С башни — без башни

21 июня 2003 в 00:00, просмотров: 570

Экстремальные виды спорта в России приобретают все больше поклонников. Кто-то отправляется за острыми ощущениями нырять под лед Северного Ледовитого океана, кто-то в резиновой лодке прыгает с огромных водопадов... Новое увлечение московских экстремалов — бэйс-джампинг — прыжки с парашютом с естественных возвышений (скал), высотных зданий, антенн и мостов. Вчера с Останкинской телебашни целый день падали бэйсеры. И не просто падали, а ставили новый мировой рекорд.

Вчера в Москве открылся Первый международный фестиваль Moscow BASE Open Air Ostankino 2003. На фестиваль съехались известные бэйс-джамперы из Австрии, США, Норвегии, Финляндии, Франции, Голландии и других стран. Бэйс-джампинг называют одним из самых опасных экстремальных видов спорта. Слабаки здесь не выживают. Ведь, чтобы прыгнуть в бездну с огромной скалы, требуются немалая выдержка и сила духа.

При входе на территорию Останкинской телебашни взгляд упирался в вереницу машин “скорой помощи”. Сотрудники службы безопасности телебашни отгоняли зевак и журналистов подальше от башни: “Ты посмотри, какой ветер! — кричал краснолицый офицер молодому напарнику. — Сдует на хрен этих парашютистов прямо на голову кому-нибудь!.. Уберите детей и журналистов за ограждения! Никого не пропускать!”

Небольшая фигурка, которая появилась на парапете, выделявшемся из стержня башни, вдруг накренилась и стала падать вниз головой. Толпа разом ахнула. Со стороны казалось, что с Останкинской телебашни прыгнул какой-то камикадзе. Свободное парение длилось не более десяти секунд, но казалось, что прошла целая вечность. Где-то на половине пути к земле из фигурки вдруг вырвался яркий купол парашюта, и падающий замер в воздухе. Уже через секунду, ловко лавируя в воздушном потоке, фигурка приземлилась на небольшую поляну возле башни.

BASE — аббревиатура нескольких английских слов: building (здание), antenna (антенна), span (пролет моста) и earth (земля). Один из самых опасных видов экстремального спорта. По словам многих бэйс-джамперов, он скорее “психологический” спорт, в то время как прыжки с самолета — технический вид спорта.

— Прыгать с парашютом с самолета гораздо проще, — рассказывает приземлившийся бэйс-джампер Егор. — Здесь нет запасного парашюта, большая скорость, а времени мало, велика вероятность столкнуться с объектом, с которого ты прыгаешь, но самое сложное — нельзя “опереться” на воздух. Мы ведь прыгаем с места, и первые несколько секунд приходится парить без опоры: нет потока, который бы тебя подхватил и понес, как в прыжке с самолета например.

Мои родители — профессиональные парашютисты, но прыгать с башни отказались: им и так хватило в жизни острых ощущений. А вот у моего приятеля отец — тоже парашютист — прыгал два раза, больше не хочет, говорит: “Страшно”. Я занимаюсь бэйсингом уже три года. Ощущения ни с чем не сравнятся: там, наверху, такая красота!..

На некоторых бэйсерах были надеты замысловатые шлемы со встроенной видеокамерой. Фото- и видеосъемка — фактическое доказательство прыжка, и многие бэйс-джамперы устраивают выставки своих фоторабот. Ведь интересно посмотреть на свой город с высоты птичьего полета.

Бэйс-джампинг пришел в Россию из США благодаря американцу Карлу Бенишу, много сделавшему для популяризации этого вида спорта. Во второй половине 1970-х годов Бениш, к тому времени уже опытный парашютист, произвел необходимые математические расчеты, которые показали, что прыжок с неподвижного объекта при последующем достаточно быстром раскрытии парашюта вполне возможен. 8 августа 1978 года считается днем рождения современного бэйс-джампинга. Четверо бэйсеров под руководством Бениша совершили прыжок со знаменитой скалы Эль Капитан в США. Чуть позже Бениш придумал название новому виду воздушного экстрима и стал издателем первого специализированного журнала — “BASE Magazine”. В настоящее время бэйс-ассоциации ведут борьбу за официальное признание своего вида спорта. А организаторы прошлогоднего чемпионата мира надеются уже в ближайшем будущем расширить его географию и сделать подобные соревнования ежегодными.

В России бэйс-джампинг по-прежнему имеет полулегальный статус. Прыжки с высотных зданий, телерадиомачт, промышленных сооружений и прочих объектов формально подпадают под статью УК РФ о мелком хулиганстве. Тем не менее число бэйсеров постепенно растет. Они не раз уже принимали участие в международных соревнованиях.

Всю неделю у башни будет работать большой экран, транслирующий в режиме нон-стоп самые зрелищные моменты фестиваля.

Для занятий бэйс-джампингом требуется опыт обычных прыжков с парашютом: в большинстве бэйс-ассоциаций этот минимум составляет 100—150 прыжков (хотя зафиксировано несколько уникальных случаев, когда у бэйсера-новичка было в активе менее 10 прыжков). Существуют и возрастные ограничения: как правило, лиц моложе 18 лет к занятиям бэйс-джампингом не допускают.

— Ты должен правильно рассчитать направление падения — особенно важно это в групповом прыжке. Можно даже сделать сальто в воздухе. Некоторые при падении отсчитывают секунды до раскрытия парашюта: здесь очень важно не ошибиться: если через 7,5 секунды ты еще в воздухе, через 8 — уже на земле... Можно лететь быстро, а можно медленнее — смотря как уложишь парашют. Обычно пяти секунд достаточно, но некоторые ориентируются “на глаз” — близко земля или нет. Чтобы сделать затяжной прыжок, нужны железные нервы.

Главная проблема у спортсменов — парашют. Дело в том, что прыжок представляет собой парашютирование со сверхмалой высоты, и поэтому купол должен раскрыться именно в тот момент, когда это необходимо, и ни секундой позже, иначе — летальный исход. И кроме того, парашют должен правильно раскрыться — для этого его нужно правильно уложить.

— В нашей стране этот вид спорта появился сравнительно недавно, когда в магазинах появилось подходящее снаряжение, — рассказывает бэйсер Владимир. — Парашюты у бэйсеров специальные, они тоньше обычных, другой формы (прямоугольные), — у нас таких еще не шьют. Приходится пока “закупаться” за границей, в основном в США.

Так как профессиональный бэйс требует значительных финансовых затрат на снаряжение, а также многочисленных разрешений и справок (этот вид спорта не везде разрешен), то появилась новая разновидность: любительский бэйс. Для различия этих направлений профессионалов было решено называть бэйсерами, а простых “монументолазов” — более по-русски: бэйсовцами.

— Вся беда в том, что самые высокие постройки часто запретны, потому что являются стратегическими объектами. Несчастные случаи среди бэйсеров случаются пару раз в год. Но тем не менее поток любителей острых ощущений не иссякает.

Сегодня Меккой бэйс-джампинга считается малайзийская столица Куала-Лумпур, принявшая за последние три года два планетарных чемпионата по экстремальному парашютизму Extreme Skydive World Cup. В декабре—январе 2002—2003 годов в Куала-Лумпуре состоялся Второй Кубок мира, по итогам которого российский дуэт — Дмитрий Киселев (Капля) и Денис Ленчевский — занял шестое место в командном зачете, а Киселев стал третьим по точности приземления. Также хорошие результаты показали россияне Дмитрий Обод, Михаил Ширманов и Алексей Будницкий.

— Почему именно телебашня?

— Останкинская башня, расположенная далеко от жилых зданий и линий высоковольтных передач, — это идеальный объект для выполнения зрелищных и безопасных прыжков — как одиночных, так и групповых. В прошлом году телебашня не смогла принять бэйсеров по причине технических неисправностей. Зато сейчас московский “Главпрыг”, активно развивающий бэйс-джампинг в России, ведет работу по присвоению Останкинской телебашне статуса легального объекта для парашютных полетов. В прошлом году мы уже провели групповой прыжок десяти человек со стартовой площадки на высоте 365 метров. В этом году с отметки 365 метров сначала прыгнут три группы спортсменов по 10 человек, затем две группы по 15 спортсменов, а потом, если позволят погодные и иные условия, число спортсменов увеличится до 25 человек в одном прыжке. Надеемся, это будет новый мировой рекорд.




    Партнеры