Счастье в стакане

7 июня 2003 в 00:00, просмотров: 428

Стакан, стакашок, стаканище... Вещица хрупкая, но в хозяйстве полезная: чайку из него попить, для приготовления разных блюд порцию отмерить. А уж среди мужской части населения этот предмет и вовсе цены не имеет... Впрочем, человек, о котором пойдет речь, к сильной половине человечества не относится. И к категории “употребляющих” — тоже. Тем не менее жительница Перми Ольга Анферова к стаканам неравнодушна.

Сразу следует оговориться: для Ольги Петровны интерес представляет не всякий стакан, а только... ну, как бы это помягче сказать... экспроприированный. Героиня нашего рассказа увлекается коллекционированием стыренных ею лично стеклянных емкостей для питья. Но Анферова, беря где-нибудь очередной экспонат, старается возместить законному владельцу утрату.

— Первый стакан оказался у меня случайно, — вспоминает Ольга Петровна. — Как-то летом наша студенческая компания забрела в кафешку, а когда это учреждение общепита закрылось, решили продолжить праздник на природе. Своей тары для спиртного, естественно, не было, вот ребята и позаимствовали пару стаканов из кафе... Потом, когда мы уже разошлись по домам, я обнаружила одну из этих “стекляшек” у себя в сумке: видно, кто-то из наших подложил. Хотела выбросить, но тут гляжу: на стакане-то надпись нанесена с названием кафе. Вот и оставила на память. А еще несколько дней спустя, едучи в поезде, обратила внимание на “чайные приборы”, которые разносила по вагону проводница: в фирменных подстаканниках, украшенные витиеватыми буквами “МПС”. Вспомнила об оставшемся дома кафешном экземпляре, и захотелось в пару к нему добавить. Для этого пришлось пойти на хитрость: объявила проводнице, что стакан разбился, выслушала ее гневную тираду по поводу своей неуклюжести и заплатила компенсацию, равную 20 копейкам. Вот так все и началось.

Сейчас в коллекции Ольги Анферовой 47 стаканов. Граненые, тонкостенные, украшенные гравированными узорами... В виде бочонка и стилизованные под цветок тюльпана... А чего только не понаписано на этих стеклянных вместилищах: “Общепит”, “Ресторан”... Пожелания и нравоучения: “Приятных вкусовых ощущений!”, “Не ищи правды на дне!”... Есть среди экспонатов и совершенно одинаковые экземпляры — простые, “общенародные” стакашки. Однако у каждого из них — собственная история.

Вполне заурядный образец серийного стеклопроизводства был, например, конфискован курортницей Анферовой лет 20 назад в Симферополе из уличного автомата по продаже газированной воды. Прямо на ее глазах возле “питейной точки” притормозило такси, из него выбрался страдающий от жажды знаменитый артист Юрий Никулин и с наслаждением нацедил себе газировки с сиропом. Естественно, судьба казенной посуды, из которой он пил, после этого была предрешена: “Я даже не сообразила тогда у него автограф попросить — только и думала, как бы “мемориальный” стаканчик не проворонить!”

— Вот еще один очень ценный для меня экземпляр, — Ольга Петровна берет в руки стакан, украшенный словом “Диета”. — Из-за него я вынуждена была почти неделю за ужином пить кипяченое молоко, которое терпеть не могу! Однажды случайно увидела, что в диетической столовой посуда — и некоторые стаканы в том числе — помечена такой фирменной надписью. Вечером после работы зашла туда вновь, прихватив с собой “подменный экземпляр”. (Со временем приспособилась оставлять взамен позаимствованных мною стаканов заранее купленные в магазине.) Взяла для конспирации манной кашки, а на “запивку” пришлось брать молоко, ибо других напитков в столовке не наливали. Есть-пить всю эту бурду совершенно не хотелось, но муки мои были совершенно напрасны: поданный стакан оказался без картинки. Такая же пустышка попалась и на следующий день, и на следующий... Лишь к концу недели “диетическая эпопея” увенчалась успехом.

В серванте у Ольги Петровны есть стаканы, умыкнутые еще в советские времена из приемной Министерства черной металлургии, из столовой в Звездном городке, из зубоврачебного кабинета, из дегустационного зала на ВДНХ... Еще 5 штук попали в коллекцию из закромов киностудий (Анферовой в свое время приходилось иногда во время командировок бывать на том же “Мосфильме”).

— Я так мечтала раздобыть тот самый стакан из сериала “Семнадцать мгновений весны”, на котором Мюллер обнаружил “пальчики” Штирлица! Но не получилось...

— Вас ловили с поличным?

— Было такое однажды в одесском ресторанчике. Официант застукал меня во время упаковки стакана, обернутого бумажными салфетками, в сумочку. Но он не стал поднимать скандала, а поинтересовался: зачем я это делаю? Мы мило с ним побеседовали и договорились, что я просто доплачу по счету за это “утраченное” ресторанное имущество.

В последнее время Анферова практически не пополняет свою коллекцию: говорит, уже не к лицу ей, “без пяти минут пенсионерке”, “экспроприацией” стаканов заниматься. Однако прежние похождения вспоминает с удовольствием. А полсотни разнокалиберных стеклянных трофеев любит рассматривать, как своеобразный дневник прожитых лет.




    Партнеры