Кино льется рекой

23 июня 2003 в 00:00, просмотров: 195

Субботний вечер в программе ММКФ имел свою отличительную особенность в виде обязательной тусовки в ресторане “Яр”. Пришедших одаривали закупленными в военторге офицерскими фуражками Военно-морского флота, дамам же раздавали русские национальные платочки. Вручение сувениров озвучивал цыганский табор: “К нам приехал наш любимый...”

Едва ли не главным персонажем светской тусовки стал рок-музыкант Сергей Мазаев. Сей господин был в хлам, но при этом не буянил, а, наоборот, всячески веселил публику. Например, упал на колени перед Джиной Лоллобриджидой и припал к ее руке с затяжным поцелуем: “Ты Мадонна! Я тебя люблю! Пойду за тобой на край света, не отмахивайся от меня! Я боготворю тебя. Жаль что ты не знаешь русского, хотя по моему лицу ты должна все понять”, — мямлил музыкант, пуская слезу счастья. Кинозвезда явно не понимала, что хочет от нее этот мужчина, однако очень старательно изображала на лице приятное умиление.

* * *

В пятницу вечером под мелкий моросящий дождик открылся XXV Московский кинофестиваль. За три часа до приезда гостей эпицентр торжества — Пушкинская площадь — была взята под усиленный контроль столичной милицией. Саму церемонию все, кто хотел, уже посмотрели по телевизору, поэтому “МК” по традиции решил рассказать об открытии ММКФ по принципу “что осталось за кадром”, а значит — самое интересное.

Как подобает хозяйкам церемонии, Татьяна Михалкова, как всегда в черном (брючный костюм из бархата дополняли ярко-оранжевая накидка и неизменный черный бархатный бантик в волосах), с дочерьми Надей (черное с желто-красными цветами платье с черным кружевом) и Анной (шелковый костюм цвета бронзы, белый пиджак) появились раньше всех.

Пока первая леди фестиваля ожидала гостей, мы задали ей несколько вопросов.

— Сегодня у вашего супруга очень ответственный день. А что для вас значит кинофестиваль?

— Для меня этот день и вообще фестивальное время тоже очень ответственные. Ведь в рамках фестиваля уже несколько лет проходят показы коллекций молодых российских дизайнеров, и на моих плечах их организация. В этом году на подиум в качестве модели собирается выйти и актриса Ольга Будина.

— Ваш наряд тоже от российских дизайнеров?

— Конечно! Понимаете, в чем дело — наши модельеры работают для российских покупателей. Они нам доступны. А в заграничных бутиках платишь не только за качество, но и за марку.

— Во сколько обошелся туалет первой леди фестиваля?

— Ой, где-то долларов сто. Но это только одежда. А драгоценности — серьги, браслет — я взяла напрокат. Они-то, конечно, стоят немало.

— Какие фильмы хотите увидеть?

— Обязательно посмотрю фильм Учителя “Прогулка”. Эта картина мне напоминает “Я шагаю по Москве” — такая современная сказка.

Но тут нам пришлось прерваться — появились первые гости. Охрана помогала им выходить из машин и учтиво держала над ними зонтики. А уже через 15 минут возле “Пушкинского” образовалась очередь из дорогих иномарок.

Одной из первых появилась чета Бондарчуков. Кроме очаровательной жены Светланы Федор продемонстрировал публике свой новый черный костюм от “Hermes” с белым платком в петлице. Ирина Апексимова в длинном платье неизменного черного цвета приехала со спутником. Мария Миронова в атласном красном платье на тонких бретельках явно чувствовала себя королевой красоты. И не без оснований. Она охотно позировала фотографам. Проходящие мимо дамы удивленно поднимали брови, не понимая, как можно не околеть в таком легком наряде.

— Ну, я бы не сказала, что сегодня очень холодно. Так, ветерок, конечно, сбивает с толку, — улыбаясь, заверила Маша.

— А почему остановились на таком вызывающем наряде — захотелось выделиться?

— Не могу сказать, что красный цвет свойствен моему характеру — мне больше нравятся нежные, пастельные тона. Но в этом году мне захотелось прийти именно так.

— Какие фильмы хотите посмотреть?

— “Прогулку”. Я видела его в незавершенном состоянии и была восхищена. Но, к сожалению, все фильмы не удастся посмотреть — уезжаю с “Ленкомом” на гастроли в Питер.

Инна Макарова на церемонию открытия пожаловала с дочерью Наташей. А когда увидела Клару Лучко, воскликнула: “Ой, как хорошо. Клара тоже в шляпе. Так что я не одинока!” За ними под ручку по звездной дорожке поднялись Лидия Вележева и Алексей Гуськов. Высокая, эффектная, со шлейфом Настасьи Филипповны, Вележева приковывала к себе объективы фото- и кинокамер. Коллеги по цеху в знак признания целовали ей ручку и высказывали восхищение туалетом.

— Сегодня мне хотелось выйти в свет в легком, романтичном наряде, — улыбаясь, отвечала Лидия. — Выбрала пестрый сиреневый шелковый брючный костюм с черным кожаным корсетом на красных шнурках. Но особенно довольна я обувью. Видите — туфли на высокой шпильке, с открытыми носком и пяткой. Я их надела первый раз, но чувствую себя в них превосходно — просто парю. А вот украшения — колье и серьги — взяла напрокат. Это белое золото, усыпанное розовыми камнями, по-моему, это “брульянты”.

Со стороны метро появилась элегантная Светлана Немоляева без мужа, зато в норковом манто. За ней по звездной дорожке прошествовали Виктор Мережко с Никасом Сафроновым и Аркадий Укупник с женой.

Лолита Милявская приехала на фестиваль с шумной компанией. Туалет певицы ей ничего не стоил: “Это подарок любимого мужчины, а я не спрашиваю, сколько стоят подарки”. В фойе “Пушкинского” поп-дива тут же приобрела ведро попкорна и стала всех угощать.

Но приз за простоту ответа и наряда заслужил молодой режиссер Роман Прыгунов (его дебют “Одиночество крови” участвовал в конкурсе прошлого ММКФ): “У меня нет в гардеробе ни одного пиджака. Денег не платят молодым режиссерам! У меня есть единственная светлая рубашка MEXX за 25 долларов. И я надел черные брюки и зимние ботинки только, чтобы пустили”.

При появлении Джины Лоллобриджиды в черно-бирюзовом платье публика, оцепившая по периметру Пушкинскую площадь, взвыла от восторга. Любимая итальянка всех россиян, как подобает звезде, терпеливо общалась с народом — махала рукой и улыбалась.

За несколько минут до начала церемонии появился эскорт из пяти фестивальных машин. Практически на ходу из первого “Мерседеса” выскочил английский режиссер — член жюри Кен Рассел с большим зонтом. Вместо того чтобы поприветствовать публику, мистер Рассел сложил зонт в виде ружья и начал “отстреливаться”. “Нарушителя порядка” быстро утихомирили, посадили в авто и повезли дальше.

А мэр Москвы Юрий Лужков вместе с Зурабом Церетели прибыли одними из последних. Юрий Михайлович охотно поделился с “МК” своим мнением относительно XXV ММКФ:

— Из-за работы, боюсь, мне не удастся посмотреть все фильмы. Но программа кинофестиваля очень интересная. Мы уже наелись этими боевиками, бездарными фильмами с выстрелами, карате, садизмом, сексом. Когда я смотрю эти фильмы, я не могу их досмотреть до конца. Во-первых, сюжет абсолютно прогнозируемый. Во-вторых, уровень низкопробный. Нам всем хочется хорошего кино. Кинодеятели это хорошо понимают. Я полон ожиданием фильмов с современными, глубокими мотивами. И уверен, что мои ожидания реальны. В среду мне удалось посмотреть новый фильм Станислава Говорухина “Благословите женщину”. Могу сказать, что мне понравилось. Хороший фильм.

Сразу после кинематографической “Прогулки” (фильма Алексея Учителя, открывшего ММКФ) гостям кинофестиваля предстояла другая — по набережной Москвы-реки. Именно сюда съехался весь бомонд. Софи Марсо, отмахиваясь от фотографов, подвернула ногу и чуть не упала с крутой лестницы — благо, муж рядом оказался. Дмитрий Дибров, Петр Фадеев, Мария Голубкина, Филипп Янковский с Оксаной Фандерой, Алексей Макаров, Ингеборга Дапкунайте “сыпались” друг за другом.

Член жюри 32-летний немецкий актер Мориц Бляйбтрой в России уже четвертый раз (у нас он больше известен по фильмам “Беги, Лола, беги”, “Лунный папа” и “Эксперимент”). Он поделился с “МК” тем, что был сильно удивлен предложением стать членом жюри:

— Это слишком большая ответственность — судить о фильмах, поскольку о русском кино я знаю немного. Я знаком только с Сергеем Бодровым и Никитой Михалковым, но хочется верить, что смогу пообщаться с другими русскими актерами и режиссерами.

АНКЕТА “МК”

На открытии XXV ММКФ “МК”, как обычно, провел свой мини-опрос: блиц о фестивале. Итак, вопрос №1: “Впервые в истории отечественного кинематографа в этом году на “Кинотавре” фильмы оценивали без оглядок на имена, руководствуясь только профессиональными соображениями. Как вы думаете, возможно ли такое на ММКФ?” Вопрос №2: “Что вы собираетесь посмотреть?” Вопрос №3: “Все фестивали мира лоббируют свое национальное кино, почему в России по-другому?”


Владимир Хотиненко:

1. Безусловно, возможно, потому что в жюри фестиваля находятся люди, которых не прижмешь.

2. Мне опять не повезло — уже не в первый раз я заканчиваю картину во время ММКФ. Но все же хочу посмотреть все наши картины: “Прогулку”, “Коктебель”. Ну и Ларса фон Триера, конечно.

3. Думаю, при таком составе жюри никого особо не пролоббируешь. На любом фестивале есть определенная политика, поэтому далеко не всегда побеждает сильнейший. Всякий фестиваль, как всякий конкурс, — это игры.


Федор Бондарчук:

1. На каждом кинематографическом форуме есть ляпсусы и казусы. Я категорически не согласен с решением жюри на прошлом фестивале относительно картины Филиппа Янковского “В движении”. Всегда возникает какой-то режиссер, который получает приз по политическим соображениям. От этого, конечно, не избавиться, но не хотелось бы, чтобы это приобретало глобальные масштабы.

2. Походить на фильмы хотелось бы, но, к сожалению, нет времени. Меня очень интересует фильм Учителя. Я слышал много хороших слов.

3. Сейчас по-прежнему сложное время в нашем кинематографе. Надо сделать все, чтобы подбодрить наших режиссеров.


Роман Прыгунов:

1. Пока ситуация такова, что мы вынуждены соблюдать политес. Именно поэтому приезжает Лоллобриджида. Но Михалков делает дело. Он — толкатель, в отличие от всех остальных.

2. Необычное кино можно увидеть на программе Петра Шепотинника “8 1/2”. Конкурс посещать не буду, потому что в него не верю. Кена Рассела посмотреть хочу.

3. Наш приз — нам? Нереально. Если “Прогулка” возьмет Гран-при фестиваля, я уеду в Монголию — поднимать монгольское телевидение и кинематограф. При всем моем уважении к Алексею Учителю — он умница, специалист, профессионал, — его картины не для меня. Я люблю жанровое, энергичное, веселое кино. Дать приз такой картине было бы очень смело для ММКФ.

ПРОГРАММЫ

Не стоит лишний раз говорить, что внеконкурсные программы намного интереснее конкурса: это повторяется год от года, так же как год от года конкурс ММКФ становится лучше. Из первых событий ММКФ — “11 сентября” (11 новелл, снятых режиссерами со всего мира) и “Чемоданы Тульса Люпера” Питера Гринуэя, представлять которые в Москву приехал сам режиссер.

Надо сказать, что “11 сентября” (программа Петра Шепотинника “8 1/2 фильмов”) ожиданий не оправдал. 11 новелл, посвященные событиям 2001 года, растянутые на два часа, показывают миру всю глубину человеческой скорби, которая, несомненно, велика. Но они напоминают букварь, в котором элементарным языком — типа “мама мыла раму” — рассказано, что такое хорошо и что такое плохо.

Забавна зарисовка из жизни Буркина-Фасо. В ней мальчишки, увидев портрет бен Ладена и сумму вознаграждения за его поимку, начинают охоту за человеком, похожим на террориста. Но подлец ускользнул от вооруженных копьями и луками мальчишек, и один из них, глядя на удаляющийся самолет, говорит: “У меня сердце разрывается, как только я себе представляю, что его поймает кто-то другой и загребет себе 25 миллионов...”

Шон Пенн тоже отличился: в его рассказике упавшие башни-близнецы открывают свет в квартирку одинокого старика, чья жена давно умерла, а он до сих пор любит ее и по вечерам бережно выкладывает на постель ее ночную сорочку. И из-за того, что в комнатку попадает слишком мало света, ее любимый цветок давно завял. Он оживает лишь 11 сентября, в день, когда рухнули башни Международного торгового центра...

К Питеру Гринуэю (программа “Гала-премьеры”) зрители отнеслись с подозрением. Особо резвые пообещали закидать мэтра тухлыми помидорами при первом удобном случае. За что — непонятно. Мол, неясно, что к чему в этом фильме. На самом деле все ясно: история Тульса Люпера рассказана через историю мировых тюрем. Он попадает то в одну, то в другую, меняясь сам и переживая изменения в мире. Гринуэй здесь хорош: вновь играет смыслами и забавляется изображениями, жонглирует экранами и испытывает терпение, каждый раз вознаграждая усилия зрителей. Кто-то даже сказал, что Гринуэй снимает не кино, а что-то другое. Смотреть “Чемоданы...” стоит лишь тем, кому действительно интересно возвращение титанов. Из таких в показах ММКФ есть еще и Филипп Нойс, отвернувшийся от большого голливудского стиля и снявший любопытную (по заверениям очевидцев) “Загородку от кроликов”.




Партнеры