Венеция предпочитает песок

17 июня 2003 в 00:00, просмотров: 223

Главная новость Х Венецианской биеннале: в Москве хотят устроить то же самое. Ну, или почти то же. Сразу почему-то подумалось о ВДНХ. Показать современное искусство в сталинских павильонах — чем не новая инсталляция?! Но пока прозвучало лишь заявление о намерениях. Конкретные намерения в Венеции демонстрируют, и небезуспешно, пока только наши художники, в чем и убедилась Марина ОВСОВА.

Здесь только и говорят, что о Кабакове и Кулике. Илья Кабаков представляет здесь любопытную выставку под названием “Где наше место?”. Можно предположить, что классик современного искусства решил обыграть в залах Фонда Кверини Стампалиа известную русскую поговорку: “Всяк сверчок знай свой шесток”. На сотнях фотографий — жизнь среднестатистического человека и то, что он видит в ней. Здесь сеют рожь, лечат детей, убивают себе подобных и рожают их, плачут и веселятся... Эти земные “радости” существуют отдельно от тех, кто наверху, тела которых остались над потолком, а в самих залах публика наблюдает только огромные “гулливеровские” ноги, как колонны, пронизывающие пространство от потолка до пола. Кто это? Власть или сильные мира сего? А может, это сами художники, которые живут в своем особом мире, с ведомым только им тайным смыслом высокого искусства?.. Искусство, можно сказать, торчит из потолка в виде фрагментов известных картин в богатых рамах.

А намедни была давка в одном из палаццо: ажиотаж вызвала выставка “Новые генерации” Олега Кулика, который привез в Венецию сразу несколько своих “таксидермических” кукол. Компанию уже известному чучелу Курниковой составили певица Бьорк, модель Наоми Кэмпбелл (совсем свежая — докрашивали за полчаса до вернисажа) и вышедший в космическое пространство Гагарин. Больше всего поражает, что Гагарин летает под потолочными библейскими сюжетами самого Тьеполо. Зрелище выразительное.

Но некоторым национальным павильонам вообще оказалось нечего сказать. Испанцы, например, свой просто замуровали пенобетонными блоками. Тоже, конечно, поступок, но от такой констатации факта — скучно. Венесуэльцы сделали вид, что их экспозицию запретила цензура. Опутали весь павильон (кстати, рядом с нашим) заградительными лентами, понавешали плакаты протеста. Но возбудилась лишь часть журналистов.

На этот раз в экспозициях больше живописи и объектов, в отличие от прошлой биеннале, состоящей почти полностью из видео. Самая яркая экспозиция — безусловно, проект “Утопия” в местном Арсенале. Все говорят, что впервые отдельный проект интереснее национальных показов. Приятно, что среди почти двухсот участников международной акции — несколько российских художников, в том числе Анатолий Осмоловский, который в дикую жару расхаживал по Венеции в махровом халате и домашних тапочках.

Что же касается фаворитов, то до последнего момента в них числился израильский павильон с видеоинсталляцией художницы Мишель Ровнер, где масса людей в черном заснята камерой сверху. Черные человечки беспрерывно перемещаются, то складываясь в фигуры, как в детском калейдоскопе, то начиная кишеть, как микробы под микроскопом. Все это проецируется многократно на стены и вызывает гипнотическое воздействие.

Однако буквально накануне стало известно, что главный приз биеннале — “Золотой лев” — все-таки уйдет не на Землю обетованную, а художнице из Люксембурга с именем Су-Мей Це и с проектом “Air Condishend”. Ее главная тема — песок, и она осмыслена странно: в стенах из граненого поролона цвета песка нечем дышать, тут же — песочные часы персонального времени, а на видеокартинке дворники метут пустыню. В завершение всего на поляне перед огромной скалой сидит виолончелистка и исполняет одну и ту же мелодию. Красиво, но загадочно.

Так вот, о возможном биеннале в Москве: в Венеции поговаривают о приказе министра культуры Швыдкого, о рабочей группе во главе с его замом Молчановым... И даже намечены предварительные сроки: сентябрь—октябрь 2004 года. О подробностях речи пока не идет, поскольку руководство нашего Минкульта собирается посетить биеннале в Венеции только после отъезда журналистов. Выступит ли Банк Москвы спонсором московского биеннале, как он выступил спонсором российского павильона в Венеции, — пока вопрос.





Партнеры