Владимир Бортко: “Я уже классик”

3 июня 2003 в 00:00, просмотров: 570

В России — “идиотомания”. А главным закоперщиком этого классического “безумия” является режиссер Бортко. Это он заболел Достоевским. Это под его доброе имя пришли сниматься лучшие артисты всея Руси. Что получилось? Бортко считает, что после его сериала снимать по Федору Михайловичу больше не имеет смысла.

— Сколько дней продолжались съемки фильма “Идиот”?

— 100 дней, но вся эта история длилась семь месяцев.

— Столько и было запланировано?

— Да, конечно. Я вышел за рамки в другом — в озвучке, превысил норму в 3—4 раза.

— Вас финансировал канал “Россия”?

— Полностью. Правда, еще при помощи Министерства культуры Российской Федерации.

— Вы после съемок остались должны?

— Немножко. Думаю, что “Россия” сделает соответствующий перерасчет и вернет те небольшие деньги, которые я перерасходовал.

— Вам не кажется, что Достоевский устарел и “Идиот” — история совершенно не из нашей жизни?

— Это неправда. Всякая классика хороша тем, что она, к сожалению, не стареет. А может, к счастью.

— Тем не менее в русской истории были люди, которые считали иначе.

— Конечно, футуристы хотели сбросить Пушкина с парохода современности. Парохода нет, а Пушкин остался.

— Но вы смотрели фильм по “Идиоту” — “Даун-хаус”?

— Конечно, смотрел. Это талантливое произведение, только непонятно, зачем оно сделано. Такие бы усилия да в мирных целях — цены бы им не было. Похулиганить захотели? Ну что ж, пожалуйста, никто не запрещает. Но смысла в этом я не вижу. Хотя, смотря “Даун-хаус”, я смеялся. Только при этом вспоминал пушкинского “Моцарта и Сальери”: “Мне не смешно, когда...” Дальше пусть читают “Маленькие трагедии”.

— Охлобыстин и компания делали это, чтобы Достоевского осовременить.

— Вот я цитирую: “Молодежь перестала слушать взрослых, мир катится к концу...” Когда это написано? Примерно шесть тысяч лет до нашей эры. С тех пор ничего не изменилось. Федор Михайлович абсолютно современен, поскольку человеческие характеры и человеческие отношения не меняются. Человек вообще не меняется никогда, а классика выявляет это в наиболее ярком виде. Поэтому осовременивание Достоевского — чистой воды глупость.

— Вы не боитесь, что у вас получился скучный фильм?

— По-моему, получилось достаточно любопытно и весело. Да и рейтинг, как у “Бригады”.

— Это прекрасно, но вам не кажется, что такой рейтинг вы получили благодаря беспрецедентной рекламной кампании, которую провел телеканал “Россия”?

— Очень может быть. Реклама была замечательная. Но если бы телекомпания считала этот фильм безнадежным, то вряд ли бы она вложила в раскрутку такие сумасшедшие деньги.

— Помните, какой пиар был по “Фандорину” на Первом канале, а вышел пшик.

— Надеюсь, у меня пшика не будет.

— Вы снимали фильм по Достоевскому по принципу “шаг влево, шаг вправо — расстрел”?

— А что в этом плохого? Вот ребята в “Даун-хаусе” сделали “шаг влево” — и что?.. Я не сделал этого шага. Все, что написал Федор Михайлович, меня заинтересовало. Тем более ни в коем случае нельзя воспринимать наш фильм как “перевод книги на картинку”. Это абсолютно разные вещи. И если после просмотра скажут: я это уже читал, — я расстроюсь. Но мне кажется, фильм не скучен, и молодежь его смотрела.

— Где вы в жизни видели таких женщин, как у Достоевского?

— А вы видели в жизни Кармен?.. На самом деле такие женщины бывают. Но искусство не есть жизнь. Это лишь модель. “Над вымыслом слезами обольюсь...” — писал Пушкин.

— Но в героинь Пушкина легко можно влюбиться...

— А что удивительного в героинях Достоевского? Есть тонкая, сложная женская натура. Просто у писателя все заострено.

— У Достоевского все на надрыве, и смотреть это очень тяжело.

— Этот надрыв скрывает сущность человека. Вообще по поводу Достоевскому многие заблуждаются. Например, он никогда не говорил: “Красота спасет мир”. Это говорил князь Мышкин.

— Вы хотели в своем фильме показать настоящего Достоевского?

— Это моя профессия, мне за это деньги платят. А “тот” Достоевский или “не тот” — пусть судят зрители. Каждый его прочитывает по-своему. Но со штампами о Достоевском, самонадеянно думаю я, мы покончили. Вот в пырьевском фильме 1957 года трудно было ожидать полного прочтения романа. Разве можно было тогда так подробно говорить о религиозном поиске, подсознании?.. Достоевский плохо сочетается с советским временем.

— Тем не менее фильм Пырьева — это классика. Вы тоже хотите стать классиком?

— Я не хочу стать. Я им уже стал. Мой фильм “Идиот” — наиболее полная и окончательная попытка экранизации этого произведения. Вряд ли кто-то сделает больше. Хотя...

— Считается, что идеальный “теле-Мышкин” — это Юрий Яковлев.

— Теперь будут считать, что Евгений Миронов. Вот увидите.

— Кроме Миронова другого князя Мышкина вы не видели?

— Не только Миронова — 95% актеров я приглашал на конкретные роли.

— А кастинга вы не устраивали?

— Только на роль Настасьи Филипповны. Вот здесь были большие пробы.

— Вы искали роковую женщину — и нашли Вележеву?

— Я искал ярко выраженную героиню и с удовольствием могу сказать, что Лидия оказалась на своем месте.

— Как вы уговорили сниматься у себя стольких звезд?

— А я что, не звезда?! Шутить изволите. Они знали режиссера и сценариста. Сценарист — Федор Михайлович Достоевский.

— Вы смелый человек. Наверное, поэтому начинаете снимать “Мастера и Маргариту”?..

— Нет, к сожалению. Есть такой господин Шиловский, работник банка. Он сын жены Михаила Булгакова. Ему принадлежат права на это произведение. А он продал их каким-то фальшивым американцам, которые уже собираются выпускать крем “Азазелло”, вино “Воланд” и прочую глупость. И эти американцы не велят ему давать нам возможность делать фильм. Поэтому фильма не будет. Права закончатся в 2017 году. Может, тогда кто-нибудь что-то снимет. А я уже не доживу.






Партнеры