70 лет — смех да и только

7 июня 2003 в 00:00, просмотров: 460

Трудно поверить, но сегодня исполняется 70 лет одному из самых известных российских писателей-сатириков — Аркадию Арканову. Трудно потому, что энергии Аркадия Михайловича вполне могли бы позавидовать иные юнцы. Застать его в предъюбилейные дни практически невозможно. С гастролей он вернулся как раз накануне торжества. Корреспондент “МК” связался с юбиляром и поздравил его с предстоящим праздником.


— Аркадий Михайлович, какие годы для вас были самыми счастливыми?

— Чем дальше идет время, тем с большей теплотой вспоминаешь молодые годы. Я с некоторой печалью и тоской вспоминаю 50-е, 60-е, хотя жизнь тогда была далеко не сахар. Молодые годы всегда оставляют массу приятных воспоминаний.

— Но ведь как раз на те годы пришлось время жесткой цензуры. Наверняка ваши пьесы и монологи сильно сокращали...

— Сокращали меня беспощадно. Но я к цензуре всегда относился лояльно. Такое было время, и с этим приходилось мириться. Мы должны были прославлять жизнь советского народа и восхвалять роль партии.

— Есть такой афоризм: “Хорошо смеется тот, кто смеется без последствий”. Вы когда-нибудь смеялись “с последствиями”?

— Конечно. Но это меня не изменило, я все равно всегда оставался самим собой.

— Сейчас юмористы чаще всего высмеивают политиков. Вы редко затрагиваете подобные темы. Для вас существуют вещи, над которыми вы никогда не стали бы шутить?

— Никакого табу для меня нет, есть понятие такта и бестактности. Например, я считаю, нетактично смеяться над политиками, а сегодня только ленивый их “не кусает”. В свое время высмеивали родимое пятно на голове Горбачева или речь Брежнева. А ведь Леонид Ильич был больным человеком. Поэтому некрасиво со стороны юмористов смеяться над подобными вещами.

— Раньше концерты известных юмористов проходили с аншлагом. Сейчас народ уже не ломится на их выступления. Жанр эстрадной сатиры умирает?

— Жанр, конечно, не умирает, но он находится в сильной зависимости от потребительского рынка. Большинство людей сегодня предпочитает убогий, “нижепоясный” юмор. В музыке это называется “попса”. Печально, что наш юмор стал бессмысленным и легким, как в США. Это может кончиться плачевно, народ перестанет думать. Надеюсь, что это временное явление.

— Существует мнение, что большинство сатириков в жизни — угрюмые люди...

— Это не совсем так, все зависит от личности человека. Например, я знаю массу людей, работающих в этом жанре, которые слова не скажут, чтобы не пошутить.

— Аркадий Михайлович, Арканов — это псевдоним. Почему вы решили отказаться от собственной фамилии?

— Мы с Гориным поменяли фамилии в 1966 году. Это был способ выживания. Так как моя фамилия Штейнбок вызывала массу вопросов, мне намекнули, что неплохо бы сменить еврейскую фамилию на русскую. С тех пор я стал Аркановым не только на сцене, но и по паспорту.

— Ваши родители не оскорбились? Ведь, насколько я знаю, они даже разговаривали на идиш...

— Родители поняли меня. А насчет идиша не совсем так. Мои родители плохо знали этот язык, а говорили на нем только в том случае, когда хотели скрыть от меня какую-ту информацию. А вообще, наша семья жила вне всяких еврейских традиций. Я тоже не соблюдаю национальные устои.

— Медицинское образование вам как-то пригодилось в жизни?

— По специальности я отработал всего три года, но выбор именно этой профессии был не случайным. Я считаю, что любому человеку, будь то актер или механик, нужно обязательно пройти хотя бы поверхностный курс медицины. Это помогает по-другому смотреть на жизнь, да и смертность в этом случае у нас была бы гораздо ниже. Ведь в Англии любой полицейский может принять роды. Мне тоже приходилось оказывать медицинскую помощь. Сейчас я могу правильно определить диагноз. Если понадобится, смогу принять роды. Правда, аборт я бы не взялся делать.

— Еще раз поздравляем вас с юбилеем. Как собираетесь отмечать торжество?

— Без всякой помпы. Сегодня вечером в ЦДЛ состоится мой концерт, а в воскресенье мы с самыми близкими друзьями посидим в ресторанчике.




Партнеры