Богатая Лиза

5 июня 2003 в 00:00, просмотров: 1506

Вчера похоронили Лизу Даль. Некоторым женщинам не требуется отчества. Лиза — из таких. Ей требовалось совсем другое — любовь до гроба. И прекрасно, и ужасно, что именно так и случилось. Она любила Олега Даля до роковой черты — любила живым и непридуманным, со всеми его пороками, недостатками и слабостями. Судьба подарила ей десять трудных и счастливых лет рядом с великим артистом. Она рассказывала мне: как-то Майя Кристалинская, встретив ее в Доме кино, сказала: “Вы, наверное, счастливая женщина”. Вот тогда, буквально за секунды, она поняла, что именно сейчас и счастлива.


За ней, внучкой знаменитого литературоведа Бориса Эйхенбаума, ухаживали — и гений Иосиф Бродский, и неподражаемый Сергей Довлатов, и режиссер Леонид Квинихидзе, и многие другие. Она выбрала Даля. Олега. Олежечку. И жизнь ее наполнилась особым смыслом. Она спасала Даля от него самого все эти десять трудных и счастливых лет. А он... был счастлив построить настоящую семью рядом с ней, Лизой, тещей Олечкой — Ольгой Эйхенбаум, своей матерью Павлой Петровной в новом доме на Смоленском бульваре.

Когда его не стало в 81-м, ее тело осталось жить, а душа... Лиза мне говорила потом: “Странно, когда я вспоминаю нашу жизнь, вижу ИХ вдвоем, ЕГО и ТУ Лизу. Не меня. И ту Лизу похоронили вместе с Олегом, а я осталась, как какой-то свидетель. Это мое ощущение. Я всегда вижу не себя с ним вместе, а их двоих...”

Но этот свидетель стойко и мужественно сохранял наследие великого артиста, отражал атаки на его дом — на который, увы, покушалась его же родня; заработала на судах два инфаркта, получила ишемическую болезнь сердца, астму... Но это ее не пугало. Она никогда не жаловалась. Смысл ее жизни был — чтобы помнили. Она готовила передачи, фильмы, публикации, издавала диски... Ее книга о Дале выходила шесть раз в разных издательствах, стала бестселлером. А дом — маяком для многих друзей и поклонников Даля.

...Последний раз я заглянула к ней 14 мая, привезла деньги за фотографии из ее архива, которые мы использовали в публикации в “МК-Бульваре” (называлась статья, только вдумайтесь: “Любовь и смерть”!). И, кстати, — они с Ларисой (подругой, которая долгое время жила с ней вместе) только что купили в кредит новый холодильник... А денег особых не было: жили на пенсию Лизы, зарплату Ларисы да помощь Фонда Анастасии Вертинской. Помню, была страшная жара, квартира на семнадцатом этаже накалена, как духовка. Лиза была одна, не считая толстого увальня кота Бегемота (Даль собирал фигурки бегемотиков)... Мы долго сидели на кухне, пили чай с венгерским печеньем, она курила и говорила... О ком? Что за вопрос?! Конечно, о Дале. Снова вспоминала и приятное, и не очень. Например, о прошлых судах-битвах за квартиру. Вдруг вышла, появилась спустя минут десять с валокордином — прихватило сердце. Накапала, отдышалась... И пообещала мне сплести чудесное бисерное ожерелье — это было ее увлечение. А на прощанье подарила самое последнее издание книги о Дале. Надписала... Попросила чаще заходить... Я шла к лифту и снова думала, что таких людей не бывает. У меня, во всяком случае, это единственный знакомый ангел.

...А через семь дней ее не стало. Сердце. Как и у Даля. И, как он, она умирала одна. Зато теперь они вместе. Пусть на Ваганьковском. Но навсегда. Что это было? Любовь, похожая на сон? Или сон, похожий на любовь?..




Партнеры