Рано встает охрана

19 июня 2003 в 00:00, просмотров: 624

Вневедомственная охрана — самая многочисленная служба в МВД: 368 тысяч человек. По армейским меркам это примерно два военных округа.

Самая многочисленная и самая малоизвестная. О вневедомственной охране не пишут книг, не снимают фильмов, да и журналисты обходят ее стороной.

“Несправедливо это, — считает начальник ГУВО МВД России Михаил Суходольский, — сколько преступлений раскрыто с нашей помощью, скольким людям спасли мы жизнь”.

Для того чтобы рассказать о буднях и героике вневедомственной охраны, и пришел на прямую линию с читателями “МК” начальник ГУВО. Пришел и не пожалел: за два часа телефон не умолкал ни на минуту...


— Звоню из Северного Бутова. Булавкин Андрей Васильевич. Никак не можем поставить квартиру под охрану.

— Дайте телефон, по которому с вами можно связаться, и считайте, что вы уже под охраной.

— Здравствуйте. С вами говорит полковник милиции в отставке Александров Александр Сергеевич, 75 лет. Уж больно обидно, что нам, ветеранам милиции, не придумали скидку за оплату охраны.

— Мы сейчас решаем, как бы уменьшить тарифы. Уже договорились с заводами-изготовителями, чтобы они снизили стоимость своей продукции. Это первый шаг, который позволит сделать тарифы по Москве дешевле. А что касается ветеранов милиции, это правильное предложение. Спасибо, что подсказали. Подумаем.

— Добрый день. Это один из москвичей, пенсионер, инвалид II группы. Я пользуюсь охранной сигнализацией давно, но цены за полтора года выросли. Нельзя ли рассмотреть возможность каких-то льгот? Мне сказали, что они распространяются только на участников войны. А нам, пенсионерам-инвалидам, никак?

— Сколько вы сейчас платите?

— 117 рублей, а раньше было 40...

— ...но при этом себестоимость охраны вашей квартиры порядка 400 рублей. То есть 70% за вас платит государство. Мы ведь понимаем, какое социальное значение это имеет. Если брать с клиентов по полной, многие откажутся, начнется бум квартирных краж...

— Михаил Игоревич, это Куркина Галина Константиновна, инвалид II группы, репрессированная. В течение 15 лет моя квартира стояла на охране, и я платила 50%. А в декабре скидок меня лишили. Я уже звонила начальнику нашего отдела, но он ответил, что ничего не может сделать: у него распоряжение свыше...

— Нет никакого распоряжения о снятии льгот. Это вам, извините, дурят голову. Я записал ваш телефон, фамилию. Буду разбираться. Если вам льготы действительно положены, их обязательно восстановят.

Только факты. сегодня на пультах вневедомственной охраны стоит почти 1 миллион 400 тысяч квартир. В прошлом году было зафиксировано 22 500 попыток краж. Лишь 32 попытки закончились “успешно”.

— К вам обращается инвалид войны. 3-й межрайотдел вневедомственной охраны ЦАО меняет сейчас оборудование охранной сигнализации, и с граждан требуют доплату 680 рублей. Мне кажется, это незаконно.

— Никто не может вас заставить менять сигнализацию. Если она вас устраивает — пользуйтесь на здоровье. А с 3-м МОВО я разберусь, кто дал им право на подобные фокусы. Не волнуйтесь.

— И еще вопрос: чтобы перезаключить договор, нас, инвалидов, заставляют приходить в отдел. А нельзя ли по телефону все организовать?

— Вы правильно подняли эту проблему. Я прямо сегодня дам указание, чтобы в некоторых случаях сотрудники сами выезжали на место и заключали договоры.

— Добрый день. Можно ли как-то защищать “ракушку” охранной сигнализацией? И сразу еще вопрос: если управа без решения суда пытается спилить замки, что делать?

— Что касается второго вопроса: действия управы незаконны. Гараж — ваша собственность, никто не вправе на нее покуситься. А защитить “ракушку” — можно. Такие технические средства существуют, вам лишь надо обратиться в отдел вневедомственной охраны по месту жительства.

Только факты. за последний год в результате активизации работы вневедомственной охраны число квартирных краж по России сократилось на 18,6%.

— Вас беспокоит Кузин Валерий. У нас с женой мошенническим путем отняли все акции Московского жирового комбината. Войти на предприятие не можем: его стерегут 50 сотрудников вневедомственной охраны. Неужели вашим подчиненным нечем заняться?

— Наверное, есть. Но случай у вас, похоже, нетипичный. Позвоните мне в приемную, мы с вами встретимся и примем законное решение.

— Здравствуйте. Я живу на улице Луховицкая. По соседству, на Рязанском проспекте, 55/1, находится отдел вневедомственной охраны. На перекрестке там все время происходят аварии, заторы. Своими машинами сотрудники перегораживают все движение. Я уж не говорю про постоянные нарушения правил...

— С тех сотрудников вневедомственной охраны, кто нарушает правила, мы спрашиваем строго. А на улице Луховицкой, считайте, порядок уже наведен. Я взял ситуацию на контроль.

— Добрый день. Дьяконов Виталий, Москва. Имеет ли право патрульная машина вневедомственной охраны останавливать личный транспорт, проверять документы? Со мной это много раз происходило.

— Это незаконно. Если только в городе не введен план “Перехват” или “Сирена” и не идет поиск каких-то преступников. Тогда наши сотрудники действительно подключаются к операции и работают уже как обычные милиционеры...

— Да нет, никаких “перехватов”. Простая проверка документов.

— А вот это уже самодеятельность. Сотрудники вневедомственной охраны такого права не имеют... Давайте так: еще раз остановят — ссылайтесь прямо на меня. А еще лучше — запишите номер экипажа и позвоните мне в приемную: 251-29-71. Мы быстренько объясним, что почем...

— Фомичев Владимир Николаевич. Регулярно наблюдаю, как в сопровождении милицейских джипов по трассе носятся лимузины коммерсантов. Нарушают правила, ездят по встречной, на красный. Разве это правильно?

— Конечно, неправильно. Я вынужден констатировать, что в нашей службе существуют целые отделы, которые не на государство работают, а на ВИП-клиентов. Видимо, им в обход кассы платят такие суммы, что даже разум затмевается. Нередки случаи, когда подобные кортежи “подрезают” машины высших должностных лиц страны, не уступают им дорогу.

Но в ближайшее время эта проблема решится. Разумеется, мы не можем прекратить оказание охранных услуг. Но чтобы избавить людей от соблазнов, поменяем форму работы. Машины сопровождения будут выходить на линию без милицейской раскраски, спецсигналов. Снимем с них даже “синие” номера... А эти “прикормленные” отделы расформируем и преобразуем в единый центр охраны. Кстати, могу сказать, что уже за 1-й квартал этого года из-за подобных “фокусов” нам пришлось расторгнуть около 40 охранных договоров.

— Интересно, сколько стоит такое ВИП-сопровождение?

— Официально, по договору, клиенты платят около тысячи долларов в месяц. Сколько дают сверх этого — могу лишь догадываться. По негласным данным, примерно еще две тысячи.

— Михаил Игоревич, звонит ваш подчиненный, капитан Коваленко. Вопрос такой: у моего сослуживца, старшего лейтенанта Килибердяна Виталия, случилась беда. Начал слепнуть. Сейчас его увольняют, а у него ни квартиры, ни угла. Можно как-то помочь человеку?

— Помочь нужно. Давайте мы рассмотрим этот вопрос и попробуем сделать все по максимуму. Это какое подразделение?

— Первый отдел по охране высших органов власти.

— Напишите рапорт на мое имя. Попробуем обеспечить жильем за счет главка.

— Это товарищ Суходольский?

— Да, слушаю вас.

— Такой не очень приятный вопрос. Я сам работник милиции и знаю, что очень часто сотрудники ГУВО попадают в зависимость от коммерсантов, которых охраняют, и становятся “карманными”. А ведь такие люди в первую очередь будут выполнять не требования закона, а желания клиента, в том числе и противоправные...

— Вопрос имеет место быть. В самом деле такие случаи нам известны. Правда, они происходят, как правило, в Москве и Московской области. Ведь что получается: некоторые подразделения долгие годы заключали договоры с одними и теми же заказчиками. Причем таким образом, что расторгнуть их в одностороннем порядке было невозможно.

Руководители этих подразделений сознательно не создавали материально-техническую базу. Жили за счет заказчика. Но теперь принято решение: все договоры на охрану будут заключаться лишь при условии полной оплаты имущества, необходимого для нормальной работы отделов. Или же — если имущество перейдет на баланс отделов. Тогда зависимость от хозяйствующих субъектов полностью исчезнет...

— Добрый день. Вас беспокоит дежурная пульта управления 2-го МОВО, Южный округ. Скажите, есть ли у меня право на частичную оплату путевок в дома отдыха?

— Да, есть. Ваши руководители должны такие льготы вам предоставлять.

— Дело в том, что я обращалась в профсоюз уже три года. Они говорят, что теперь этим занимается не профсоюз, а отдел.

— Я думаю, все зависит от первого лица, от начальника отдела. Мы сейчас как раз разрабатываем социальную программу, которая предусматривает помощь нашим сотрудникам. Так что я все записал, буду разбираться с вашим начальником.

Только факты. ежегодно силами нарядов вневедомственной охраны пресекается свыше 160 тысяч преступлений. Только за 4 месяца текущего года наряды пресекли более 50 тысяч преступлений, выявили 1 миллион 800 тысяч административных правонарушителей.

— Общеизвестно, что вневедомственная охрана — единственная милицейская служба, которой дано право заниматься хозяйственной деятельностью. И при этом сотрудники получают гроши. Как же так?

— Действительно, ГУВО работает на самоокупаемости. Но служат у нас в основном аттестованные сотрудники милиции, и по положению мы не вправе платить им больше установленных в МВД норм. Даже премиальные не можем давать ежемесячно.

— Но это ведь несправедливо?

— Совершенно согласен. Потому мы сейчас и хотим изменить положение о вневедомственной охране. Сделать так, чтобы люди получали нормальные деньги. Министр нас уже поддержал. Соответствующие документы отправлены для рассмотрения в правительство.

— Михаил Игоревич, такой, может быть, неожиданный вопрос: а чем еще кроме охраны квартир и объектов занимается ваше управление?

— Проще сказать, чем мы не занимаемся. Это и разработка, и внедрение технических средств защиты — в том числе и противопожарной. И организация охраны магистральных нефтепроводов. Вот после того, как мы взяли под контроль нефтегазовый комплекс в Чечне, ежесуточный объем добычи увеличился в 2 с лишним раза. К сожалению, эти успехи достались нам дорогой ценой: за 2 года в Чечне погибли 14 наших сотрудников.

— Тыщенко Владислав, работник банка. Я слышал, что ГУВО внедряет сейчас какие-то суперсовременные средства охраны именно для банков.

— Действительно, у нас много разработок. Не случайно за последние 5 лет не было ни одной попытки кражи или грабежа в учреждениях Центробанка. Почти в 8 раз снизилось число разбойных нападений на объекты Сбербанка: в 98-м году их было 49. В прошлом — только 7.

— А как вы этого добиваетесь?

— У, какой вы хитрый! Я не могу раскрыть всех секретов. Скажу лишь, что нами создана специальная система защиты банковских учреждений.

Один только пример: раньше вся надежда была на кнопку тревожной сигнализации. Но грабители быстро это поняли, и во многих случаях просто не дают кассиру возможности дотянуться до кнопки. Вот тогда мы и придумали такое хитрое устройство — “радиокукла”. Датчик закладывается в одну из денежных пачек. Кладется в общий сейф. Если грабитель вытаскивает все деньги, “радиокукла” подает неслышные сигналы на пульт охраны. Таким макаром мы задержали уже с десяток преступников...

Только факты. за последние 5 лет при непосредственном участии входящего в состав ГУВО МВД НИЦ “Охрана” создано и пущено в производство 119 новых технических устройств: от простейших датчиков до сложнейших автоматических комплексов.

— Такой вопрос: кто работает лучше — вы или частные охранники?

— Вам честно ответить?

— Честно, конечно.

— Я вам расскажу, а вы делайте выводы сами. Вот на сегодняшний день существует 16 тысяч ЧОПов, где работает 375 тысяч лицензированных охранников. Только в Москве частных охранников в 2,5 раза больше, чем моих сотрудников.

Но при этом в столице мы пресекли в прошлом году 3 тысячи преступлений, а чоповцы — только семь... Я уж не говорю про постоянные недостатки в их работе. В 2002-м у 1100 охранных фирм отобрали лицензии.

— За что?

— Ну не секрет, что многие ЧОПы — это те же бандитские группировки, только легализованные. Плюс к тому в милиции есть какой-никакой, но отбор, а в ЧОПы набирают всех с улицы.

— Михаил Игоревич, собираемся уехать в отпуск, на юг. Страшно оставлять квартиру, дачу...

— Если квартира под сигнализацией — не волнуйтесь, ничего не случится. Если нет — обязательно поставьте: ежегодно мы отмечаем рост квартирных краж именно летом. То же самое и с дачей. Сейчас наша служба активно начинает установку сигнализаций в дачных поселках. К сожалению, это единственный гарантированный метод защитить свое жилище...

На прощание мы тоже задали Михаилу Суходольскому вопрос: о чем мечтает начальник ГУВО?

Думали, он ответит: об отпуске или о какой-то более спокойной работе, а он...

— Я мечтаю о том времени, когда большинство задач милиции возьмет на себя техника. Уже сегодня все возможности для этого есть. Например, оборудовать видеосистемами московские подъезды. Или установить камеры слежения у всех станций метро, в людных местах, в подземных переходах.

Но, как обычно, проблема упирается в деньги. До тех пор, пока не начнется реформа вневедомственной охраны, все эти начинания обречены на провал.

И потому я мечтаю о том, чтобы все те задумки, которых сегодня у нас полным-полно, были бы воплощены в жизнь еще в бытность мою начальником ГУВО МВД...




Партнеры