Парижские тайны

11 июня 2003 в 00:00, просмотров: 225

То, как наши теннисисты выложились на кортах “Ролан Гаррос”-2003, заслуженно вызвало бурю эмоций у многочисленных болельщиков (в том числе французских). А тот факт, что россиянка Надежда Петрова пробилась в полуфинал открытого чемпионата Франции (и сразу переместилась с 76-го места в мировом рейтинге на 29-е), был по справедливости воспринят как сенсация. Однако опытный тренер и психолог Шамиль Тарпищев дает более сдержанные оценки: “Все идет по плану, — спокойно говорит он. — У девочек формируется психика, они растут. Набирают обороты. Не стоит так бурно реагировать на каждое достижение. Реально крупных результатов от них можно ждать примерно через год”.

—Как считаете, Петрова имела шансы пробиться в финал или все же слишком явно уступала бельгийке?

—У Звонаревой шансов было больше, если бы она обыграла Надю в четвертьфинале.

—А каковы наши шансы на предстоящем Уимблдоне?

—Если честно, особо никаких. Там слишком специфические условия.

КАФЕЛЬНИКОВ

Совсем немного не хватило Кафельникову до четвертой победы в парном разряде открытого чемпионата Франции.

После выступления на “Ролан Гаррос” Женя снова лучший среди российских игроков. Он обошел в мировом рейтинге по итогам 52 недель Михаила Южного, Николая Давыденко и Марата Сафина.

Женя в очередной раз грозится уйти из большого тенниса. На сей раз после предстоящего Кубка Кремля. Впрочем, то же самое он говорил в прошлом году. Тогда Рубиконом должна была стать победа в Кубке Дэвиса. К счастью, не стала. Так и хочется крикнуть: “Женя, не уходи!” Впрочем, зная его характер, нет более действенного способа спровоцировать великого теннисиста на очередное пессимистичное заявление. А недавно он заметил, что считает 33-летнего Агасси слишком уж престарелым игроком: мол, нельзя же в столь солидном возрасте бегать за теннисными мячиками! Вряд ли он думает так на самом деле. Во всяком случае, хочется верить, что сам Женя будет бегать за мячиками еще очень долго и успешно.

На самом деле все зависит исключительно от его настроения, которое меняется довольно часто. Между тем убирать ракетку в дальний ящик определенно рано — слишком уж много людей за Женю болеет, в частности, Мстислав Ростропович, который недавно признался, что искренне переживает за его успехи на “Ролан Гаррос”. Я уж не говорю о Борисе Николаевиче и Наине Иосифовне, всем известна личная преданность Кафельникову августейшей в прошлом четы.

Кафельников — единственный из наших игроков, которому удалось выиграть “Ролан Гаррос” в “одиночке” в 96-м. Тогда российский мужской теннис в Женином лице впервые так громко заявил о себе на мировом корте.

ДЕВЧАТА

А теперь, похоже, настало время наших девушек. Анастасия Мыскина, Елена Дементьева, Елена Бовина, Лина Красноруцкая, Вера Звонарева, Надежда Петрова, Елена Лиховцева, Светлана Кузнецова, Динара Сафина... Таким составом могут похвастать разве что американки. Но и те в шоке: все больше чувствуют российский прессинг. Винус Уильямс едва не разрыдалась, когда Вера Звонарева “порвала” ее в матче открытого чемпионата Франции — уж слишком красиво и уверенно, чтобы списать все на “не фарт” или случайность.

Обстановка за пределами кортов царила напряженная. Хорошо, что теннисистки (в отличие, скажем, от балерин, которые крадут друг у друга пуанты и режут пачки, лишь бы конкурентка не выступила лучше) ведут себя благородно. Они вообще нечасто проявляют эмоции. Вот на корте — да. Там и ракетками иной раз швыряются что есть мочи, и слезы накатывают так, что не остановишь. Но в обычной жизни, по крайней мере, наши теннисистки — мировые девчонки. Сильные, красивые, бесстрашные. За таких хочется болеть.

ЗВОНАРЕВА

Она уже в Австрии. Готовится к следующему турниру. Полна оптимизма, на душе ни облачка.

— Ты чувствовала, что владеешь ситуацией в матче с Уильямс и побеждаешь за счет мастерства, или же Винус поплатилась за собственные ошибки?

— Я выходила побеждать. Иначе зачем вообще ехать на такой турнир? Удивительно было одно. Все трибуны болели за меня. Это было так приятно. Периодически Винус добивала меня, но я не обращала на это внимания. Боролась за каждый мяч и в итоге навязала-таки ей свою игру.

— А в матче с Петровой?

— Признаюсь, подустала. Но никакой агрессии внутренне у меня не было. Я так радовалась, что кто-то из русских обязательно попадет в полуфинал. Ну и что, что не я?

— Раньше с Надей приходилось играть?

— Никогда. Мы совершенно друг друга не знали. Зато после матча пообщались. Она поблагодарила меня за игру, я пожелала ей удачи.

— Но ведь морально должно быть неприятно проигрывать соотечественнице?

— Лично для меня это непринципиально. Поражения — это всегда неприятно. Но в нашем виде спорта они быстро забываются.

МЫСКИНА

— Потом все забывается, — признается и Настя.

Кстати, в ее биографии этот “Ролан Гаррос” уже четвертый. И снова не повезло. Во втором круге уступила венгерке Петре Мандуле.

— Долго переживала?

— Неделю! Обидней всего, что с Динарой отыграла прекрасно. Чувствовала себя абсолютно здоровой. И вдруг — как скосило. Вирус какой-то. Температура 38,2. Сопли, кашель.

— И что, никто не мог помочь?

— Так лекарства в большом количестве пить нельзя — из-за пробы на допинг. А от тех, что давали, никакого проку... В общем, я сразу улетела в Москву и дней десять пролежала пластом. С трудом пришла в себя и снова начала тренироваться.

— А как все вы — наши девушки, я имею в виду, — воспринимаете друг друга на таких крупных турнирах: конкурентки? подруги?

— У нас каждый сам за себя. Теннис ведь индивидуальный вид спорта. И личные отношения тут ни при чем. Я вот очень дружу с Линой Красноруцкой и Леной Дементьевой, но на турнирах мы мало друг с другом общаемся. Впрочем, это не мешает нам радоваться друг за друга, быстро отходить и если злиться, то недолго — даже если не повезло.

ПЕТРОВА

— Я, правда, очень устала к полуфиналу, — призналась Надя, потерпев поражение от бельгийки Клийстерс. — Но вовсе не жалею о том, что помимо “одиночек” выступала в “парах”. Главное, я чувствую, что психологически оправилась от травмы, после которой долго не играла. Самое страшное — это начинать все сначала. Мне удалось преодолеть большой путь. Я почувствовала это, когда обыграла Селеш и Каприати. Все почему-то считают, что победа над Верой Звонаревой была для меня самой принципиальной, потому что мы соотечественницы. Но я вовсе так не считаю. Не все ли равно, на каком языке говорит соперница?

САФИН

— Надо смотреть дальше, — улыбается Марат Сафин, даже когда на душе у него скребут кошки. Он и правда смотрит дальше — готовится к Уимблдону. Рука вроде больше не болит, и можно наконец нормально тренироваться. Марат сейчас в Москве — кипучий город питает его энергией, как никакой другой...




    Партнеры