Двигатель прогресса

17 июня 2003 в 00:00, просмотров: 250

Как удвоить ВВП? Путину нужно родить сына и назвать его Вовочкой. А если серьезно, пора определиться: будет ли страна зарабатывать только за счет природных ресурсов или наконец включит мозги и постарается что-то сделать руками. Если один килограмм алюминиевого лома на мировом рынке стоит около трех долларов, то воплощенный в самолете, по оценкам экспертов, он потянет уже на три тысячи. А килограмм авиационного двигателя — сердца самолета — стоит и того больше. Понятно теперь, что имел в виду президент в своем Послании?..

На одном из ближайших заседаний правительства будет рассматриваться вопрос о ситуации в российском авиационном двигателестроении. Когда-то наши моторы были одними из лучших в мире (если не лучшими). Однако в последние годы в отрасли царит полный бардак. Хотя летать стали практически вдвое меньше, а гражданская авиация “пересела” на западные самолеты, моторных заводов стало чуть ли не больше, чем во времена СССР. Сейчас в России около тридцати предприятий, которые именуют себя “двигателестроительными”. Держатся за здания, госфинансирование (если это ФГУПы), за высокие должности и насиженные места. И не хотят никаких перемен, хотя объемы опытно-конструкторских работ и выпускаемой продукции упали в 5, а по отдельным заводам — в 10—15 раз, численность работников снизилась практически вдвое, а производственные мощности используются всего на 10—20%. Стыдно сказать: в 80-х годах страна ежегодно внедряла в серийное производство один-два двигателя, а в 90-х за 8 лет было сертифицировано всего два новых мотора.

В результате происходит колоссальное распыление средств. Те же государственные вливания размазываются тонким слоем по трем десяткам предприятий вместо того, чтобы пойти на два-три серьезных завода-производителя, у которых есть и производственные мощности, и конструкторские силы. Все остальные производители живут только тем, что латают старые моторы. Сегодня в России очень много авиакомпаний. Некоторые настолько малы, что покупка нового самолета для них — непозволительная роскошь. А кто на старую машину будет ставить новый двигатель? Дешевле купить старый — подлатать или обновить ресурс — и делать деньги, пока летается. Какая уж там безопасность!

Между тем рынок моторов — невероятно привлекательный: ни одно изделие в машиностроении не имеет такую высокую планку прибыльности. По оценке экспертов, в ближайшие 20 лет на мировом рынке будет реализовано газотурбинных двигателей на сумму в 465 млрд. долларов. И Россия могла бы претендовать на кусок этого рынка.

Дело в том, что только несколько государств сегодня обладают технологией полного, законченного цикла производства современных авиадвигателей для военной и гражданской авиации. Это США, Великобритания, Франция и (!) Россия. Даже Япония — признанный лидер в области электроники, — в свое время не создавшая школу авиационного двигателестроения, сейчас находится в роли догоняющих. Так вот, вместо того, чтобы использовать такую возможность, мы год от года отстаем.

Еще в феврале 2001 года президент утвердил “Основы политики Российской Федерации в области авиационной деятельности на период до 2010 года”, в которых ясно было обозначено: необходимо консолидировать силы и потенциалы. Однако на сегодня создан всего один-единственный вертикально интегрированный холдинг. Программа реструктуризации отрасли постоянно натыкается на активное сопротивление массы руководителей, которые не хотят лишаться своих кресел. Реально не делается ничего, что очень радует наших конкурентов. Казалось бы, все просто как дважды два: больше 2—3 двигателестроительных компаний России не нужно! В США — всего две, в Европе — не больше трех. А у нас — несколько десятков! И если ситуация не изменится, мы можем просто потерять отрасль.





Партнеры