Живые и мертвые. Почта

10 июня 2003 в 00:00, просмотров: 430

В статье Александра Минкина “Живые и мертвые” (“МК” от 25 апреля 2003 г.) рассказывалась истинная история гибели Сергиево-Посадского ОМОНа. Халатность генерала Фадеева и др. привела к тому, что колонна выдвинулась из Моздока без бронетехники и связи и пришла к Грозному не по федеральной трассе, а по проселку. В результате свердловские ОМОНовцы приняли колонну за чужую и расстреляли ее.

Это случилось 2 марта 2000 года. С тех пор — более трех лет — в центральной печати и на ТВ упорно повторяются сказки о “засаде боевиков” и о том, что “расстрел был заказан в Москве”. Эти сказки выгодны только истинным виновникам трагедии.

* * *

Стрельба по своим — настолько частое дело, что трудно себе представить. Я был в Афганистане, ходил в составе разведроты. По нам дважды била артиллерия и один раз “вертушки” (вертолеты), в последнем случае были наиболее тяжкие последствия. Но в ту пору никто ничего не расследовал и тем более не писал. А уж стрельба по вымышленному противнику... Некоторые за нее ордена получали.

Удивлен глубиной вашего “вспахивания”. Создается впечатление, что Минкин бывший военный.


Иван Бровкин.


Уважаемый товарищ А.Минкин! Спасибо за честную статью. Однако я, уже немолодой пехотный генерал, считаю, что следовало бы глубже взглянуть на трагедию с Сергиево-Посадским ОМОНом, да и не только с ним.

Главная причина этой трагедии, на мой взгляд, в том, что господин Б.В.Фадеев, по существу, никакой не генерал, а всего лишь комиссар милиции. Он никогда не знал порядка организации марша в условиях возможного соприкосновения с противником.

Что должен был получить командир Сергиево-Посадского ОМОНа от своего начальника перед началом движения?

Карту-приказ, где были бы указаны: маршрут движения, данные о боевиках, порядок построения колонны с выделением дозорной машины, время начала движения, время прохождения определенных пунктов, время прибытия в конечный пункт, наличия на маршруте своих войск, сигналы взаимного опознания, порядок доклада о прохождении участков маршрута; проводников, средства связи; сопровождающую бронегруппу, техническое замыкание колонны.

Командир ОМОНа, получив приказ начать движение, был обязан: выслать вперед дозорную машину, поддерживать с ней постоянную связь, назначить наблюдателей, произвести боевой расчет основной группы, назначить дежурные огневые средства, объявить сигналы и порядок действий по ним.

Знали ли об этом генерал Б.В.Фадеев и командир ОМОНа? Судя по всему — нет.

Беда в том, что присвоение генеральских званий стало носить массовый характер: в МВД, ФСБ, в таможенных и налоговых органах, в МЧС и органах юстиции, в оркестровой и пожарной службах, в ансамблях песни и пляски различных ведомств. Число генералов достигло 1500, в то время как в Вооруженных силах их всего 500 человек.

А ведь во всех энциклопедиях слово “генерал” трактуется как “воинское звание (чин) лиц высшего офицерского состава Вооруженных сил”. И нигде не упоминается о других видах государственной службы.

Массовая, ничем не оправданная, раздача этого высокого воинского звания уже не раз приводила к печальным последствиям. Так, при обороне Дома правительства в г. Грозном в августе 1996 года в здании присутствовало более десяти генералов милиции и ФСБ, и никто из них не знал, как организовать оборону. К счастью, там оказался армейский старший лейтенант, который взял на себя ответственность и успешно справился с задачей.

Другой памятный пример: освобождение заложников в г. Буденновске. Президент Б.Ельцин поручил тогда проведение операции генералу армии Ерину, никогда не служившему в армии даже солдатом, и генерал-полковнику Степашину, никогда не командовавшему даже взводом и лишь читавшему лекции по партполитработе. В организации штурма они ничего не понимали. Президент, человек далекий от военной науки, понадеялся на их высокие воинские звания, и результат оказался весьма плачевным.

Девальвация генеральского звания продолжается в России и сегодня.

В царской России офицер, не командовавший полком, не мог стать генералом. Современный генерал-майор как минимум должен уметь командовать дивизией, а то и корпусом, а генерал-полковник — армией или фронтом. Что касается истории с Сергиево-Посадским ОМОНом, грамотно поставить задачу и организовать движение колонны в 11 машин способен любой офицер, окончивший военное училище.

И если милиционера Фадеева никто этому не обучал, то спрашивать надо с того, кто его послал выполнять несвойственные ему задачи.

Пора навести порядок с присвоением генеральских званий. Не окажись у нас такого количества ложных “генералов”, общество избежало бы огромного количества потерь и трагедий, подобных описанной Вами.

Президент В.Путин обходится чином подполковника, и это не мешает ему оставаться Верховным главнокомандующим. Пример, достойный для подражания!


С уважением,

генерал-майор в отставке Герман Кириленко.

* * *

В течение трех лет после трагедии 2 марта 2000 года центральные газеты и телевидение поливало грязью командира нашего Отряда Кукушкина Андрея Геннадьевича. Светлая память о Маркелове Дмитрии Афанасьевиче, погибшем командире Сергиево-Посадского ОМОНа, была поругана в прессе. Ваша газета — единственная, которая дала объективную и справедливую оценку событий.


Личный состав Отряда милиции

особого назначения ГУВД

г. Щелково Московской области (27 подписей).




Партнеры