А может, черт возьми, вам снова?..

10 июня 2003 в 00:00, просмотров: 231

“Лена, спорт — это воронка?” — “Да”. — “Она тебя затянула?” — “Да”. — “А вырваться можно?” — “А зачем?”. Несколько лет назад Лена Бережная, выступая в интервью “МК” без партнера Антона Сихарулидзе, очень удивилась возможности жизни без ежегодных выступлений на соревнованиях. Сегодня, когда прославленная пара олимпийских чемпионов заявила о том, что уходит с любительского льда, хочется вернуть тот вопрос: “Лена, Антон, зачем?” И, понимая, что вторгаемся в частную жизнь, все же попросить: “Не надо...”

Последний год они выступали только в зарубежных шоу, аргументируя тем, что должны отдохнуть после измотавшей Олимпиады. Наверное, красиво, классно выступали — так, как умеют. Но мы этого не видели. Два дня назад в шоу, посвященном Петербургу, им аплодировал и город на Неве. Это было их последнее выступление в ранге любителей.

Пока не видели — жила надежда, что еще не раз увидим их на мировом льду, поболеем, порадуемся. Восхитимся. Они решили, что — хватит.

Правильно решили, вовремя ли? Никто за них не ответит. Каждый принимает решение сам — когда это “вовремя” наступает. Но нам кажется, что рано.

Наверное, не случись скандал с двойным комплектом наград в парном катании в Солт-Лейк-Сити, никому бы и в голову не пришло, что Лена с Антоном так быстро прекратят борьбу за мировой пьедестал. Их катание созревало в боях и только-только вызрело настоящей чувственностью на льду, к которой стремятся многие, но дается она только избранным. Их “Чаплин” демонстрировал сложнейшую технику и огромный потенциал артистизма. Их “Вечный поцелуй” на олимпийском льду завораживал. “Мы все время доставали и доставали из себя новые эмоции, — говорил Антон, — мы выворачивали души наизнанку, и это было наслаждением...”

Но скандал случился. Не по их вине, не по их воле, внезапный и резкий — как удар в спину в самые счастливые дни. И снова вывернул души наизнанку, только это было уже пыткой.

“Вы что, не понимаете, что весь мир возмущен?” — почти кричал на президента ИСУ какой-то канадский журналист, доказывая, что наша пара на самом деле не выиграла, а проиграла канадцам Сале—Пеллетье. “Позвоните в Россию, вы узнаете другое мнение”, — сопротивлялся тогда еще Оттавио Чинкванта. Но в Россию никто звонить не стал. И нашего мнения никто не спрашивал. А потом и Чинкванта решил не сопротивляться. И были второй комплект наград и второй выход на награждение.

Так упрекать ли Лену с Антоном за то, что они так рано покидают любительский лед? На это у нас нет права. Мы можем только переживать: Россия теряет талантливую пару, а вместе с ней Россия теряет преемственность в самом сложном спортивном аспекте — победном.

— Если бы я выступала с позиции Российской федерации фигурного катания, — говорит прославленная фигуристка, трехкратная олимпийская чемпионка в парном катании Ирина Роднина, — то я бы приложила огромные усилия, чтобы их остановить. Уговорила бы, средствами, условиями для подготовки обеспечила. Потому что у нас через два с половиной года уже начинаются Олимпийские игры. А нынешние чемпионы мира — китайцы. А две китайские пары на юниорском чемпионате мира заняли первое-второе места. Кстати, это первый раз, когда на юниорском чемпионате мира мы не заняли никакого высокого места в парном катании. И это уже не случайность, это уже беда. А у китайцев зато складывается определенная система. Которая у нас с уходом Лены и Антона разрушается. И на Олимпийских играх, я боюсь, мы окажемся в очень тяжелой ситуации. Что было очень обидно на Играх в 2002 году? Там все события в фигурном катании были нацелены на то, чтобы остановить победоносное продвижение советско-российской школы. Потрачено на это столько усилий, такой скандал замутили. А сейчас, без всякого скандала, мы планомерно идем к этому сами. Федерация могла бы найти спонсоров. Естественно, можно было бы найти, у нас в стране есть и организации, и мощные компании, которые ради государства российского могли бы пойти на то, чтобы три года эту пару содержать.

— Если мы найдем деньги, то, может быть, ребята и останутся. Я оцениваю их ежегодную подготовку шестизначной цифрой, стало быть, к Олимпийским играм 2006 года в Турине “набежал” бы миллион, — говорила на последнем чемпионате мира тренер Тамара Москвина, обсуждая с журналистами условия, при которых Бережная—Сихарулидзе смогут приступить к тренировкам. — Конечно, любой спортсмен стремится в тур. Но вот он туда попал... В шесть утра встал, сел в автобус, проехал пять-шесть часов, разложил свои вещички в раздевалке, потренировался, выступил, опять сел в автобус, опять приехал в гостиницу. Можно, конечно, брать с собой книги или домашнее печенье пожевать, но сама обстановка не располагает к ощущению счастья. А в спорте есть и счастье, и азарт. Но возвращаться на нулевой уровень никто уже не хочет, так как спортсмены старались, завоевывали медали, чтобы потом как-то их реализовать и в материальном воплощении тоже. Это можно понять?

“Мы теряем преемственность, — продолжает Роднина. — А это дело можно и нужно только из рук в руки передавать. Имей мы сегодня пару Бережная—Сихарулидзе, Тотьмянину с Марининым и еще на третье место у нас была бы молодая пара, мощным кулаком могли бы сопротивляться натиску соперников. Если чисто логически рассуждать, хотя жизнь в спорте диктует свои законы, более интересной пары в плане скольжения, хореографии, подбора партнеров, чем Лена с Антоном, у нас сейчас нет. Тотьмянина с Марининым обладают серьезным техническим арсеналом, но это пара без лица. Паре ищут лицо. Но одно дело, когда есть естественное, а другое — когда прилепляют.

Да, вся ситуация с двойными медалями была предательством по отношению к Бережной—Сихарулидзе. Пережить это, наверное, просто невозможно. Эти ребята сначала воевали абсолютно с открытым забралом на льду, на каждой тренировке. Самое тяжелое — это ведь не соревнование, оно всего четыре с половиной минуты. А вот каждый день выдержать тренировки на олимпийском льду по 40 минут, когда на тебя глазеют со всех сторон... В 80-м году у нас было по две тренировки в день. Мы могли тренироваться только одну, потому что не выдерживали. Это был ужас, эти 40 минут было что-то такое, я даже передать не могу. Мало того, что куча камер над тобой мотается, все сидят пожирают глазами, все фотографы гоняются за каждым твоим неудачным моментом. У нас была одна ситуация: длина ледовой площадки были несколько короче. В Америке, в Канаде, в Англии олимпийских размеров катков очень мало. И Зайцев меня после поддержки буквально посадил на борт, потому что льда не хватило. Эти фото обошли все издания! Хорошо, нервы крепкие были: ну посадил и ладно, в следующий раз не посадит. А ведь так можно довести до состояния невменяемости. И вот ребята под таким же прессом находились — они боролись, боролись. А медаль их так опошлили. И какой бы политес они ни исполняли потом, я видела их глаза и полные слез глаза Тамары Николаевны. Знаете, китайцы в этом плане мне очень понравились. Они сказали: нам нужно пощадить наших спортсменов, награждение было, медали уже получили, дальше мы в этом концерте не участвуем. Это четкая позиция федерации. И я с ними согласна. Я бы второй раз на пьедестал почета не поднялась никогда. Ну почему мой результат должен сводиться на такую позорную позицию? Ради, может быть, будущих побед наших танцоров? Да вы что?! “

...Лена с Антоном после целого года размышлений решили покинуть любительский лед и, видимо, надолго, а может, и навсегда обосноваться в Америке. “Мы сделали все, что могли, мы выиграли все, что хотели”, — кратко говорят они сегодня. Как ненасытные зрители, мы им возражаем: не все сделали и не все выиграли! Им будут приятны эти возражения, и может быть... Ведь новый сезон еще не начался. А вдруг случится это “может быть”?

“А нашим зрителям мы хотим сказать: “Вы не переживайте! Надо будет — мы еще раз выиграем!” — это сказал Антон Сихарулидзе в Солт-Лейк-Сити после последнего в своей жизни выступления за Россию.

Надо, Антон, очень надо. Мы переживаем, и нам очень жаль...



Партнеры