Атипичная амнезия

2 июня 2003 в 00:00, просмотров: 379

На десяти тысячах (!) воинских кладбищ в братских и одиночных могилах дальнего зарубежья покоится прах свыше трех миллионов советских военнослужащих. Только вот какова судьба этих захоронений? После публикации “МК” о ветеранах корейской войны оказалось, что эта тема волнует многих наших читателей.

Китай. Провинция Хэйлунцзян. Город Харбин. В городском парке, среди аттракционов и “чертовых колес”, стоит высокий забор. За забором — Успенское кладбище, появившееся еще в начале прошлого века. Именно здесь похоронены советские солдаты, погибшие при освобождении северо-восточного Китая в конце Второй мировой войны. Когда последний раз туда ступала нога человека — неизвестно: ворота всегда на замке. Судя по всему, кладбищу осталось жить недолго: оно мозолит глаза, мешает отдыхать и развлекаться.

Сказать, что китайская земля пропитана русской кровью, — значит ничего не сказать. Наши солдаты погибали здесь в Русско-японскую и в корейскую войну. А в годы Второй мировой войны в КНР похоронено около 12 тысяч советских солдат. Сегодня их могилы оставлены на произвол судьбы и запущены до предела.

— Что делают чиновники, которые должны заниматься этими захоронениями, непонятно, — говорит Андрей Соболев, пресс-секретарь клуба выпускников Военного института иностранных языков. — Ведь до сих пор Россия и Китай так и не подписали ни одного соглашения, которое определяло бы статус и условия содержания русских воинских кладбищ.

Законы есть: “О погребении и похоронном деле” и “Об увековечении памяти погибших при защите Отечества”. Как говорится, было бы желание. Вести переговоры и подписывать межправительственные соглашения должны МИД и Минобороны. А контролировать их исполнение обязано Министерство труда и социального развития. Подобные соглашения Россия уже подписала с Венгрией, Италией, Польшей, Словакией, Финляндией и другими странами. Почему в этом списке нет Китайской Народной Республики, остается только гадать.

— И ладно бы мы требовали денег — ничего подобного! — возмущается Соболев. — Члены нашего клуба и российские бизнесмены в Китае нашли средства, чтобы перенести останки советских воинов и с Успенского кладбища, и с других. Мы решили создать в Харбине единый мемориальный комплекс, открыть его для свободного посещения и, конечно, найти и привезти на эти могилы родственников погибших. От государства требуется одно: подписать соглашение с Китаем. Но, похоже, пока дело сдвинется с мертвой точки, могилы сровняют с землей...

Успенское кладбище в Харбине может постичь та же участь, что и захоронения советских солдат в Даляне. Пару лет назад на местное кладбище въехал бульдозер и перекопал все воинские могилы, смешав человеческие кости. Поставили коробки-надгробия с надписями на ломаном русском, китайские пионеры отдали “салют” — и все...

То же самое хотели сделать и с японскими захоронениями. Но японские власти быстро вступили в переговоры с местными чиновниками. Удалось не только сохранить могилы солдат, но и привести их в божеский вид. Япония — это вам не Россия.

* * *

Все цивилизованные страны с большим вниманием относятся к могилам и останкам своих соотечественников, оставшихся за рубежом. Например, в октябре 2000 года совместная китайско-американская поисковая группа из 36 человек обнаружила в Тибете американский самолет, разбившийся в 1945 году. На церемонии в Лхасе представители китайского правительства официально передали американцам останки двух пилотов. И похоронили их не в безымянной братской могиле, а на родине, под именным надгробием и с воинскими почестями.

— Банально это говорить, но за державу обидно, — вздыхает Сергей Шилин, председатель русского клуба в Пекине. — Представляете, какое впечатление о русских складывается у иностранцев? По состоянию этих могил о нас и судят. Если нам не нужна память о наших, зачем это надо китайцам? Успеть бы только перезахоронить солдат до 60-летия Великой Победы.

60-летние юбилеи имеют для китайцев некий мистический смысл. На Востоке жизнь человека делится на двенадцатилетние циклы. Каждый из них завершает важный период как в жизни человека, так и в истории страны. Если русские не очухаются, аккурат к 60-летию Великой Победы китайцы завершат и существование советских кладбищ.

С детства мы заучиваем фразу: “Никто не забыт и ничто не забыто”. Но одно дело — слова, и совсем другое — жизнь.




    Партнеры