Не всякий футболист Смертин

7 июня 2003 в 00:00, просмотров: 198

Расхожее утверждение, что выигрывает команда, а проигрывает тренер, выплывает на свет только при поражениях. О капитане тоже вспоминают обычно, когда плохо, когда не на кого уже вроде бы положиться. Это как раз наш случай. Да только вся штука в том, что законного капитана Егора Титова в швейцарскую поездку не взяли. И есть у нас теперь только вице-капитан Алексей Смертин из французского “Бордо”, которому придется отдуваться за себя и за того парня.

— Вы в нашей сборной нынче редкий легионер. Этот статус к чему-то обязывает?

— Ни к чему не обязывает, хотя из-за границы и впрямь приезжает намного меньше футболистов, чем прежде.

— И сборная новой формации выглядит, согласитесь, как-то непривычно...

— Причины перемен очевидны и адекватны сложившейся ситуации. Российский футбол получает значительные инвестиции, поэтому не удивительно, что лучшие его представители уже не рвутся, как прежде, на Запад. Кроме того, в такие чемпионаты, как итальянский, испанский и французский, россиянину пробиться труднее, чем игроку из страны ЕС.

— От той, прежней сборной всегда знали чего ждать. Нынешняя же очень непредсказуема.

— От сборной всегда ждут только побед, и неудача не может иметь никаких оправданий ни для болельщиков, ни для журналистов.

— Но мы помним, как все начиналось: блестящая победа над Ирландией, уверенная над Албанией. Что случилось потом?

— А я помню еще и другое: перед началом отборочного турнира нас ни во что не ставили, но в первой же игре сборная произвела фурор.

— Это вы к тому, что тогда мы прыгнули выше головы, а нынче наша команда нашла свое законное место?

— Вовсе нет. Но что происходит в этом году, я, право, не знаю. И очень не хочется накануне такого матча разбирать перипетии прежних неудач, рыться в грязном белье.

— Вас, стержневого игрока середины поля, не смущает такая ротация состава?

— Ни в игровом, ни в бытовом плане никакого дискомфорта не испытываю. Вот каждый раз на очередном сборе живу в номере с новым соседом — и ничего, не передрались еще.

— Есть ли в нынешней сборной тренерский совет из числа игроков, который существовал прежде?

— Из определенных соображений я бы не хотел распространяться на эту тему.

— А в “Бордо” что-то похожее имеется?

— Нет, там это не принято.

— Но здесь Газзаев с вами, ветеранами, хоть иногда советуется?

— Есть главный тренер, который принимает все принципиальные решения. Мнение игроков ему, быть может, и любопытно, но вряд ли любой наставник станет на него опираться.

— Какова же тогда ваша роль?

— Я вице-капитан и в отсутствие капитана вывожу команду на поле. Звучит банально, но, получая повязку, обязан показывать самый лучший пример, заводить партнеров, подсказывать в сложный момент. Тем более, к этому обязывает не только мое нынешнее капитанство, но и центральная позиция на поле.

— Кстати, о круге ваших обязанностей. Перебор полузащитников оборонительного плана не путает карты?

— С двумя опорными хавбеками играют нынче все лучшие команды мира, будь то клубы или сборные. Использовать только одного игрока на этой ключевой позиции — непозволительная роскошь. При такой старомодной расстановке физически не успеваешь перекрывать свободные зоны. Основная черта современного футбола — максимальная компактность, с тем чтобы отбор мяча и переход в атаку проходили с максимальным эффектом и с минимальной затратой сил.

— Сейчас вы играете вместе с Алдониным из “Ротора”, хотя изначально он рассматривался не иначе как ваш дублер.

— Могу сказать только, что прекрасно ощущаю себя в его компании. Мы похожи с Женей и стилем игры, и даже внешне. Это очень квалифицированный, цепкий и исполнительный футболист.

— Футболисты сборной считают очки, необходимые или достаточные для выполнения поставленной задачи?

— Глупо считать очки в нашей ситуации. Нам они теперь требуются отовсюду и в самом большом количестве.

— Матч со Швейцарией, разумеется, не исключение?

— Более того — ключевой поединок. Соперника считаю в высшей степени достойным и отдаю себе отчет в том, что победить будет непросто. Но вполне возможно. Сейчас в Европе есть только одна сборная, французская, выделяющаяся на общем фоне. Швейцарцы, при всем к ним уважении, к элите не относятся. Класс команд настолько сблизился, что каждый способен обыграть каждого.

— Вы ведь играли против швейцарцев в Цюрихе, когда наша сборная, еще при Олеге Романцеве, победила — 1:0. Какие воспоминания остались?

— Я помню, что мы играли достаточно агрессивно для выездной модели, неплохо оборонялись, а Бесчастных использовал одну из голевых возможностей. Соперник действовал быстро, особенно досаждал нам, помню, один темнокожий парень. Объективности ради стоит признать, что в той игре нам сопутствовала удача. Ответная встреча в Москве сложилась намного проще, но оно и понятно: швейцарцы уже ни на что не претендовали и безропотно уступили — 0:4.

— С каким настроением вы завершили сезон во Франции?

— С хорошим. Мы завоевали право участвовать в Кубке УЕФА, о чем три месяца назад не могли и мечтать: в тот момент “Бордо” занимал 12-е место. Но в начале 2003 года мы совершили солидный рывок, и показалось даже, что способны замахнуться на Лигу чемпионов. Но слишком уж неудачно играли дома. “Бордо” — парадоксальная команда. За этот год на чужих полях мы собрали втрое больше очков, чем на собственном.

— Как по-вашему, насколько освоился во Франции Сычев?

— В полной мере. У него нет никаких проблем в общении. Вообще французы очень коммуникабельны, каждый горит желанием помочь новичку.

— Но в Швейцарии ни французы, ни кто-то еще помогать нам не станут...

— Помочь себе мы можем только сами.




Партнеры