Геннадий Cидоров стал четырежды героем “Kинотавра”

19 июня 2003 в 00:00, просмотров: 519

Вчера “МК” первым сообщил о том, что главный приз XIV Открытого Российского фестиваля получил фильм дебютанта Геннадия Сидорова “Старухи”, и что ему же отдала своего “Слона” Гильдия кинокритиков и киноведов России, и что жюри ФИПРЕССИ назвало его лучшим. Мы думали, что нам стала известна главная сенсация “Кинотавра”. И когда после призов отечественных и иностранных журналистов Сидорова вызвали на сцену за наградой “За лучший дебют”, корр. “МК” сначала не поверил своим глазам. Неужели наш самый информированный источник фестиваля мог обмануть: не бывает же, чтоб одному присудили все? Оказалось, бывает! Наверное, впервые в истории даже мирового фестивального движения это случилось — такого оглушительного успеха и признания не было ни у кого: главный приз “Золотая роза” за лучший фильм, приз за лучший дебют, да еще его признала пресса всего мира, включая нашу, у которой глаз всегда был очень придирчивым, а потому объективным. И мнение кинокритиков по определению никогда не совпадает с решением жюри. Оказалось, совпадает.

И те, кто смотрел прямую трансляцию торжественной церемонии закрытия “Кинотавра”, видели, как трогательно, как необыкновенно волнующе это происходило: режиссер взял с собой на сцену, когда пошел за главным призом, своего артиста — чудного человечка из Московского театра простодушных (людей с синдромом Дауна). И этот человечек в вечернем костюме так вцепился в призы, что когда перед эфиром ночной программы Дмитрия Диброва “Апология” “игрушки” надо было выпустить из рук — поставить на стол, он заплакал.

“МК” уже подробно рассказывал про фильм “Старухи”, и позже мы обязательно еще к нему вернемся: таких сенсаций не пропускают. Сейчас же — немного о режиссере, который в одночасье стал известен всей стране. Геннадий Сидоров родился в 1962 году в городе Фрунзе (ныне Бишкек), потом семья переехала в Свердловск (ныне Екатеринбург). Потом поступил во ВГИК — в актерскую мастерскую Сергея Герасимова и Тамары Макаровой, после которой тут же заново сдал экзамены на режиссерский факультет и закончил мастерскую Петра Тодоровского. И вышло символично, что талант, воспитанный Тодоровским-старшим, получил такую высокую оценку от Тодоровского-младшего, возглавлявшего жюри нынешнего фестиваля. А не снимал Сидоров так долго, потому что решил попробовать себя еще и в качестве продюсера — что тоже удалось: он продюсировал фильмы Ларисы Садиловой “С днем рождения” (1998) и “С любовью, Лиля” (2002), которые собрали свои урожаи призов. Помимо того, он сам снимался в кино и в своих “Старухах” тоже сыграл главную мужскую роль — разудалого майора Федьки, для исполнения которой он героически потолстел на 20 килограммов. А бабкам своим, среди которых, как мы уже писали, только одна — Валентина Березуцкая — профессиональная актриса, он повезет показывать картину в августе — прямо к ним домой, в деревню Клоково и поселок Ломышки Сусанинского района Костромской области.

Пока неизвестно, как сложится фестивальная судьба “Старух”, но за картину уже идет борьба: ею заинтересовались и Венецианский кинофестиваль, и фестиваль в Сан-Себастьяне. Причем оба фестиваля в прошлом году уже высоко оценили русское кино: в Венеции Гран-при взял Андрон Кончаловский с “Домом дураков”, а в Сан-Себастьяне призы за операторскую работу и сценарий получил “Любовник” Тодоровского. Что ж, очень приятно, что наше кино снова выходит на такой уровень, что им интересуются не только в Доме кино. Прокат “Старух” скорее всего начнется в сентябре, хотя это может быть не так просто: старухи в кадре частенько не то что матерятся — они так разговаривают.

Распределение остальных призов вполне оправдало ожидания большинства. Так, приз им. Таривердиева за лучшую музыку к фильму получил Андрей Петров (“Бедный, бедный Павел” Виталия Мельникова). Приз им. Горина за лучший сценарий — Александр Миндадзе (“Магнитные бури” Вадима Абдрашитова). Весьма неожидаемым, правда, оказалось распределение мужских и женских ролей: жюри выделило мужской актерский ансамбль из “Правды о щелпах” Алексея Мурадова (Алексей Окунев, Камиль Тукаев, Алексей Шлямин) и Анну Овсянникову из “Бабуси” Лидии Бобровой. Спецприз жюри “За виртуозный сплав реализма и метафоры” достался Вадиму Абдрашитову (“Магнитные бури”). Гран-при получил фильм Бахтиера Худойназарова “Шик”. Эльдара Рязанова же с “Ключом от спальни”, как мы еще вчера сообщили, отметил президентский совет “Кинотавра”. Приз зрительских симпатий получила картина Филиппа Янковского “В движении”. Призы за особый вклад в отечественный кинематограф получили Георгий Данелия (в связи с 40-летием фильма “Я шагаю по Москве”) и Виталий Мельников (в связи с 75-летием). “За лучшую песню” наградили Алексея Рыбникова — за романс в картине Виталия Москаленко “Жизнь одна”.

Валерий Тодоровский очень интересно обосновал позицию жюри в своем эксклюзивном интервью “МК” сразу по окончании церемонии:

— Никогда председатель жюри не выходил на сцену таким напряженным и публично не признавался в том, что вы заседали семь с половиной часов, что ваш выбор дался вам трудно, — начали мы с главного разговор с Валерием Тодоровским. — Все последние дни слухи о боях в жюри ходили “ой-ой!”: то половина за “Старух”, другая — за Рязанова; то вроде голоса разделились между “Магнитными бурями” и все теми же “Старухами”...

— Я действительно был напряжен, потому что то решение, которое мы приняли, было достаточно экстремальным. Были жаркие споры — в этом нет ничего ни стыдного, ни ненормального. И каждый практически вопрос (за редкими исключениями) решался в жаркой дискуссии. Я хочу, чтобы об этом знали только для одного: чтобы не было ощущения легкости, с которой такие вещи решаются, и что это не истина в последней инстанции, а то, что получилось у нас в этом году, в этом составе и с этими фильмами. И иногда, вы знаете, одно высказывание, одна реплика может решить все.

— А была такая реплика?

— У нас, как у всех жюри, есть правило: никто не должен знать того, что происходило у нас в комнате, когда мы обсуждали. Ведь это весы, на которых иногда так и бывает: одна песчинка может перевесить чашу.

— Как вышло, что вы решили наградить “Старух” и за лучший дебют, и одновременно дали этому фильму главный приз?

— Мы отнеслись к этим призам буквально. А именно: что есть лучший дебют? “Старухи”. Что есть лучший фильм в конкурсе? “Старухи”. Дальше можно было отнестись к этому обтекаемо: мол, если “Старухи” уже получили за дебют, за лучший фильм надо наградить кого-то другого. Но если думать бескомпромиссно — что же делать, если лучший дебют совпал с лучшим фильмом: делать вид, что это не лучший фильм или не лучший дебют?.. И мы пошли на бескомпромиссное решение, считая, что это дело нашей совести.

— А давили имена? Все-таки Рязанов, Мельников, Абдрашитов...

— Не давили, но было трудно. Вот смотрите: 18 фильмов, снятых людьми от народного артиста до молодого режиссера, которые решились участвовать в конкурсе, должны на равных участвовать в этом соревновании. Потому что, если думать о фамилиях, тогда надо давать за фамилии, и это уже будет нечестная борьба.

— Но это очень смелое решение. По-моему, такого еще не случалось в истории “Кинотавра”, на котором жюри обычно раздает всем сестрам по серьгам, чтобы никого не обидеть.

— Спасибо. Я принимаю это за комплимент. Надо было так сделать — поступить как ты думаешь, не опираясь ни на какие другие, кроме профессиональных, соображения. Когда бежишь на 100 метров, то засекается время, и никто не думает о том, что трехкратный чемпион прибежал чуть позже, чем новичок...

— Ваше личное мнение совпадет с общим решением? Если да, то вы для себя за что выбрали “Старух”?

— Для меня это лучший фильм — потому что он самый оригинальный, самый живой, самый трогательный, самый талантливый, самый интересный из тех, что я увидел в конкурсе. Существуют фильмы, про которые можно два часа говорить, а можно сказать, что он просто хороший. “Старухи” — хороший фильм.




Партнеры