Завтрашний номер "МК" - сегодня

19 июня 2003 в 00:00, просмотров: 256
Читайте в новом номере "МК"
статью нашего обозревателя Александра ХИНШТЕЙНА.
БИЛЕТ С ОТКРЫТОЙ ДАТОЙ
Российские спецслужбы объявляют сезон охоты на предателей
Имя Александра Запорожского, без сомнения, войдет в анналы разведок. Если во времена социализма предателем №1 считался Олег Пеньковский, то Запорожский вполне может претендовать на лавры самого крупного изменника постсоветской эпохи. Почти семь лет полковник внешней разведки Запорожский работал на американцев. Ущерб, который нанес он стране, огромен. Не случаен и приговор, который на прошлой неделе вынес Запорожскому суд: 18 лет заключения. Так сурово с предателями не расправлялись уже давно. Впрочем, и операций, аналогичных той, что сумели провести отечественные спецслужбы, Россия тоже давно не знала. Впервые в истории сбежавший за кордон шпион был выманен в Москву и арестован. Российские спецслужбы обыграли американцев вчистую... Когда-нибудь о Запорожском будут написаны книги. Пока же журналистам приходится довольствоваться лишь короткими строчками официальных сообщений.

Сегодня у читателей “МК” есть уникальная возможность: первыми узнать подробности дела самого крупного шпиона новейшей эпохи.

В рубрике "Родительское собрание" читайте интервью с Марком ЗАХАРОВЫМ, режиссером и отцом.

КАПИТАЛ ОТ МАРКА
Как Захаров учил Сашу есть кашу

Далеко не всегда знаменитым родителям удается стать родителями знаменитостей. Главный режиссер “Ленкома” Марк Захаров, вырастивший не одно поколение актеров, делится опытом, как воспитывал родную дочь — народную артистку России Александру Захарову.
— До сих пор помню один пронзительный момент: бегает маленький несмышленыш, вакает-макает, и вдруг этот человек, от которого я ничего не ожидал, произносит “па-па”. От этого “па-па”, которому научила Сашу мать, у меня просто комок к горлу подступил... Потом были долгие годы детства. В 5, в 8 лет почти все девчонки очаровательны, они ангелообразные. Правда, друг, у которого была старшая дочь, предупредил: обожание и любовь к девчонке должно смениться противным девчачьим возрастом — где-то с 13 они становятся очень противными. И вдруг Саша действительно стала противной: дух протеста на пустом месте, капризы, желание утвердиться через обострение отношений. Но то, что я заранее знал об этом и знал, что это просто надо нам пережить, облегчило жизнь. После 17 лет все как-то естественно пришло в норму.
— Мы не заставляли дочь заниматься чем-либо. Наоборот, она заставила нас смириться с ее занятиями в музшколе, слушать нескончаемые гаммы. Иногда мать, когда болела голова, кричала: “Саша, кончай стучать по менингиту!”...
Продолжение "педагогической поэмы" Марка Захарова - в завтрашнем номере
ПЯТНАДЦАТЬ КЛАВДИЙ И ВАСЮТА
Людмила ИВАНОВА: “Все кричали: “Депардье опять идет к Ивановой целоваться!”

— Я только раз в жизни играла красивую роль — Весну в “Снегурочке” Островского. В шестом классе... Такие красивые роли я мечтала играть, когда стану актрисой.
Но вышло совсем по-другому, — говорит Людмила Иванова и начинает перечислять: — Пятнадцать Клавдий, шесть Марий, четыре Зинаиды, три Шуры, Анфиса, Ефросинья, Васюта, Груша... Про любовь — ничего...
Может, из-за дефицита сценической и кинолюбви, а может, по какой другой причине свою книгу она назвала “Я люблю вас!”. Она всегда говорит “любила — не любила”, и никогда “нравится — не нравится”. Голос — тихий-тихий, темперамент — страсти и энергии столько, что хватает сразу на два театра: любимый “Современник” и “Экспромт”, который сама же и создала 12 лет назад.
О том и о тех, кого и что она любит, Людмила Ивановна рассказала корреспонденту “МК” накануне своего юбилея.


    Партнеры