Сирано окажется без носа, но главное — на сцену выйдет не кто иной, как Шнур. То, что творилось на сцене театра “Современник”, не оправдало никаких надежд и доказало устарелость примитивных пиаровских штучек.

“Мы хотим показать вам как бы спектакль, который мы как бы репетировали” — такими словами начался спектакль. Публика, среди которой были замечены Надя и Анна Михалковы, чета Фандера—Янковский-мл., модельер Маша Цигаль, она же автор костюмов, и прочие представители столичного бомонда, начала тихо недоумевать. На сцене вместо ростановских персонажей появились два актера в мешковатых комбинезонах из плюша (Тимофей Трибунцев и Дмитрий Мухамадеев), похожие на кукол из “Детского мира”, и принялись в красках рассказывать, зачем он, зритель, сюда пришел и что увидит. А увидел он следующее: Сирано — известный питерский “агент национальной безопасности” Михаил Пореченков — выбежал на сцену в красных спортивных трусах, поигрывая грудными мышцами и размахивая боксерскими перчатками. Знаменитый нос поэта болтался у Пореченкова в районе пупка. А Граф де Гиш (Алексей Горбунов), покуривая косячок, размышлял о Роксане (Ирина Леонова).

В качестве ноу-хау в “Сирано” прохилял интерактив — артисты нагло садились на колени зрителей, очевидно, полагая, что для испуганных “счастливчиков” большая честь потереть с ними за жизнь и за автомобили. Впрочем, обнаружились и серьезные режиссерские ходы: историю взаимоотношений Сирано и Роксаны играли не по половому, а по возрастному признаку. Молодым предложили драку, дамочкам — любовь, а пенсионерам, естественно, старость, правда, без оглашения пенсионного содержания. Между тем труппа продолжала неутомимые поиски и посягнула на святое — на антракт. Во время него зрителю запретили ходить в туалет и в буфет, зато настойчиво порекомендовали сфоткаться с артистами: за 100 рублей с Пореченковым, за 50 — с остальными. Народ шутки не понял, но артисты начали намекать на свою нелегкую долю: мол, “сами мы не местные”. Тогда жалостливый зритель быстренько построился, недоумевая: с фоткой это все же домашняя заготовка или неудавшаяся шутка? Ясно только, что у “Сирано” в процессе репетиций сменилось аж четыре режиссера, поэтому пятый — Виктор Шамиров — скромно обозначил себя в программке лишь как “имеющий отношение к спектаклю”. А сам спектакль больше смахивал на выступление театрального кружка перед ветеранами Чертанова и на плохой КВН одновременно.

Трагическая часть героической поэмы пролетела пулей. За десять минут зритель сполна получил и объяснение Сирано с Роксаной, и смерть Христиана.




Партнеры