Кремлевская “Звезда”

10 июня 2003 в 00:00, просмотров: 186

10 июня в Кремле постановочной группе фильма “Звезда” вручат Государственную премию. Но что важно, до того, как картину признали на высоком уровне, ее полюбили на самом высоком: народ проголосовал за нее рублем — “Звезда” собрала в прокате около полутора миллионов долларов. А когда 9 мая 2003 года фильм показали по телевидению, у него был самый высокий рейтинг за неделю как на РТР, где его демонстрировали, так и по сравнению с другими фильмами и программами, шедшими на всех остальных телеканалах. Она обошла даже фильм “Миссия невыполнима-2”, показанный в воскресенье в прайм-тайм на 1-м канале.

Госпремии удостоены 11 членов съемочной группы: продюсеры картины Карен Шахназаров и Александр Литвинов, режиссер и соавтор сценария Николай Лебедев, сценаристы Евгений Григорьев (посмертно) и Александр Бородянский, оператор Юрий Невский, композитор Алексей Рыбников, художник-постановщик Людмила Кусакова и актеры Игорь Петренко, Алексей Кравченко, Алексей Панин.

“МК” решил первым поздравить “Звезду” с наградой и взял накануне интервью у режиссера Николая Лебедева.

— “Звезда” принесла вам много призов и наград, теперь Государственная премия — изменит ли этот факт ваше отношение к тому, что вы сделали?

— Меня радует, что у картины сложилась особенная жизнь, что рассказанная в ней история и ее герои оказались столь близки зрителю. А так как я всегда снимал для зрителей (мне неинтересно снимать для премий и фестивалей), то мне приятно, что люди откликнулись и пошли в кино. Мне очень интересно пробираться по залу кинотеатра и наблюдать за зрительской реакцией. Видеть, как люди вскрикивают, плачут, аплодируют.

— И многие плачут?

— Однажды наша съемочная группа должна была выступать перед залом после показа. Мы зашли на последних кадрах, и я увидел девушку, которая сидела недалеко от входа и не просто плакала, а рыдала. Мои ребята, актеры, даже хотели пробраться к ней и сказать: “Мы живы, мы живы!” Но потом мы вышли на сцену, я посмотрел на нее — она так счастливо заулыбалась. Правду сказать, моя собственная реакция не отличалась от зрительской: во время съемок “Звезды” я забывал, что это кино, и сопереживал происходящему как никогда прежде. Однажды к нам на площадку приехал, кстати, ваш коллега из “МК”, а мы снимали очень тяжелую сцену — смерть Воробья. После съемки я обещал с ним поговорить, но не мог — впервые в жизни не мог разговаривать с журналистом, потому что в горле произошел какой-то страшный спазм.

— Две ваши предыдущие картины — “Змеиный источник” и “Поклонник” — сделаны по законам триллера, на современном материале, вас даже записали в нового русского Хичкока. И вдруг — война, такая серьезная тема.

— На самом деле “Звезда” для меня не военное кино. “Звезда” — тоже триллер, история обычного человека в критической ситуации. После “Звезды” мне предлагали массу военных сценариев. Но я не собираюсь становиться специалистом по военной тематике. Мне была интересна не война как таковая, а люди, персонажи фильма — простые ребята, которые оказались в страшной ситуации и проявили в ней подлинную силу и человеческое достоинство. Мне становится смешно, когда сейчас пишут, что “Звезда” — это госзаказ, что фильм снят на какой-то мифический президентский грант. Во-первых, ничего подобного не было. А во-вторых, мне странно, что фильм трактуется подобным образом, потому что все, что вы видите в “Звезде”, — очень искреннее личное высказывание. Это картина про очень близких мне людей.

После “Звезды” Лебедев успел снять русско-американский триллер “Желанный” (“МК” подробно описывал съемки фильма в Петербурге), главную роль в котором сыграла голливудская звезда Энн Арчер (“Роковое влечение”, “Игры патриотов”, “Прямая и явная угроза”). Ее героиня Сара отчаянно ищет пропавшего без вести сына-художника, чьи следы приводят ее в Петербург. Время действия — нынешнее. Отчаянные поиски происходят на фоне галлюцинаций и навязчивых видений, вещих снов и прыжков в осеннюю воду. Не так давно Лебедев закончил съемки в Лос-Анджелесе. Композитор Алексей Рыбников уже пишет музыку к картине. Николай поделился с “МК” своими американскими впечатлениями:

— В Петербурге мы подружились с Энн Арчер и, когда я приехал в Лос-Анджелес, ей захотелось показать мне Голливуд. Она повезла меня на студию “Paramount”, где на центральной площади прямо за стеклянной витриной стоит шеренга “Оскаров”. Энн повела меня на вечеринку, где среди звезд были Том Круз и Пенелопа Крус. Потом мы поехали с ней и с ее мужем Терри в гости к ее близкому другу, известному американскому продюсеру Айрмийону Бернстайну, который написал сценарий к фильму Копполы “От всего сердца”.

— Какие впечатления остались от самих съемок?

— В Лос-Анджелесе мы снимали немного, зато весело. Во-первых, я столкнулся с совершенно другим ритмом работы. Мне так нравилось приходить на площадку за полчаса до начала съемок и видеть, что вся группа уже в сборе, все пьют кофе с пирожными. Потом вдруг — будто кто-то воткнул палку в муравейник — все рассыпаются по рабочим местам, и в считанные минуты площадка готова к съемке: никаких приказов, криков, тем более повторных просьб: каждый знает свое дело. И еще меня поразило отношение... животных к людям. Когда снимали сцену на яхте, на палубу забрался морской котик. Мы с Энн кормили его с руки. И еще мы видели пеликанов, которые безбоязненно приближались к людям. И я понял, что у нас в России даже животные запуганы. Нам есть над чем подумать, ребята.

— А каково работать с американскими актерами?

— Профессионалы они и в Африке профессионалы. Мы прекрасно находили общий язык (хотя мой английский оставляет желать лучшего, зато он куда лучше их русского). С Энн у нас вообще никаких проблем в общении не возникало, мы в конце концов стали понимать друг друга с полувзгляда. В Америке случались очень забавные ситуации: как-то раз Арчер повезла меня на съемочную площадку большого фильма, где я общался с актерами и группой, а Энн все время говорила: “Он имеет в виду...” Переводила с моего английского на общедоступный.

— Я слышал, вам предложили снять порнофильм...

— Да, но предложение было сделано полушутя и не на Западе, а в России. Я не вполне понимаю, как работают в порно актеры, как это вообще снимается. Когда-то, пожалуй, мне было бы любопытно поработать в подобной стилистике, у меня даже был сценарий, который получил приз в конкурсе сценариев зрелищного кино — он был практически целиком построен на показе плотской любви. А сейчас мне это уже неинтересно. Меня волнуют другие истории, другая степень обнаженности актеров — не физическая, а душевная, пожалуй, даже духовная.

“Желанный” почти готов, а Лебедев уже собирается приступать к новому проекту — экранизации популярного романа-фэнтэзи “Волкодав” петербургской писательницы Марии Семеновой. Авторы проекта уверяют, что славянское фэнтэзи, столь популярное в книжном варианте, сможет составить конкуренцию на местном рынке такому серьезному сопернику, как “Властелин колец”. Николай уже начал писать режиссерский сценарий.

— Как вы решились взяться за такой сложный проект?

— Летом, когда я участвовал в придумывании сценария к американской картине “Желанный”, вдруг понял, что мне нужно взять паузу и что-то почитать, чтобы освежить мозги. Одна моя знакомая посоветовала мне как раз “Волкодава”. А через две недели в офисе студии “Глобус-фильм”, занимавшейся производством “Желанного”, я увидел на столе продюсера Сергея Ливнева ту же книгу. Ливнев меня спрашивает: “А что ты читаешь? Тоже “Волкодава”? А вот издатель книги, познакомься!” Так пошел слух, что я заинтересовался материалом. И мне позвонили из компании “Централ партнершип” и предложили ее экранизировать. “Почему бы и нет”, — сказал я.

— Хватит ли денег, чтобы снять русское фэнтэзи, интересное нынешнему, избалованному “Гарри Поттером” и пр. зрителю?

— На этот счет есть смешная история. Энн Арчер близко дружит с женой Спилберга, актрисой Кейт Кепшоу. Она рассказывала, что как-то вместе с мужем они обедали с четой Спилберг, и Стивен стал сетовать, как сложно ему делать картину, что все время не хватает денег. И тогда Терри, муж Энн, воскликнул: “Как, Стивен? Ты Спилберг, мировая звезда, ты крупнейший режиссер современности, и тебе не дают денег на кино?!” На что Спилберг ответил: “Я как все остальные режиссеры, мне тоже не дают возможности сделать все, что я хочу”. Надо сказать, что в то время Спилберг работал над картиной “Парк юрского периода”. Так что денег никогда не бывает много. Но в случае с “Волкодавом”, надеюсь, их будет достаточно. И, честно скажу, мне не важно — фэнтэзи это или нет. Важно, чтобы история по-настоящему захватывала зрителя. Я хочу, чтобы герои и их проблемы оказались не книжными, чтобы их полюбили и воспринимали как реально существующих людей.

— И это тоже будет триллер?

— Подозреваю, что да. Триллер — потрясающая жанровая форма, способная увлечь зрителя как никакая другая. Любая хорошая картина так или иначе использует элементы триллера. Когда ты создаешь такое напряжение, что зритель забывает про попкорн в стаканчике, — это и есть самый большой кайф.




Партнеры