Теперь Жако не жарко

2 июня 2003 в 00:00, просмотров: 238

vВ серпуховском Введенском женском монастыре — радость. Здешний мэр неделю назад сделал им оригинальный подарок — подарил павлина. Монахини бегают, суетятся, спорят, кто будет чистить клетку и кормить этакое чудо-юдо.

По одной версии, мэр просто не ужился с павлином и решил, что в монастыре птице будет гораздо вольготнее. По другой — еще до революции в монастырях Серпухова была традиция — выращивать павлинов. Как-никак, но именно эта чудо-птица и есть символ сегодняшнего города.

— Мы даже не знаем, как за ним ухаживать, — вздыхает матушка Алексия. — Никак не можем дозвониться до зоопарка...

Монашки на свой страх и риск пока кормят птицу семечками, яйцами и творогом. По их словам, на фрукты он даже смотреть не хочет. Живет павлин в бывшей собачьей клетке, спит в конуре.

— Раньше он у нас в теплице жил, — говорит мать Наталья, — но ему стало жарко, а так как помещения другого не было, пришлось временно поселить птицу в собачье жилище.

Когда павлина только привезли — он истошно орал и мешал монахиням заниматься богоугодными делами. Но быстро успокоился, привык. Только гулять птичку пока не выпускают. Боятся, что убежит.

— Убежит — догоним, — мужским басом выдала Лера, услышав наш разговор.

Леру привезли в монастырь родители — перевоспитываться. Она пять лет сидела на героине. А совсем не загнуться ей помогал спорт — она мастер спорта по дзюдо. В монастыре Лера работает на стройке — помогает реставрировать храм. И три раза в день монахини обливают ее холодной святой водой — чтоб беса изгнать и от наркотиков отучить. Говорят — помогает. Ведь не она первая здесь с этим недугом и не она — последняя. Лера помогает монахиням ухаживать за павлином, и, по ее словам, ей здесь очень нравится.

— Вначале павлина мы звали Павлик, в честь мэра Серпухова, — говорит Лера. — Но не положено животных называть христианскими именами. Поэтому одна из монахинь дала ему гордое имя Жако. И что удивительно, стоило пару раз павлина окликнуть “Жако”, как он запомнил, и теперь при каждом зове резко поворачивает свою длинную шею, мол, “что надо?”.

— Я не хочу из павлина делать монаха, — говорит матушка Алексия. — Ведь Жако не по своей воле пришел в монастырь, почему он должен быть лишен мирских увлечений? Мы же не на острове Афон живем — пристанище монахов. Где все люди и животные исключительно мужского пола. Так что Жако в скором времени будет не один. Если, конечно, за павлиниху не потребуют заоблачные деньги.

Павлин грустно тычет свой клюв в решетку, провожая нас умным, доверчивым взглядом. Не грусти, Жако, где тебе еще подвернется случай, чтобы столько женщин были от тебя без ума.





Партнеры